Разговаривать взглядом

Неговорящих людей можно научить общаться с помощью альтернативной коммуникации: специальных кнопок, графических символов и компьютерных технологий.

«Мышка» для глаз

В Елизаветинский детский сад приходят дети с тяжелыми формами ДЦП, часто они не могут говорить, но это не значит, что они не хотят общаться.  

Группа малышей собирается на прогулку. Шестилетнего Гришу одели первым. У него ДЦП и гиперкинезы – непроизвольные движения, которые возникают помимо его воли. Особенно ему сложно контролировать руки. Обнимет при встрече, случайно схватит за волосы, а отпустить не может. А еще Гриша плохо говорит. Понимают только те, кто его хорошо знает.

Вот Гриша одет, последний штрих – теплые перчатки.

– Я стояла рядом, и Гриша начал нам что-то говорить. Мы уловили слово «помогите». А дальше совсем неразборчиво, – рассказывает логопед Анна Медведева. – Мы уже всем садиком собрались возле Гриши, чтобы понять, о чем он просит. Он сильный мальчик, но спустя пять минут нашего непонимания начал злиться и в конце расплакался.

Анна и Гриша

Оказалось, Гриша всего лишь хотел сказать, что «пальчик в домик не попал», он просил поправить перчатку.

Когда в саду появился новый прибор для общения, ай-трекер, Анна Медведева сразу поняла, это то, что нужно для Гриши. Ай-трекер – «мышка» для глаз (букв. с английского eye-traker – «отслеживатель глаза»), приспособление для работы на компьютере при помощи взгляда.

Теперь каждый день в саду начинался в кабинете логопеда. Гриша был в восторге, когда понял, что это он, своим взглядом, открывает и закрывает вкладки на рабочем столе.

Анна переживала, не помешают ли Гришины гиперкинезы, сможет ли прибор удерживать его взгляд, когда тело непроизвольно дергается. Но Гриша сам нашел выход – засовывал руки под подлокотники инвалидной коляски, фиксировал их, чтобы не мешали.

Игра в дерево

Игровые учебные программы Гриша освоил быстро. Сразу перешли к составлению предложений. На экране – карточки с картинками или словами. Чтобы сделать выбор, надо три секунды посмотреть на одну из них, после этого компьютер озвучит, что на карточке нарисовано или написано.

– Например, «я хочу играть в…». Как-то мама пришла на занятие, и Гриша очень хотел показать все свои достижения. Написал «я хочу есть пирожные», потом «я хочу играть в…» и случайно зашел в раздел, который я еще не переводила на русский, с растениями, – рассказывает Анна. – Выбрал дерево и получилось «я хочу играть в tree».

Мама говорит: «Гриша ты не то слово выбрал, зайди в раздел игрушек». А он начал злиться и снова нажимает: «я хочу играть в дерево». Все правильно, – говорю я, – у Гриши есть любимое дерево возле детского сада. И он любит, когда мы его сажаем на толстую нижнюю ветку. Есть у нас такая «игра в дерево».

Потом Гриша начал учиться печатать взглядом на клавиатуре.
Получилось быстро освоить несколько слов: «привет», «Гриша»,
«Аня».

А перед Новым годом попросил помочь ему написать письмо Деду Морозу с просьбой подарить ему ай-трекер для дома, «чтобы всех контролировать». В этом году Гриша детский сад закончил, и его мечта сбылась. Сейчас Анна помогает Гришиной маме настроить прибор, чтобы пользоваться им дома.

Провоцировать общение

– Вообще-то мы не можем научить коммуникации. Ребенок уже как-то это делает, взаимодействует с миром. Просто мы должны понять, как именно: может это эмоции, или мимика, жесты, отдельные звуки, и помочь эти способы развить. Или предложить что-то в дополнение.

Но это не обучение. Мы коммуникацию провоцируем. Я же не могу посадить ребенка на стульчик и сказать: «Ну-ка, Вася, сиди прямо, сейчас мы будем учиться общаться», – говорит Анна Медведева.

В помощь специалистам – коммуникативные кнопки, картонные планшеты, карточки и расписание дня. Утро в садике начинается с кнопки «привет!», которую можно нажать при входе в группу. У каждого ребенка на коляске – книжка с карточками на липучках. Это – расписание дня.

Воспитатели обязательно проговаривают с каждым, что сейчас будет: сначала общее занятие, потом музыка, обед, прогулка, а вот карточка с домиком, значит придет мама, и вы пойдете домой.

Для тех, кто плохо видит, есть предметное расписание. Небольшие корзинки с предметами. Лежит варежка – пора на прогулку. Общее занятие, «круг» – силиконовая баранка-грызунок. Ее можно сжать, пощупать, пожевать. Тактильно ощутить, что значит «круг».

Расписание вводят с первого дня, независимо от того, понимает его ребенок или нет. Заметили, даже самые тяжелые дети постепенно улавливают таким образом причинно-следственные связи и становятся более спокойными.

Во время игры или обеда детям предлагают выбор. Что будешь, яблоко или банан? На длинной полоске картона с двух сторон – по карточке. Надписи «да» и «нет» на зеленом и красном фоне или нарисованные яблоко и банан, кто как лучше понимает. Один ребенок сможет рукой показать в нужную сторону, другой голову наклонить влево или вправо.

Придумали и «эконом-вариант» ай-трекера. Анна берет пустую рамочку для фотографий и смотрит сквозь нее. Ее лицо – как в телевизоре. А по углам рамки на липучках крепят карточки с предметами или словами.

– Ребенок видит меня, я вижу ребенка, вижу, как передвигается его взгляд. Может быть, ему надо сначала пройти круг, задержаться где-то случайно, а потом посмотреть на то, на что я прошу, – рассказывает Анна. – Говорю, посмотри на яблоко! Он смотрит на банан. Крутит-вертит глазами. Я должна подождать. Когда долго смотрит на яблоко, я даю это яблоко, и ребенок счастлив.

С одним мальчиком разработали свою систему жестов. Если он поднял руку, это просьба дать воды. Придумали жесты и записали в тетрадку, которая всегда с ним, чтобы каждый мог понять, что ребенок хочет.

Если подрались – это счастье

Дети в саду любят играть вместе, особенно в сюжетно-ролевые игры – в аптеку или больницу. И опять на помощь приходят карточки. Так распределяют роли, показывают, у кого что «болит».

– Прямо видно, как коммуникация происходит, кто-то кого-то случайно толкнул, кто-то выбрал пластырь, чтобы полечить живот, другой возмутился, что это неправильно. Могут даже подраться, мы только за.

Потом рассказываем родителям: а ваши сегодня подрались! Один шапку стянул, другой толкнул, потом снова играли вместе. Ведь это же и есть общение! – говорит Анна.

Многое зависит от совместной работы вместе с родителями. Если ребенку в саду показали какой-то способ, при помощи которого он может что-то «сказать», а дома его «не слушают», не поддерживают, то нет никакого смысла учить коммуникации.

Более того, это жестоко по отношению к ребенку, – уверена Анна. Это как вставить кляп тому, кто только-только научился говорить и радуется, что у него получается.

У Анны есть любимая фраза: «Если ребенок не говорит – это не
значит, что ему нечего сказать!»

Сюда привозят детей с тяжелой формой ДЦП, таких, которые не могут ходить в обычные сады. Дети посещают Елизаветинский сад бесплатно. Но специалистам надо платить деньги. Просим помочь!

Проект реализуется победителем конкурса «Новое измерение» благотворительной программы «Эффективная филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина, 2020 — 2021 гг. 

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться