«Я даже не могла предположить, что тяжелая игровая зависимость может сформироваться даже на каких-то несчастных «шариках», Lines, на этой «любимой игрушке секретарш»

Гарантии не сработали

Думаете, речь пойдет о массовой ролевой онлайн-игре? Или об игре с денежными ставками? Или о продвинутых имитаторах полетов или о чем-то еще, способном, на взгляд нормального человека, хоть как-то зацепить?

Нет. Зная свою азартную природу, я всегда боялась в это соваться. Мне хотелось всего лишь чуть-чуть разгрузить мозги на чем-то лёгком и примитивном. Примитивность мне казалось гарантией от привыкания. Не могла же я предположить, что тяжелая игровая зависимость может сформироваться даже на каких-то несчастных «шариках», Lines? На этой «любимой игрушке секретарш», где всё, что нужно – это выставить на экране в ряд пять шариков одного цвета, чтобы они схлопнулись и освободили место на поле…

И меня не насторожило, что когда-то давно у меня уже был приступ игромании. Теперь я была уверена, что мне ничто не угрожает, потому что я

— не инфантильный подросток. Я взрослый ответственный человек, мать двух сыновей. С ответственными людьми такого не случается;

— не безработная и даже не домохозяйка, у меня много работы и очень мало времени, чтоб заниматься такой ерундой;

— не дворник с незаконченной школой и узким кругозором. С кругозором всё в порядке, высших образований целых два. Вы что, какие «шарики»?..

И все-таки я вляпалась.

Как это происходит

 

Первый всплеск был очень давно, еще не было детей и социальных сетей. Я работала и вечерами дописывала диплом. Писать не хотелось. Поскольку не было социальных сетей, приходилось искать, на что отвлечься. И вот – в компьютере обнаружились «шарики». Это был прекрасный способ передохнуть. Но однажды я поняла, что не хочу останавливаться.

Муж в этот день пришел домой поздно и обнаружил меня, абсолютно обессилевшую и голодную, с онемевшими руками, выстраивающей очередную линию шариков.

Я взмолилась – и он удалил это безобразие с жесткого диска.

Прошло 20 лет, столько всего в жизни переменилось. И вот в минуту жесткого дедлайна я вдруг вспомнила про эти шарики – и подумала, что они наверняка есть в онлайн-варианте.

Удивительно, но даже через 20 лет достаточно было одного воспоминания в момент усталости, чтобы рука неотвратимо потянулась к мышке и поиску в Яндексе заветной игры.

И понеслось…

Нет, сначала всё казалось невинным. Тем более, я же стала взрослее, мудрее, многозаботливее. Я себя контролировала и отвлекалась совсем немного. И только вечером, когда работа сделана, дети и муж накормлены, все долги розданы.

Всё, теперь время только моё, и я могу наконец-то сделать хоть что-то только для себя. Поиграть, например.

Но очень быстро это стало похоже на чёрную воронку, в которую меня постепенно утягивало и которая разрасталась с каждой неделей, с каждым днем. Туда проваливался весь разнообразный и многоцветный мир, он становится не нужен и не интересен.

Я была готова заменить всё: общение с детьми, книги, фильмы, прогулки с друзьями – на то, чтобы просто сидеть и играть в эти тупые шарики. Хотелось, чтобы все забыли про меня на неделю. А я бы сидела и ставила рекорды. И кстати, я их ставила! Достижения были всё выше. А если бы меня оставили в покое на месяц…

Сна было всё меньше. Зрение начало падать. Началось учащенное сердцебиение от долгого сидения в одной позе, руки сводило, конечности холодели. От недосыпа стала ухудшаться память, волосы, кожа – всё. Я страдала, ругала себя. И уже не получала никакого удовольствия. Вернее, получала первые полчаса. А потом просто не могла нажать на крестик «закрыть».

Сначала я очень стеснялась, что увидит муж, сыновья. Потом уже не так заботилась об осторожности, хотя перед сыновьями и было стыдно.

Иногда с вызовом говорила: «Я очень много сегодня работала, имею право немного расслабиться».

Когда я вставала из-за компьютера хотя бы ненадолго – чтобы попить воды, например, – то пока доходила до кухни, успевала осознать бездну своего падения. Прибегала и если не успевала сесть опять – выключала компьютер. Но назавтра всё возвращалось.

В глазах моих всё время рябили разноцветные шарики. Когда я смотрела на людей, мне хотелось выстроить в одну линию их глаза и нос. Хотя я видела, что они не одного цвета. И мне было неловко перед людьми, что их глаза сейчас схлопнутся.

Избавление. Что не работает

Поначалу, когда мне казалось, что я контролирую ситуацию, я писала себе записки: «Не трать своё драгоценное время на всякую фигню!» Или: «Сегодня играю только 2 раза». Стоит ли говорить, что в течение дня цифра менялась на 3, 5, 10, а потом исчерканный листок летел в урну.

Одни друзья мне говорили: «Это потому, что у тебя есть нерешенные психологические проблемы: и эта, и вот эта. Нужен психолог». К психологу я ходила, о многих проблемах узнала бОльше. Но игра осталась как была. Возможно, нужно было искать узкого специалиста, работающего с такими зависимостями.

Другие советовали: «Тебе надо наиграться. До тошноты, до умопомрачения. И тогда больше уже не захочется».

Тошнота и умопомрачение наступали. Но опять тянуло играть. Это был условный рефлекс, от которого не получалось отучиться.

Третьи меня жалели: «Слушай, у тебя такая напряженная работа. Твоему мозгу действительно нужна разгрузка».

Половина моего мозга была этому очень рада: у меня есть объективные причины играть! Половина мозга кричала, что умирает и больше с такой «разгрузкой» жить не может.

Кто-то присылал мне статьи о том, что привыкание связано с химической зависимостью от дофамина, гормона счастья, который вырабатывается во время игры. «А тебе его в жизни не хватает. Как и всем нам». Я читала и соглашалась.

Но любые попытки понять, пожалеть, принять тебя таким, каков ты есть – то есть играющим – только мешали освобождению.

Избавление. Что сработало

Несколько ограничить мое игровое безумие смог мой муж. Я просила его:

«Пожалуйста, если ты увидишь, что я играю – подойди и закрой игру! Даже если я буду кричать, сопротивляться или умолять тебя дать доиграть».

Муж действительно много раз меня спасал.

Проблема была в том, что он не всегда в нужный момент был рядом. К тому же, я становилась хитрой, как любой наркоман: я спиной чувствовала, что муж подходит, быстро сворачивала экран с игрой, открывала свои рабочие расчеты и делала умный вид. Иногда он отчаивался и махал рукой: «Ты взрослый человек, делай как хочешь». Это было тяжелее всего. Я чувствовала свою беззащитность.

Сколько-то я продержалась благодаря помощи знакомого программиста. Он сделал так, что когда в поисковике набираешь название игры, ссылки не открываются. Правда, они не открывались только в первых 10 страницах выдачи по нужному запросу. И я это знала. Но, видимо, к этому времени настолько осознала ужас ситуации, что даже такой картонный барьер меня сдерживал.

А потом я сорвалась и вернулась к игре. Я пролистывала первые 10 страниц и спокойно открывала хоть и менее удобный, но вполне рабочий вариант.

Спас меня мой духовник. К нему я обращаюсь только по каким-то серьезным вопросам, поскольку живет он далеко, обременен множеством дел, забот, застать его сложно. Но тут почувствовала: погибаю.

Приехала к нему на исповедь. Конечно, он очень расстроился. Сначала мы вместе думали, чем можно игру заменить. Но всё было не то. Тогда он взял с меня слово, что я каждый день буду писать ему смс-отчет, играла ли я сегодня.

Я писала. А он тем временем за меня молился. И несмотря на все свои дела, ежедневные богослужения, сотни духовных чад, каждый день писал мне вдохновляющий ответ.

Сначала были срывы. А потом привычка ослабла.

Уже больше полугода как ко мне вернулась нормальная жизнь. Это огромное счастье.

К сожалению, я не могу точно сказать, что избавилась от этой напасти навсегда. Пишу и побаиваюсь, что начну вспоминать – и засвербит внутри желание сыграть раз-другой.

Кстати, теперь я все-таки нашла альтернативу: языковые тренажеры типа Duolingo. Они чем-то похожи на игру, там есть результат, уровни. И польза, и не засидишься.

Друзьям по несчастью

 

У вас может и не быть такой, как у меня, предрасположенности к игре. Но я не советую вам себя проверять. Ваша воля может внезапно перестать вам служить, несмотря на ваш интеллект, образование, количество обязанностей. Особенно если вы работаете за компьютером или у вас удобный смартфон, т.к. соблазн всегда будет рядом.

Но если вы уже попались, если перестали контролировать время на игру, а духовника у вас нет, в силу молитвы вы не верите и вообще человек неверующий – это не значит, что спасения нет.

Если вы хотите освободиться и сами не справляетесь, попросите о помощи авторитетного для вас человека. Да, будет стыдно. Но это работает. Если этот человек неуклонно, день за днем своей заинтересованностью, своей здоровой волей будет удерживать вас от игры, пока ваша собственная воля больна. Когда пауза в игре увеличивается, привыкание слабнет и ваша воля исцеляется.

А если вы пока на берегу, держитесь подальше от Гримпенской трясины черной воронки игры.

PS: Когда я в очередной приезд отдала духовнику этот текст, он позвонил мне и сказал: «Дорогая Анечка, что ж ты не написала главного? Да, мы с тобой молились, но спас-то тебя Господь! У меня и самого были греховные пристрастия, от которых меня Бог чудесным образом исцелил».

Иллюстрации Ольги Сутемьевой