О том, как сделать семью безопасным пространством, мы говорим с Николаем Слабжаниным, исполнительным директором благотворительной организации «Российский Комитет «Детские деревни SOS»

Семья, где есть приемные дети, всегда находится в зоне риска и повышенного внимания. Особенно после того, как в 2013 году началась активная кампания по устройству сирот в семьи. По мнению Николая Слабжанина, это стало палкой о двух концах:

– С одной стороны, у детей появилось больше возможностей попасть в семьи, а у взрослых – стать приемными родителями. Но с другой – процесс идет слишком быстро, часто не учитываются индивидуальные потребности ребенка, подготовку кандидатов в приемные родители – и это сказывается на качестве семьи, куда попадает ребенок.

С органов опеки вышестоящие руководители требуют активно уменьшать банк данных. В какой-то год во всех регионах банк данных детей сирот уменьшили на 30%. «Уменьшали» в разных регионах по-разному. Последствия, связанные с возвратами детей в детские дома, до сих пор ощущаются.

Чтобы семья была ресурсной, ей необходима регулярная поддержка.

– В чем главная трудность организации служб сопровождения?

– Страна у нас очень большая. Семьи разбросаны по всем регионам, и в городах, и на селе. А службы сопровождения в основном сосредоточены в крупных городах.

Например, у «Детских деревень SOS» есть свой Центр по содействию семейному устройству в Мурманской области. Он курирует семьи, которые живут очень далеко, например, есть у нас многодетная приемная семья в поселке Варзуга, это 400 км от областного центра, берег Белого моря.

Как на таком расстоянии можно помочь семье? Мы придумываем разные технологии. Например, организуем филиалы центра – многодетную приемную семью из Варзуги курируют специалисты из Кандалакши, где у нас есть Детская деревня, используем и современные средства связи, виртуальное консультирование. Мы понимаем, что непосредственный контакт с такой семьей должен быть всегда.

Николай Слабжанин, исполнительный директор Российского комитета «Детские деревни – SOS»

Для каждой семьи, которая находится под нашим патронажем, но не живет в Детской деревне, работает такая схема: целая команда – социальный работник, психолог и так далее – выезжают на дом, знакомятся и составляют индивидуальный план развития и поддержки конкретной семьи. Он должен быть согласован с семьей. И работа начинается только тогда, когда семья соглашается с этим планом. Сопровождение осуществляется безвозмездно.

Кроме того, мы организуем разные мероприятия, куда приглашаем семьи и общаемся с детьми и родителями, стараемся понять, как они живут. Например, проводим семинары по подготовке к выпуску из приемной семьи и для родителей, и для детей.

Наши специалисты по сопровождению служат своего рода подушкой безопасности между семьей и контролирующими органами. Они не допускают кризиса, не дают ему развиться до того, чтобы опека принимала крайние меры.

 

Часто нам обращаются из органов опеки. Там уже знают, что мы принимаем в детские деревни непростых детей – подростков, сиблингов, тех, кого несколько раз возвращали в детские дома, – которым нужна особая поддержка.

Около 40 детей, столкнувшихся с возвратами из приемной семьи, порой несколько раз, сейчас проживают в Детских деревнях.

– А есть способы понять, что семья не справляется?

– Есть определенные индикаторы, по которым специалисты это видят. На обстановку в семье, например, очень влияет то, как ребенок ощущает себя в семье: важным или нет, «временным» или «постоянным» членом семьи. На этом ощущении строится его поведение, порой деструктивное.

Существует много способов это выяснить – например наблюдение на совместных мероприятиях для родителей и детей, там можно увидеть особенности отношений в семье. Важно также доводить до ребенка мысль о том, куда и кому он может сообщить, что ему тяжело, чтобы он знал о таком «доверенном» человеке, если в семье его нет.

Кроме того, есть определенные кризисные моменты в приемной семье: когда ребенок входит туда, когда вступает в переходный период, когда он на пороге совершеннолетия.

Кризисы могут случаться в отношениях родителей между собой – с этим тоже нужно работать. Мы сталкивались с ситуациями, когда развод родителей влек за собой полный развал приемной семьи.

В связи с историей об изъятии детей в зеленоградской семье многие приемные родители и кандидаты в родители насторожились. Ведь дети, побывавшие в сиротских учреждениях, могут вести себя очень по-разному, в том числе – манипулировать взрослыми.

Специалисты могут это увидеть, помочь, сделать так, чтобы семья была в безопасности. Защита нужна не только ребенку, но и семье в целом. Семье нужно доверять по максимуму, иначе это уже будет не семья. Но при этом всегда нужно оказывать ей поддержку, чтобы избежать рисков неблагополучия разной рода.

Я знаю, что массированная кампания в СМИ по освещению этой ситуации напугала многих, в первую очередь тех, у кого есть такие же сложные дети.

Влияние СМИ очень велико и его необходимо регулировать, когда вопрос касается таких интимных вопросов как взаимоотношения в семье.

Включение специалистов органов опеки и профильных НКО более чем достаточно, журналисты здесь не нужны. Семья должна себя чувствовать защищенной.

Случай в Липецке. Фото с сайта dislife.ru

– Но вот доверяли, например, семье, а там ребенок погиб. Вспомним трагический случай в Липецке, когда приемный отец забил до смерти девочку с инвалидностью. Ему не нравилось, что она не так себя ведет. А с виду семья была очень хорошая. 

– Семья явно нуждалась в сопровождении. Скорее всего, опека посещала семью. Но она могла и не увидеть того, на что на самом деле надо было смотреть. Часто опеку упрекают, что по внешним признакам, на которые она обращает внимание, о неблагополучии в семье однозначный вывод сделать нельзя. Ведь семья может жить бедно, но быть счастливой.

Наверное, в таких случаях, когда у ребенка есть какие-то особенности, его нужно помещать в профессиональную приемную семью, с которой специалисты сопровождения имеют возможность работать более активно.

Исходя из особенностей ребенка нужно подбирать родителей и форму семейного устройства, чтобы можно было прогнозировать возможные риски.

Например, ребенок имеет так называемый «синдром бродяжничества» – и нужно быть готовым, что этот синдром будет проявляться в той или иной форме.

Если бы это было сделано, если был бы не формальный, а реальный индивидуальный подход к ребенку и семье, то трагедии можно было бы избежать.

– Сейчас приемные семьи упрекают в меркантильных мотивах. Мол, вы берете детей из-за денег, в случае если оформляется возмездная опека, например. Как вы думаете, какой тип семейного устройства предпочтительнее?

– Мне кажется, что психологически как настоящая семья больше воспринимается та, где детей усыновляют. То есть не требуют денег.

Но я не могу винить тех людей, которые берут опеку или создают приемные семьи. Финансовый фактор в воспитании детей очень важен.

Мы видим по регионам, где есть наши детские деревни, что работа приемных семей недооценена именно с точки зрения расходов на детей, на 30-40% минимум.

Многие искренне любят своих приемных детей, но  выбирают эту форму, чтобы получить какую-то поддержку в экономически сложный период. Люди скрепя сердце на это идут, потому что иначе им не на что будет заботиться о ребенке.

– Почему-то сложился стереотип, то приемная семья – это обязательно много детей, больше десяти, к примеру. А для вас сколько детей в приемной семье – норма?

– У нас это – не более 5-7 детей. А если есть ребенок с инвалидностью, то еще меньше.

Мы для себя это четко определили, опираясь на наш 20-летний опыт поддержки приемных семей.

Все, конечно, зависит и от ресурсности родителей, но мне не очень понятны большие приемные семьи. Я не говорю сейчас о кровной семье – это несколько иное.

В большой приемной семье, где детей больше десяти, можно выстроить некую систему взаимодействий, где старшие берут на себя часть родительских функций, но дать каждому ребенку необходимую ему именно родительскую поддержку – очень сложно. Физически не хватит сил.

И такая семья будет больше похожа на учреждение для детей-сирот. Да, в нем все будет по семейному типу, но не будет семьи. Хотя есть и другие единичные примеры. В этом случае нужны более строгие подходы к сопровождению семьи, большая включенность внешних ресурсов, специалистов.

В приемной семье все должны умещаться за одним обыкновенным столом. Если все одновременно могут сесть за стол, поговорить, попить чаю, увидеть глаза каждого – вот оно, «мы вместе», мы объединены. И это правильно.

Межрегиональная общественная благотворительная организация «Российский Комитет «Детские деревни SOS» реализует свои проекты в Псковской, Вологодской, Мурманской, Орловской, Московской областях, в Казани, Санкт-Петербурге и Москве с 1994 года.

Она является учредителем созданных в нашей стране шести детских деревень SOS, Центра развития семейных форм устройства детей и Фонда профилактики социального сиротства «Укрепление семьи». Является ассоциированным членом международной благотворительной ассоциации «Детские деревни SOS», действующей в 134 странах.

В России первая детская деревня SOS появилась в 1995 в поселке Томилино (Люберецкий район Московской области).

Сотрудники организации работают с семьями и детьми по двум ключевым направлениям. Это профилактика социального сиротства, в которую в 2016 году были включены около 1300 детей из кризисных семей. Это поддержка опеки над детьми-сиротами, которую получили 650 детей из приемных семей, проживающих и в Детских деревнях SOS, и в собственном жилье приемных родителей.

В рамках профилактики сиротства работа ведется с разнообразными семьями в кризисе: одинокими мамами, семьями, где родители имеют алкогольную или наркотическую зависимость, семьями с детьми-инвалидами. В рамках программы работают приюты для мам с детьми в Мурманске и Пскове.

Живут в Детских деревнях многодетные приемные семьи и многодетные замещающие «SOS-семьи», в которых родители имеют трудовые взаимоотношения с Детской деревней (они выстраивают долгосрочные семейные связи с детьми). За 20 лет работы такая модель доказала свою эффективность в семейном воспитании детей-сирот, что позволило ее включить в 2012 году в Национальную стратегию действий в интересах ребенка, как инструмент замены существующей системы детских домов в нашей стране.

Почти во всех регионах России есть «внешние» приемные семьи, проживающие в своем жилье и получающие поддержку и сопровождение.
Каждой семье, находящейся в Детской деревне, оказывается безвозмездная поддержка: жилье, услуги специалистов сопровождения, возможность использовать автотранспорт.

В каждой Детской деревне SOS работает Служба противодействия жестокому обращению.