В чем этическая ошибка Дэна Палотты

Дэн Палотта. Фото с сайта ted.com

Дэн Палотта, скандально известный американский фандрайзер и мотивационный спикер благотворительности, высказал революционную для благотворительности мысль. Выражается она в одном слове: обогащайтесь!

К обогащению сотрудников благотворительных организаций Палотта призывает в своей книге “Неблаготворительность”, вышедшей в США уже почти 10 лет назад и сейчас переведенной на русский фондом “Нужна помощь”. Книга многословна и весьма суггестивна (Палотта действительно вдохновляющий спикер), но по сути сводится к трем тезисам.

Первое: крутые руководители НКО должны получать зарплаты не меньше, чем у топов коммерческого сектора, зарплаты в благотворительности не должны ничем ограничиваться.

Второе: расходы на фандрайзинг также не следует ничем ограничивать, накладные расходы НКО могут быть любыми, лишь бы рос результат в виде чистой прибыли.

Третье: вклады в благотворительность могут и должны приносить денежную выгоду донорам. Благотворительность должна стать прибыльной, тогда она сможет перевернуть мир, избавить человечество от рака и голода и построить царство любви.

Уже от первого тезиса условный руководитель российской НКО, изможденный вечной нехваткой средств на хорошие зарплаты сотрудникам, настораживает ушки: как и что нужно сделать, чтобы этот золотой дождь пролился и на нас?

Нужно немногое: отбросить суеверия и вредные, с точки зрения Палотты, догмы — о жертвенности, нестяжательности и скромности личных запросов как идеалах сектора.  Все это Палотта считает ханжеской и даже человеконенавистнической чепухой, доставшейся в наследство от ограниченных и в целом довольно неприятных, в его изложении, пуритан-кальвинистов, заложивших в XVII веке этические основы американской цивилизации.

С практической точки зрения следует отказаться от требования, чтобы доля расходов на зарплаты сотрудников фонда, рекламу и фандрайзинговые мероприятия не была слишком большой по сравнению с расходами собственно на помощь нуждающимся (нр  в США считается приемлемой не более 35-37%)

Чтобы правильно понимать эту книгу, нужно знать историю ее создания. Книга появилась в результате постигшей Дэна Палотту катастрофы, она — способ пережить травму. Это книга, написанная обидой.

В 90-е годы компания Палотты — коммерческое предприятие, проводившее многодневные велотуры и пешие походы для сбора денег на борьбу с раком груди и СПИДом  — совершила прорыв в фандрайзинге, собрав к 2002 году более 500 миллионов долларов. (Деньги передавались в благотворительные фонды.)

Успех был ошеломительным, бизнес рос, пожертвования росли — пока СМИ не обнаружили, что лишь чуть больше половины из этих сотен миллионов пошли собственно на благотворительные программы — около 50% тратилось на рекламу, накладные расходы и гонорары команде Палотты. Гонорары тоже впечатлили — это были сотни тысяч долларов  за одну акцию.

Скандал разгорался несколько лет, последовали даже коллективные иски, в итоге крупнейшие фонды-партнеры отказались от сотрудничества с Палоттой и его фирма разорилась. (Все это подробно и очень интересно, с цифрами, описано в самой книге.)

Этот крах и осмысляет в книге Дэн Палота — вернее, предъявляет счет обществу за нанесенную обиду: собирал невиданные до того средства на добрые дела, и  оказался непонятым, скомпрометированным. Ну и что, что почти 50% собранного тратилось не на благотворительность? Остальные 50% — все равно огромная сумма.

Действительно, почему же все это вызвало у людей возмущение?  

Все довольно просто. Товаром, который продавала людям компания Палотты, была эмоция — участие в добром деле, а не участие  в прибылях его компании.

Вряд ли сотни тысяч людей были бы готовы просто так заплатить от 1000 до 10 000 долларов за экстремальный вело-тур с ночевкой в палатке и пением толпой у костра. Если бы не обещание добрых дел, люди не выбрали бы для себя такой отдых.

Люди готовы были на этот экстремальный опыт именно и только потому, что верили: их деньги пойдут на помощь бедным.

Обещанием в таких кампаниях всегда бывает что-то вроде: “Ты делаешь мир лучше”, “Накорми голодных в Африке”, “Спасем больных детей от смерти”. Человек, который поверил в этот лозунг и принес свои деньги, ожидает, что именно на эту цель их и потратят. И боюсь, что рост личного благосостояния топ-менеджера НКО не входит в представление обычного жертвователя об улучшении мира.

Обман — вот что увидит человек в трате 50% сборов на саму акцию. Обещали-то на детей потратить.

Все, конечно, понимают, что организации тоже надо на что-то жить, и что менеджеры благотворительных пробегов и заплывов не питаются росой. Но та доля от своего доллара, которую человек обычно без дополнительных объяснений готов уделить на эти накладные расходы, невелика. Хорошо если она превышает 20%.

Ограничение накладных расходов НКО, на которое так нападает Палотта в своей книге, это та норма, на которую по умолчанию готов жертвователь. Это негласное условие сделки. Нарушение этого условия без предупреждения воспринимается как обман.

Это и есть та червоточина, которая подкосила компанию Палотты.

Но главная ошибка, как мне кажется, не в этом. Отбивается от обвинений Палотта весьма наступательно. Он формулирует свое кредо — гимн личному обогащению, обзывает жертвенность нарциссизмом, насмехается над теми, кто видит смысл в самоограничении ради возможности прямо сейчас отдать что-то нуждающимся и настаивает на законном праве топ-менеджеров НКО на роскошь. Тот факт, что стотысячные гонорары могут складываться из лепт ста тысяч вдовиц, не ставит перед ним никакой этической проблемы.

Самое интересное — это конечно идея про то, что вложения в благотворительность должны приносить инвестору прибыль. За счет чего же? За счет вклада тех, кого привлечет реклама, оплаченная на инвестированные деньги, новые средства опять будут вложены в рекламу, чтобы привлечь еще больше средств, и так, по-видимому,  до бесконечности. Обещания добрых дел заполнят мир, и сотни тысяч новых жертвователей станут кормовой базой для тех, кто вложил деньги раньше. Что-то это напоминает. Сергей Мавроди, самый известный в России создатель финансовой пирамиды, тоже считал себя благодетелем человечества.

Доказывая один из своих тезисов, Палотта приводит пример: представьте себе, пишет он, что мы запустили величайшую благотворительную кампанию по борьбе с голодом, позволяющую нам привлекать ежегодно огромные средства, но в течение 10 лет не тратим их на еду для голодных, а тратим только на рекламу и рост самого предприятия! Для него это — вдохновляющая мечта. Счастье всем, но через 10 лет (пока мы крутим капитал). Почему через 10 лет захочется остановиться?

Книга “Неблаготворительность” — это книга религиозная. Автор критикует “религию благотворительности”, но сам является адептом культа. Не просто так Палотта раздражается против Христа (язвительный выпад мимоходом) и христианства — он верует во всемогущество денег.

Только надо еще немного увеличить стартовый капитал, еще вложений в рекламу, и рай на земле осуществим. Почему же он не осуществлен до сих пор, хотя огромных денег в мире хватает? Ошибка Палотты — это в конечном счете ошибка в понимании природы сребролюбия, которое требует все больше и больше — себе, любимому.

Вообще, это завораживает: много-много раз на разные лады в книге Палотты повторяется: чем больше прибыль, тем моральнее результат, самые талантливые люди — это и есть самые богатые. Автор цитирует напыщенные рекламные слоганы, воспевающие роскошное потребление — как примеры того, перед чем ни один вменяемый человек по определению не может устоять. И действительно, как тут устоишь:

“Жизнь — это всего лишь миска икры” (реклама кондоминиума в Лас-Вегасе).

“Lincoln. Стремись к высшему”.

“Бриллианты навсегда”.

“Неужели люди, работающие в НКО, не имеют права хотеть всех этих благ?” — с обидой пишет Палотта — совсем как ребенок, замерший  перед витриной с пирожными. На заднем плане маячит голодный бездомный, с которым можно было бы поделиться, но нет, это нерационально — ведь только съев сейчас пирожное целиком и насытив мозг глюкозой, дитя придумает прибыльную чудо-схему, которая через 10 лет позволит накормить всех бездомных мира. Если доживут.