В последнее время мне постоянно попадаются книги психологов, лекции психологов, я даже сходила к психологу впервые за 43 года. Что-то есть в этом затягивающее

Фото с сайта healthworkscollective.com

Человек выслушивает тебя, разбирается в твоей истории, дает дельный совет. Я допускаю ситуации, когда помощь специалиста необходима, но мне всегда хотелось проживать свою живую жизнь, а не чью-то выверенную и разложенную по полочкам.

Мне очень четко объясняют, что мы – поколение недолюбленных детей, и наши родители, в свою очередь тоже были недолюблены (война, послевоенное время, мамы у станка, дети в яслях-садах и на пятидневке), мне сразу становится грустно, хотя моя бабушка не работала и сидела с папой, мама мамы была певицей со свободным графиком, а бабушка не работала и жила в курортной Евпатории, где мама провела счастливое детство.

Моя мама тоже посвящала нам много времени, а папа-музыкант брал с собой в поездки. Вроде бы с чего бы взяться недолюбленности, но специалисты говорят, и им приходится верить!

В одной статье психолог объясняет мне, как я невнимательна к своим бедным детям, беру другую статью, и в ней черным по белому написано, что наша семья детоцентрична, у нас нет времени на общение с мужем, и это очень-очень плохо. Я даже иду с этим к мужу, но он напоминает, что в прошлую субботу мы ходили вдвоем в театр и каждый вечер пьем вместе чай.

Утром ко мне приходит мой взрослый сын, который проспал институт (я еще не знаю, как правильно – ругать его или это будет подавлением его личности и надо молчать). «Мама, – говорит он, – мне снился кошмарный сон. Я всю ночь убегал от зомби!» – «Ой, – отвечаю я, посмотрев случайно в окно, – Фрося из загона вышла, пойди загони ее обратно!» – «Вот всегда ты так, мама, я тебе про апокалипсис, а ты – про козу!» Но пошел. Забегая вперед, замечу, что про зомби я все выслушала.

Пока они с младшим сыном занимались козой, а заодно кормили кур и гусей, я думала о том, что неправильно все-таки ругать его за прогулы в институте. Недавно как раз я прочитала книгу о том, что детей надо не ругать за их ошибки, а хвалить за даже очень маленькие достижения.

Вот средний мой сын играет на трубе и возмущаться, что он в ля мажоре сыграл фа бекар, нельзя, надо похвалить его, что закончил на тонике, например. Впрочем, о чем это я? У меня ж все играют в ля мажоре фа диез, попробовали бы они сыграть что-то другое! Нет, не способна я на чуткое родительство!

Впрочем, думаю дальше, и хвалю-то я детей неправильно. Сделал ребенок уроки, сам сделал, и я говорю ему: «Вот, молодец, написал аккуратно! Можешь, когда захочешь!» Так вот, оказывается, что этим «можешь» я обесцениваю всю похвалу ребенку и способствую его низкой самооценке, всяким будущим расстройства и т.д.

Изображение с сайта goodnet.org

Очень сложная штука это современное ответственное родительство. Вот мне в детстве тоже мама с папой всегда так говорили, ну, то есть, «обесценивали», а выросла я вроде нормальным человеком, без тяжелых расстройств.

А еще они (о, ужас!) иронизировали надо мной, и еще иногда ругались. Мне было лет 7, когда папа ядовито спросил меня, вылезшую в новых немецких брючках из лужи: «Что это за галет блиера мрасный как?» Я очень хорошо запомнила это оскорбление. Позже я узнала, что балет композитора Глиэра называется «Красный мак».

Словом, книги по психологии я решила пока отложить в сторонку. Есть прекрасная художественная литература, есть мемуары интересных людей, буду черпать оттуда силы и идеи. А моим милым детям придется принимать маму такую, какая уж есть – любящую, веселую, шпыняющую, невнимательную или внимательную – по ситуации, маму, которая хвалит, но не так, маму, швыряющую ноты вдаль с крикам: «Ненавижу эту вашу музыку!»

Моя американская подруга написала как-то: «Мы поехали с двумя детьми на экскурсию, и они стали говорить, что раз их двое, а я одна, делать надо то, что они хотят. “Мы голосуем против”, – сказали они. Я им сразу объяснила, что в нашей семье никакой демократии нет, у нас – диктатура, которая легко превращается в террор, если маму расстроить. И они пошли осматривать очередной замок».

В общем, им придется выдержать, и я в них верю. А обиды, расстройства и «вы меня абсолютно не понимаете» все равно будут. Но ведь, как заметила моя мудрая подруга, непсихолог, подростку не так важно найти понимание, как иметь возможность просто побыть никем не понятым.

А постоянное чуткое прислушивание к обертонам детей, предугадывание и придыхание, с каким в умных книгах мне советуют общаться с ними, давно сделали бы из меня родителя неуверенного в себе, с унылым выражением лица, тоскливого и занудного, горстью глотающего таблетки от всего на свете.

Для ребенка же, как мне кажется, важно иметь маму сильную, знающую, что надо делать, и уверенную в себе, другими словами, счастливую (хочется добавить – в своем родительском невежестве).

Пройдет лет 10-15-20 и вполне может быть, что наши младшие дети пойдут к психологу. Они скажут: «У меня проблемы, мои родители ставили мало лайков моим постам в инстаграмме, я хочу поговорить об этом…»

P.S. Когда мои сыновья решили вопрос с козой и прочей живностью, мы все-таки обсудили проблему зомби. Если нападут – отстреляемся!