Фонды не уйдут от конкуренции, слияний и поглощений

Разговор о честной и нечестной конкуренции в благотворительном секторе, начатый президентом «Русфонда» Львом Амбиндером, продолжает президент фонда «Со-единение» Дмитрий Поликанов

Фото с сайта parade.com

Лев Амбиндер уже в который раз поднимает тему конкуренции и правил игры в благотворительности. Реакция на эти призывы, к сожалению, больше эмоциональная. То обвинения в незнании принципов работы поисковых роботов «Яндекса», то цепляние к слову «профессиональный». Но тема-то правильная, и давно уже висит в воздухе.

Благотворительность превратилась в отрасль. Ну, или в сектор внутри большой отрасли — некоммерческих организаций. Это сотни миллиардов рублей, это десятки тысяч организаций. Это изменение отношения общества, которое в благородном порыве кидает смятые купюры в уличный ящик или набирает короткий смс при просмотре программы «Время». Это внимание государства, которое при всей своей носорожьей неповоротливости, имеет прекрасный нюх на тренды и вдруг методично и настойчиво занялось развитием «третьего сектора». Это интерес бизнеса, который уже не отмахивается от НКО, как от назойливых попрошаек, а ищет в их деятельности свою выгоду, ищет решение репутационных и GR-задач в эффективной политике корпоративной социальной ответственности.

Если это отрасль, то в ней идут, как справедливо пишет Амбиндер, те же процессы, что и в машиностроении или IT-индустрии. Это значит, что одним из процессов, который неизбежно наберёт силу, будет конкуренция. Да, своеобразная, потому что большому счёту мне как фонду должно быть всё равно, кто поможет моему подопечному — сироте, онкологическому больному или инвалиду. Но желание собрать деньги (а значит, отщипнуть от и так сжимающегося пирога народного и государственного благосостояния) волей-неволей может спровоцировать соперничество.

Другой процесс, который неизбежно начнется — укрупнение. Кто-то скажет, мол, в Америке миллион благотворительных организаций, и все они как-то выживают. Да, в России пока около 300 тыс. НКО, и не все из них благотворительные. Подавляющее большинство живет на деньги учредителей и имеют не более пяти сотрудников. Но если сотня или тысяча НКО занимается помощью детям-сиротам по плюс-минус схожим лекалам, то есть прямой смысл в их объединении. Это и экономия административных издержек, и более весомый голос в разговоре с государством, и более серьезный статус для жертвователей, и больше возможностей для продвижения в СМИ.

Конечно, это не очень приятно для эго — ведь каждый человек, а тем более руководитель организации, а тем более руководитель или учредитель благотворительной организации считает себя уникальным, героем, спасителем. А тут надо с кем-то объединяться, договариваться, учиться делить всегда дефицитные ресурсы. Но «пусть расцветают 100 цветов» в условиях мутной экономической ситуации долго как стратегия не просуществует. Да, можно перенаправить потоки от уличного фандрайзинга и мошенников в «нормальные» фонды, но пределы роста численности всё равно существуют. Тем более, на уровне малых и средних городов, где толкаться нескольким однотипным фондам просто не с руки.

Частично эта тенденция уже видна. Ни для кого не секрет, что первая десятка, если не пятерка, солидных, много лет существующих, укоренившихся в СМИ и обладающих отличными брендами фандрайзинговых фондов «пылесосит» основную часть пожертвований физических лиц. Но при этом они пока не ведут процесс слияний и поглощений с мелкими фондами в регионах с похожей тематикой, а лишь невольно ограничивают возможности для их развития. Не потому что желают их смерти, а просто потому что не имеют пока внутренних ресурсов для запуска таких поглощений и не очень готовы к масштабному выходу в регионы, формированию ассоциаций или региональных отделений. Но в любом случае — это лишь вопрос времени.

У отрасли есть и общие вопросы, которые объединяют всех или почти всех. Мошенничество — борьба с ним должна стать системной историей, а не битьем по хвостам в виде региональных запретов. Защита брендов — тоже актуальная история для многих. Налоговая политика, стремительно меняющееся законодательство и т.п. — предмет многолетней озабоченности. Повышение доверия к благотворительности — очень важный аспект.

При этом единой площадки для таких обсуждений нет. Бизнес за 25 лет существования новой России успел создать себе РСПП, Деловую Россию, ОПОРу, множество отраслевых союзов. Каждый может найти себе по душе — по тематике или по размеру. В благотворительности на ум приходят Форум доноров и «Все вместе», может быть, ещё парочка ассоциаций, но рупора для страны нет. Новая стратегия Форума доноров подразумевает создание такой платформы, но это в любом случае займёт время и потребует некого встречного движения со стороны сектора.

Лев Амбиндер, президент «Русфонда» (rusfond.ru). Фото с сайта business-gazeta.ru

А обсуждать надо, тут Лев Сергеевич абсолютно прав. Вопрос лишь выбора механизмов. Может быть, начать дискуссии и серии статей и интервью на Милосердии, «Таких делах» и АСИ? Или дождаться ежегодной конференции Форума доноров осенью, где это будет одной из главных тем для разговора? Можно начать с модного ныне клубного формата или использовать обновлённую площадку Общественной палаты? Вариантов множество. Надо начинать.

Фонд поддержки слепоглухих «Со-единение» учрежден в апреле 2014 года на заседании Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив. Миссия Фонда — стать проводником между миром слепоглухих и зрячеслышащих, создав комплексную и устойчивую систему помощи людям с одновременным нарушением слуха и зрения. Фондом реализуются различные программы, направленные на выстраивание коммуникаций между обществом и слепоглухими, их интеграцию в социум, разноплановую помощь и поддержку.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.