Уколовшиеся о веретено судьбы красавицы, выбравшие не то яблоко белоснежки, околдованные злыднями лягушки, брошенные в страшном болоте. Непредсказуемые, печальные, удивительные. Алкоголички

1-alco

Эдгар Дега «Абсент». Фото с сайта liveinternet.ru

Несколько вопросительных знаков подряд  

Они приходили на группу, которую я вела при храме. Всегда поодиночке, робко и тихо. Отводя глаза и пряча ладошкой  рот. Как правило, с трудом выдержав единственный день трезвости.  Смешные и неловкие: слишком много краски, слишком мало вкуса, а мода за время их отсутствия в мире людей мире успела убежать вперед.

Первый их вопрос, есть ли здесь другие пьющие женщины? Или, быть может, все ходят в группу трезвости исключительно ради своих пьющих мужей? Ведь так обычно и бывает: муж пьет, жена сдерживает, как умеет, молится, плачет, ругается. Ведь так нам, женщинам, и положено: быть хранительницами домашнего очага и уюта, примером для детей, помощницами супругу, красавицами, умницами, хозяюшками.

Я знаю много женщин, которые бросили пить

Не у всех получается. Некоторые превращаются в настоящих чудовищ и кукуют одни в своем беспросветном болоте. Скажите, ходят сюда такие или я одна буду? Я тогда сразу же уйду. Ведь для нормальных женщин я – враг, я – пугало, мы по разные стороны баррикад. — Ходят, — отвечаешь, — конечно, ходят. Просто они, как и вы, маскируются, не хотят, чтобы догадывались. —

А смысл ходить сюда есть? – звучит главный вопрос. – Ведь женский алкоголизм, все знают — неизлечим.

Существо на тонких ножках

Алкоголичка. Отчего-то ревнители политкорректности закрывают глаза на это слово.  Быть может, из педагогических соображений? Такую ведь не щадить надо, а припечатать побольнее, чтоб неповадно было. Когда в прессе описывают зависимых женщин, тут непременно будут присутствовать тонкие синие ножки, глазки-щелочки, одутловатые багровые щеки, отсутствие  зубов и адский запах из утробы. И очень часто – слово «существо». Средний род призван подчеркнуть: алкоголичка предала свое главное предназначение – материнство. Женщине не положено пить, таким поведением она выходит из своей социальной роли, нарушая извечное табу. Отчасти из-за этого женский алкоголизм так демонизируется в общественном сознании, рождая антинаучные мифы, жуткие карикатуры и зловещие архетипы.

В реальности страдающие алкоголизмом женщины, как правило, выглядят вполне прилично. И когда, приходя на группу, новенькая, с которой мы начали рассказ, начинает приглядываться, даже ей непросто вычислить среди присутствующих товарок по несчастью. Женщины склонны скрывать – и весьма умело – свое пьянство. Прекрасный пол долго умудряется оставаться прекрасным в любых обстоятельствах. Он хитер, изобретателен, часто обладает актерскими способностями, к его услугам – грим и последние достижения косметологии.

У женщин, между прочим, запои случаются почти вчетверо чаще, чем у мужчин (82% против 22%). Не может быть?! Статистика не врет, а заодно предоставляет лишнее доказательство изощренной скрытности пьющего слабого пола.

Если вы мужчина и хотите заиметь первую-вторую стадию алкоголизма, вам придется пить обильно и ежедневно как минимум полгода, а если женщина – то всего три месяца

Тайное становится явным обычно, когда проблема зашла слишком далеко, и результаты налицо (на лице). И это на самом деле – зрелище неприглядное. Впрочем, объективно, алкоголизм отнюдь не более пагубно влияет на женской облик, чем на мужской, но просто  нашей внешности придается большее значение. И, скажем, мятая одежда или нечесаные волосы, которые сходят с рук мужчинам, мужчинам, для женщины непростительны.

Этанол и слабый пол

Женский алкоголизм, действительно, не лечится. Как и любой другой – то есть, мужской. Строго говоря, и самого понятия «женский алкоголизм» не существует. Есть одна болезнь – алкоголизм, хроническое заболевание, добиться при котором можно только ремиссии, но никогда – полного излечения. Став зависимым, человек остается таковым до гробовой доски – независимо от пола. Что никоим образом не означает, что он/она не может бросить пить. Просто «развязав», он неизбежно вернется на «своя блевотины» как евангельский пес, никогда не научится пить «как все» —  культурно, без похмелья и запоев.

Другое дело, что развитие и течение болезни у слабого пола имеет ряд особенностей, и, описывая зависимость у женщин, авторы (медики, социологи, писатели и журналисты), неизбежно сравнивают его с «нормальным», то есть, с мужским алкоголизмом.

У женщин – почти как у коренных народов Севера — снижена активность желудочного фермента  алкогольдегидрогеназы, расщепляющего этанол

Алкоголизм у женщин развивается быстрее, проходит тяжелее. Если вы мужчина и хотите заиметь первую-вторую его стадию, вам придется пить обильно и ежедневно как минимум полгода, а если женщина – то всего три месяца. (То, что не каждый ежедневно употребляющий становится алкоголиком – другой вопрос).  Окончательно (третья стадия)  женщины спиваются через семь лет регулярного употребления алкоголя, а мужчины — через 15.

Почему так происходит? Дело в том, что этанолу гораздо легче отравлять организм слабого пола (не зря все же нас так называют). Во-первых, когда женщина пытается  пить наравне с мужчинами, концентрация спиртного у нее в крови оказывается гораздо выше – из-за того, что в  женском организме меньше воды. Во-вторых, у женщин – почти как у коренных народов Севера — снижена активность желудочного фермента  алкогольдегидрогеназы, расщепляющего этанол. В-третьих, алкоголь у нас всасывается быстрее – из-за гормональных особенностей. Очень опасно поэтому пить во время ПМС и менопаузы, когда так грустно и так хочется плакать.

Запиваем грусть-тоску, заливаем стыд  

Спиртное для женщины – это прежде всего, антидепрессант и транквилизатор. Спросите алкоголика-мужчину, зачем он пьет – и он поведает  вам целую историю, перечислит преимущества, расскажет о мужском пьянственном братстве, аргументированно объяснит невозможность прекратить. А женщина, скорее всего, будет лаконична: «Тошно жить». Мы прижигаем этанолом скуку, грусть, тоску, не случившееся личное счастье и – стыд.

Пьяница из «Маленького принца» Сент-Экзюпери был, скорее всего, женщиной. Помните: «Почему ты пьешь?» — «Потому что совестно» — «А почему совестно?» — «Совестно пить» — «Тогда почему ты пьешь»… И т.д. (цитата примерная).

Одна моя знакомая называла баночки с коктейльным пойлом, которые принимала ежедневно, «анестезийкой»

Стыдно, действительно. Женщина во хмелю способна наломать дров. Деградирует она быстрее мужчины. Ученые даже подсчитали: морально-нравственное падение у женщин развивается в 3-5 раз быстрее. Цифры, конечно, внушают массу вопросов: непонятны критерии этого падения, единицы скорости и глубины. Ведь один и тот же поступок может с разной силой порицаться — в зависимости от того, человек какого пола его совершил. Это, конечно, правильно: девичью честь, женскую гордость, приличия и, главное, заповеди никто не отменял. Правда, последние две категории не имеют половой принадлежности. Но и прощение, снисхождение – тоже вещи универсальные. Тем более, когда речь идет о больном (а значит, и страдающем человеке). Но не об алкоголичке.

Даже жалость к ней мимолетна и смешана с отвращением: «поделом». И от этого жизнь становится еще невыносимее. Выход известен. Одна моя знакомая называла баночки с коктейльным пойлом, которые принимала ежедневно, «анестезийкой». Замкнутый круг, как на той крошечной планетке, где жил Пьяница из «Маленького принца».

Но есть и хорошие новости. Разные участки мозга не одинакового поражаются этанолом. И если нарушения эмоциональной сферы (в основном, депрессия), у женщин встречаются чаще, чем у мужчин, то наши память с интеллектом страдают намного меньше и медленнее. Кора у наших мозгов крепче что ли… А если так – не все потеряно.

Не верьте мифам!

То, что женский алкоголизм неизлечим, — не просто миф. Это миф зловредный. Он еще больше унижает образ пьющей женщины – она уже не человек. И если даже не успела деградировать до конца, то путь один, туда, на дно. Этот миф лишает женщину надежды, ведь все знают, что ей никогда не удастся бросить. Оттого и бросают часто – ее. Бросают сильные мужчины, уверенные, что ничем не могут помочь, и надо заботиться о себе.

Бросив пить, женщина становится надежнее мужчины

Я знаю много женщин, которые бросили пить. Кто-то вышел  замуж, кто-то поменял профессию, очень многие получили образование, подавляющее большинство стали ходить в храм (крестились, венчались), рожали детей. Некоторые сами начинали вести группы трезвости. Другие, помоложе,  отправлялись путешествовать, гоняли на мотоцикле, рассекали волны серф-доской, писали книги – делали все, чтобы наверстать едва не упущенную жизнь, которая вдруг снова стала разноцветной.

Знаю и изрядное количество семей алкоголиков, где пить бросила только жена и осталась рядом со своим пьющим мужем в надежде спасти и его.

Да, бросив пить, женщина становится надежнее мужчины. С ней не страшно идти в разведку. Быть может, причиной – стыд, через который ей пришлось пройти. «Блевотины», на которые не хочется возвращаться, гораздо непригляднее. Ужас – ужаснее. И если мужчина в ремиссии, смачно вспоминающий о пьяных подвигах, рассказывающий  о них смешные истории – явление достаточно распространенное, то женщины, как правило, избегают всего, что может напомнить о прошлой жизни. Слишком стыдно, слишком больно, слишком не самими собой были они тогда.

Чудо из чудес

И еще зеркало. Одна из самых удивительных и прекрасных вещей, которую мне доводилось видеть в жизни – это бросающая пить женщина. Сначала, на ней появляется какой-нибудь бантик, белый воротничок или просто одежда вспоминает о существовании утюга, а прическа – ножниц.

Следующий этап не очень приглядный. Впрочем, и пациентки пластических хирургов сразу после процедур выглядят ужасающе. Постепенно, а потом как-то враз спадает опухлость, обвисает кожа, появляются морщины — наша царевна неспешно сбрасывает с себя лягушачью шкурку. Но уже светлеет взгляд , в нем появляется решительность и вера. Если говорить о фазах выздоровления, это самый сложный этап. Сейчас ее мучает бессонница, угрызения совести, набрасывается депрессия, усталость, сейчас ей очень тяжело. Превращения только в сказках случаются быстро.

Мужики в это время срываются чаще. Они молча и мрачно уходят в запой. Женщины кричат: «Не могу!» — и продолжают бороться. Одна моя хорошая знакомая, женщина в годах,  просто хватала с полок книжки и читала, читала все подряд, сначала без разбора, потом обратилась к русской классике.

«Ведь я когда-то была совсем другой, — говорила она. —  Я много читала, я ходила в театр и на выставки». Она говорила и не замечала, что уже снова стала другой. И лягушачья кожа отправилась на костер, а по лицу никто бы не сказал, какому хобби она предавалась недавно вместо чтения. Чудесное преображения. И вот уже новички, приходя на группу, косятся с недоверием: неужели и N когда-то пила?!

Я подробно описываю этот случай лишь потому, что то чудо было первым, произошедшим на моих глазах, а после я уже ждала, когда увижу это снова. И радовалась всякий раз, когда на группу приходила новая будущая принцесса. Алкоголичка. Робкая и одинокая, пока еще верящая в мифы, но не в сказки.