Четыре признака здорового гражданского активизма, и как отличить фейковых активистов от настоящих

На днях активисты движения «Лев против» вышли на площадь Киевского вокзала и занялись своим обычным делом — принялись приставать к курящим и выпивающим на улице людям с требованием курить и пить только в специально отведенных местах. Раньше подобные события иногда заканчивались драками, причем обычно активисты здорового образа жизни одерживали в них верх, избивая, в том числе, и девушек.

«Лев против» — движение, созданное в 2014 году бывшим активистом движения «СтопХам» Михаилом Лазутиным. Участники движения борются с публичным употреблением табака и алкоголя – устраивают «рейды» в общественных местах.

Однако в этот раз что-то пошло не так, курильщики сорганизовались в толпу и избили активистов. Активисты оказались в больнице, курильщики – в розыске, и все вместе — на видео в интернете.

И вот что должен сказать по этому поводу.

Я очень люблю гражданский активизм. Даже не шибко умная или эффективная гражданская самоорганизация вызывает у меня сочувствие. Даже если их цели мне не близки, я склонен уважать самоорганизацию саму по себе. Когда люди в свободное время, за свои деньги идут и решают общественную проблему, я никогда не бываю против. А если это нечто полезное, как  гражданский контроль, уборка мусора, наблюдение на выборах, ремонт старинного храма или пожаротушение, то люди, занятые подобного рода проектами, вызывают искреннее восхищение.

А вот активисты «Лев против» — нет. Деятельность «Львов» — не гражданский активизм, а его профанация. Бессмысленная растрата ресурсов на что-то отдалённое на гражданский активизм похожее. Как и деятельность их старшего брата – движения «СтопХам». Объясню, почему.

1. Гражданский активизм подразумевает хотя бы попытку решения проблемы. Уборка мусора оставляет территорию чистой, наблюдение на выборах помогает волеизъявлению граждан, тушение пожаров спасает природу и дома.

Деятельность «Лев против» в самом лучшем случае приводит к тому, что человек уберёт бутылку или сигарету на несколько минут, пока активисты не уйдут. Это бессмысленная работа – ни в одном месте, где проводились рейды, не прекратилось курение дольше, чем на время рейда. Эта деятельность была бы полезной, используй Львы стационарные посты, но этого не происходит. Даже «бездонная бочка» адресных сборов денег для больных и бедных имеет больше смысла: всё-таки людям спасают жизни и здоровье. А чего всерьёз добиваются «Львы»?

2. Гражданский активизм подразумевает увеличение порядка и упрочение гражданского мира. Но рейды львов ничем, кроме драк и видео в интернете, не заканчиваются. Из деятельности этой НКО получается только взаимное озлобление.

3. Гражданский активизм подразумевает вовлечение граждан, вдохновленных желанием решить некоторую проблему. Это активность «снизу», инициативные группы и как минимум первое время – ориентация на собственные ресурсы. В случае же «Лев против» все не так. Бывший активист «СтопХам» Михаил Лазутин провёл первую акцию «Лев против» летом 2014-го, а в следующем году получил государственный грант аж на 7 миллионов рублей. При этом ничего в деятельности движения не изменилось. На первую акцию у Казанского вокзала в 2014 году вышло три человека, на последнюю нашумевшую у вокзала Киевского – семеро.

Группы региональных отделений в соцсетях мёртвые, никакой новой активности не начато. Но если внесение дополнительных ресурсов, причем довольно серьёзных, не меняет ничего в деятельности —  значит, ресурсы вложены зря.

Кстати, в описании проекта на сайте грантового конкурса написано, что «Лев против» «повышает культурный уровень взаимодействия среди курящих и некурящих граждан». Однако результат пока обратный: до появления «Львов» я не слышал о драках между сторонниками ЗОЖ и курильщиками, как-то умели договариваться. Стоило появиться самозваным общественникам, как противостояние моментально перешло в активную фазу.

4. Гражданский активизм подразумевает законопослушание. Этим активисты показывают, что их цель – гражданский мир и общественная польза, а не нечто иное. Однако в случае со «СтопХам» и «Лев Против» речь идёт о действиях на грани закона, а иногда и за гранью. Более того, «СтопХам» вообще едва не был ликвидирован Минюстом за равнодушие к необходимости отчитываться законным образом.

И получается следующее: «Лев Против» за государственные деньги занимается шумной, но бессмысленной деятельностью на грани законности, провоцируя конфликты и усложняя, а не облегчая диалог между различными группами населения. Подобная деятельность невозможно назвать иначе, как профанацией – здравые идеи гражданского активизма в данном случае искажаются, а процесс имеет лишь формальное сходство с оригиналом.