Бой за право ребенка продолжить учиться в родной гимназии Солововы выиграли, а войну проиграли

История Ромы Соловова, которому, после лечения от онкологического заболевания, отказали в приеме в родную гимназию, уже известна многим. Мы писали о нем тут.

На защиту Романа встали многие: и губернатор Липецкой области, и ведущие с федеральных каналов, и министры. Наверное, в школе уже пожалели, что отказали Солововым в повторном приеме, причем, по словам мамы, отказали грубо: «Вот выздоровеет – тогда и приходите».

Только онкологическими заболеваниями в России заболевают тысячи детей в год. Кроме них, есть еще и несчастные случаи, и другие острые длительные заболевания, которые способны выкинуть ребенка из жизни на время лечения – иногда, на несколько лет. После выздоровления, школьники, как и Рома, должны вернуться к учебе, а ждут ли их?

Знают ли вообще в разных регионах, в крупных городах и маленьких поселках нашей огромной страны, как учить детей, пропустивших по болезни годы? Как быть, если ребенку учиться надо, но ходить в школу нельзя? У каждого ли учителя есть технические средства для дистанционного образования и возможность ими пользоваться?

К счастью, такие тяжелые заболевания у детей – все же исключение из правила, и для руководства школы могут стать неожиданностью. И тут вопрос в том, как школа будет справляться с новой задачей. И будет ли?

Комментирует Ирина Боровова, президент ассоциации онкологических больных «Здравствуй»:

– Теперь, с появлением инклюзивного образования, школа не имеет права отказать ребенку, если ему не требуется персонифицированная программа, которую он получает по рекомендации ПМПК (психолого-медицинская педагогическая комиссия). Но сейчас мы сталкиваемся с другим: нерадивые, скажем так, директора делают все, чтобы создать ребенку невыносимые условия, чтобы выжить его из школы в какой-нибудь реабилитационный центр.

– Почему?

– Безусловно, школа должна проделать большую работу: составить расписание, выделить индивидуальные часы. И, в каких-то случаях руководству просто лень этим заниматься. Вот, например, бывает так, что ребенок передвигается в коляске, а его родители хотят, чтобы он обучался непосредственно в здании школы, неприспособленном для этого. Тогда директор, человечный и грамотный, садится с родителями за стол и они ведут конструктивный диалог, находят варианты.

Ирина Боровова, президент ассоциации онкологических больных «Здравствуй». Фото с сайта novayagazeta.ru

А если руководитель не хочет ничего делать, заставить забрать ребенка из школы, спровоцировать неприязненное отношение коллектива к ученику – легко.

Наше министерство делает большие шаги, чтобы создать нашим детям комфортные условия, но на местах все не всегда получается здорово. И есть еще нюанс: ребенок, проходя лечение, обучается в больничной школе, а в его родной школе финансирование его обучения прекращается, но место за ним сохраняется. Потом ребенок сдает ОГЭ или ЕГЭ и обязан прикрепиться к тому учебному заведению, в котором находится, а родители должны забрать его документы из старой школы. Забрали – место открывается.

Теперь директор, так как финансирование подушевое, обязан взять на это место другого ребенка. Наш ребенок тем временем закончил лечение, сдал экзамены и хочет вернуться в свою школу. И в этот момент получается, что директор, с одной стороны, по закону должен был закрыть временно свободное место, с другой стороны, и опять по закону, – должен ребенка принять обратно. Директорам приходится как-то выходить из положения, но так быть не должно, должен быть четкий порядок действий в таких ситуациях.

Точно знают, как действовать в таких случаях, в России в нескольких местах. Например, в школе при Центре детской онкологии и гематологии им. Димы Рогачева – части образовательного проекта «УчимЗнаем». Здесь дети, от первоклассников до выпускников могут получать знания в полном объеме, с поправкой на их индивидуальные особенности течения болезни. Дополнительно – факультативы и кружки на любой вкус.

Каждый день, если позволяет самочувствие, ребенок получает новые знания и умения, как и любой его ровесник, продолжает жить и развиваться. Здесь обучался и Рома. По словам Сергея Шарикова, создателя «УчимЗнаем», Рома мальчик очень мотивированный, он постоянно ставит себе новые цели и живет этим.

Конечно, когда в родной липецкой гимназии все же согласились обучать десятиклассника дистанционно, по видеосвязи, но по факту, просто игнорировали эти занятия, Рому это подкосило. Представьте: первое занятие, ребенок сидит у компьютера, подготовился, настроился, ждет звонка, а никто не звонит.

Проходят минуты, мама сама звонит выяснить, в чем дело и слышит: «Я забыла». А потом: «некогда», «связь плохая» и так далее.

Бой за право ребенка продолжить учиться в родной гимназии Солововы выиграли, а войну проиграли, несмотря на такую мощную общественную поддержку вне липецкой школы, маме все же пришлось забрать документы и отнести их в центр дистанционного обучения для детей-инвалидов.

Очень жаль, что руководство гимназии заняло такую непримиримую позицию, ведь школа эта большая, сильная, современная, даже считается элитной. И пойти навстречу Роме ей, с ее возможностями, кажется, было намного проще, чем так яростно отбиваться от своего же ученика.

– Конечно, мы ребенку поможем, мы его не бросим. – говорит Сергей Шариков. – Но мы не можем замылить эту историю, потому что она, во-первых, вопиющая, а во-вторых, типичная. Наших детей после возвращения домой часто пытаются снова изолировать, вывести в учреждения, которые не дают качественного образования. Бывает, действительно, что нам звонят из регионов и спрашивают, а как же им учить болеющего ребенка, не станет ли ему хуже. У них нет опыта, мы им помогаем. Тут же школа заняла принципиальную позицию.

В ноябре Рома к нам опять приедет, мы уже подготовили для него углубленную программу по математике и физике на это время, нам написали много хороших людей, специалистов, которые готовы ему помочь в обучении.

Сейчас ситуация вокруг семьи очень тяжелая, Липецк – город небольшой, люди разделились: большинство за Рому, но есть и агрессия: некоторые считают, что очернили школу, директора, что не надо было ничего говорить об этой истории.

Мама Ромы – человек очень сильный и хорошо, что она стала бороться, но все они очень устали. И тут еще одна наша задача – чтобы мальчик не испытывал чувства вины за происходящее, за то, что семья втянута. Даже маленькой девочке, сестре, в детском саду задают вопросы, мол, а зачем твой брат это затеял?

В процессе подготовки этого текста мы связались с заместителем директора гимназии №1 Натальей Владимировной Рыжковой. Она попросила «перестать спекулировать диагнозом ребенка», публиковать недостоверную информацию и сообщила, что учредитель и прокуратура проверили деятельность гимназии в отношении приема детей в 10 класс и по факту отказа ребенку в обучении нарушений не выявлено.

К сожалению, от возможности рассказать, как же все было на самом деле, администрация школы отказалась. Мы обратились в прокуратуру города Липецка, где нам рассказали, что проверка школы еще ведется, о мерах, которые будут приняты в отношении гимназии, станет известно в ближайшие дни, а на данный момент выявлено, что с Ромой учителя занимались только по 3 предметам из 9, нарушив свои обязательства.

Сейчас Рома учится в липецком Центре дистанционного образования, его директор на связи с московскими специалистами и Рома не отстает от программы. Пока рано говорить, но, скорее всего, получать аттестат через два года парень будет в Москве, в школе при больнице. В родную гимназию возвращаться он больше не хочет.