«Это безумие, но это устроено так». Больше половины сирот не получают алименты, как это исправить

Дети, которые не получают выплаты от кровных родителей, хотя по закону должны были бы, выходят в жизнь с пустыми банковскими счетами. При этом у товарищей, с которыми они жили в одной комнате в детском доме, к совершеннолетию могут накопиться миллионы. В то же время долг по алиментам мешает родителям, которые хотят восстановиться в правах, вернуть детей домой. Вместе с экспертами разбираемся, что не так с алиментами детей-сирот и как это исправить

«Для опеки ребенок – папка с отчетами»

Полтора года назад Евгения, smm-менеджер фонда «Измени одну жизнь», взяла под опеку Ксюшу, девочку-подростка – старшую сестру своего уже удочеренного ребенка. Еще когда Ксюша была в детском доме, суд обязал ее кровную мать, лишенную родительских прав, платить алименты. Но на банковском счете Ксюши деньги так и не появились, мать не заплатила ни копейки. Евгения после того, как приняла Ксюшу в семью, тоже попыталась взыскать алименты, но не ради денег (она понимала, что ничего не добьется), а для того, чтобы избавиться от давления органов опеки. 

«Нужно раз в год сходить к судебным приставам, чтобы они сделали запрос по месту жительства матери Ксюши, и получить от них бумажку, что неплательщика не нашли. Эту бумажку нужно отнести в опеку, чтобы показать, что я со своей стороны не нарушаю права ребенка.

Сфера семейного устройства очень бюрократизирована. Для опеки ребенок – это папка с отчетами. Нужно, чтобы в личном деле была свежая бумажка по алиментам, на случай, если их будет проверять прокуратура», – описывает Евгения.

Кровная мать ее детей уже была в местах лишения свободы, как раз из-за того, что не платила алименты. Но это ни к чему не привело.

«В обычной семье, если после развода отец не платит алименты, его можно напугать запретом на выезд за границу или судимостью, можно хотя бы “плазму” со стены забрать в счет долгов. Но мы говорим про категорию людей, которых сложно испугать.

У нас в стране распространено социальное сиротство. В основном родители детей из детских домов, будем называть вещи своими именами, маргиналы, у которых нет ни денег, ни имущества.

К ним приходят приставы, а нечего описывать, кроме печки. Это работающим людям с планами на жизнь страшно попасть в тюрьму. А им, может быть, и хорошо: одеты, накормлены», – говорит приемная мать.

У кровной матери Ксюши – восемь детей. Ни один из них не получал алименты. Этим летом женщина умерла, теперь тем из ее детей, кто под опекой или в детском доме, будет выплачиваться пособие по потере кормильца.

Многие приемные родители и вовсе отказываются от идеи взыскания алиментов – особенно часто это происходит, если дети помнят кровную мать и поддерживают с ней контакт.

«У моих детей за все время, что они прожили в детдоме, ни копейки не появилось от родителей. Когда я забрал их в семью, в опеке сказали: “Ты должен добиться, чтобы семья платила алименты, потому что это в интересах детей”. Я, конечно, не стал этого делать. Во-первых, с кого там брать? Отец покончил с собой, мать не имеет никаких официальных источников дохода и продолжает пить, при этом живет в Абхазии.

Сколько я должен потратить денег, времени и сил, пытаясь что-то сделать, и понимать при этом, что ничего не добьюсь? Мне проще дать самому детям все, что им нужно. Во-вторых, дети созваниваются с мамой, она присылает мне 300 рублей на карту и просит купить подарок на день рождения дочери.

Если я подам на нее в суд, что мои дети обо мне подумают?  Они и так всю жизнь слышат: “Вас в приемные семьи берут только ради денег”. И тут я пытаюсь взыскать какие-то копейки с их матери!

Это точно мне выйдет гораздо дороже, чем оставить все, как есть, и сохранить покой в семье», – считает Антон Рубин, директор самарской общественной организации «Домик детства» и приемный отец. В 2018 году он оформил опеку над четырьмя детьми из одной семьи, им тогда было от 9 до 16 лет.

Еще одна проблема, которая мешает приемным родителям взыскивать алименты – элементарное отсутствие времени и сил.

«Вот вы берете ребенка и сразу сталкиваетесь с рядом проблем: нужно всех устроить в учебные заведения, прикрепить к поликлинике, оформить кучу документов. При этом есть еще какая-то работа и быт – вообще не до алиментов. Я сам выдохнул только месяца три спустя, когда все дети пошли в школу, встали на учет ко всем врачам, прошли все медобследования», – рассказывает Рубин.

60% сирот не получают алименты

Коллаж. Сироты и алименты

В декабре 2021 года были приняты поправки в статьи Административного (5.351 КоАП) и Уголовного (ст. 157 УК РФ) кодексов, которые регламентируют выплаты алиментов. Теперь неплательщиков ждет более строгое наказание. Раньше уголовная ответственность могла грозить только тем, кто вообще не платил алименты в течение не меньше двух месяцев со дня возбуждения исполнительного производства. Теперь же лишение свободы до одного года ждет и тех, кто производил выплаты, но не в полном объеме.

Детский омбудсмен Мария Львова-Белова в августе сообщила, что более 60% детей-сирот, которым положены алименты, не получают их. На круглом столе в Общественной палате Львова-Белова вместе с другими экспертами обсудила пути решения проблемы.

«Но и к выбору мер стоит подойти разумно. Так, введение уголовной ответственности, возможно, и будет отчасти эффективно, но судимость родителей в будущем нередко оборачивается против самого ребенка. Задача максимум – помочь им встать на ноги», – отметила она.

Антон Рубин рассказал, что «не встречал тех, кто получал бы алименты в полном объеме». По его словам, кто-то из воспитанников детских домов не получает вообще ничего, кто-то – какую-то часть, но не из-за сознательности родителей, а благодаря работе судебных приставов. Однако он выступает резко против ужесточения наказания для родителей-неплательщиков.

«У нас появится еще несколько десятков тысяч заключенных в тюрьмах – как это поможет детям? Есть у нас подопечная, выпускница детского дома, у которой изъяли ребенка. Теперь он живет в приемной семье, она – по съемным квартирам и друзьям.

Мы пытаемся помогать, как можем, трудоустроили женщину. И вот у нее половину зарплаты вычитают в пользу алиментов, причем этой половины не хватает. И огромный долг – сотни тысяч рублей – уже накоплен.

Все, что она может делать сейчас, она делает: работает, платит, сколько может. При этом долг висит, и формально, наверное, за это можно привлечь к уголовной ответственности. Кому от этого станет лучше?» – рассуждает эксперт.

Елена Альшанская, руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», считает, что было бы правильно разделить на законодательном уровне алименты, которые платит один из родителей после развода, и те, что взыскивают с родителей, лишенных прав. Сейчас и то, и другое регулируется одними и теми же законодательными актами. Она, как и Рубин, выступает против ужесточения наказания для родителей-неплательщиков.

«Если мы знаем, что родитель нищий, зачем ставить ему условия, с которыми он не справится»

Коллаж. Сироты и алименты

Елена Альшанская описывает несколько ситуаций, когда взыскание алиментов приносит не пользу, а вред ребенку.

«Дети, которые оказываются в детских домах, часто попадают туда из семей, которые находятся в состоянии крайней бедности, а часто и нищеты. Иногда это одна из причин, почему ребенок там и оказался. Для таких людей назначенные алименты оказываются неподъемными, копятся долги, и они становятся причиной того, что родитель не может вернуть ребенка, как бы ни старался. Потому что если он устроится работать официально, половина зарплаты будет уходить на алименты, и он не сможет выполнить другие требования, например, привести в порядок жилье.

В результате родитель оказывается в патовой ситуации. Если он платит алименты, у него нет ресурсов решать другие проблемы, если не платит, ему не отдадут ребенка из-за долгов. Эта история в нашей практике одна из самых распространенных. Непонятно, зачем, если мы знаем, что родитель нищий, ставить ему условия, с которыми он заведомо не справится», – считает Елена Альшанская.

Вторая проблема связана с отказом от детей в роддоме. Елена Альшанская уточняет: юридически понятия «отказ» не существует, есть согласие на усыновление, которое подписывает мать. Парадоксально, но такое согласие не равно лишению родительских прав, для этого нужно судебное решение. Если ребенок не был усыновлен и оказался в государственном учреждении, органы опеки подадут в суд, чтобы лишить родителей прав и назначить алименты. На практике это нередко происходит через 5–10 лет после отказа от ребенка.  

«Когда родители получают уведомление, что должны платить алименты, они просто отзывают свое согласие на усыновление. Если ребенка не взяли в семью, это можно сделать в любой момент, таких историй десятки. После чего родитель пишет заявление на получение социальных услуг и размещает ребенка в том же учреждении, где он уже живет. Это может длиться хоть до 18 лет.

Родитель перестает быть ответчиком по алиментам и теперь, если у ребенка инвалидность, получает выплаты и льготы. Они не взаимоувязаны с фактом проживания в семье. Это безумие, но это устроено так.

Можно не растить ребенка, в глаза его не видеть, лишить его шанса на семейное устройство и при этом не только не платить деньги на его содержание, но и получать их от государства. Суперсхема, которая запускается как раз после писем об алиментах», – рассказывает эксперт.

Из-за казуса с алиментами дети, которые находятся в абсолютно одинаковой ситуации, начинают взрослую жизнь в неравных условиях. У тех сирот, кто получал пенсию по потере кормильца, к моменту выпуска из учреждения на счетах могут скопиться миллионы. А дети, чьи родители живы, но не платили алименты, могут рассчитывать только на единовременную выплату после совершеннолетия и социальную стипендию на время учебы.

Впрочем, отдельная проблема заключается в том, что сироты, вышедшие в жизнь с большой суммой денег, часто тратят ее за несколько месяцев и остаются ни с чем – их ведь никто не учил финансовой  грамотности.

Пути решения

Коллаж. Сироты и алименты

Елена Альшанская считает, что вопрос об алиментах должен решаться индивидуально в каждом конкретном случае. Например, вместо назначения алиментов суд может обязать родителей ухаживать за своим ребенком в учреждении и проводить с ним выходные. А если родитель злоупотреблял алкоголем – провести полгода в реабилитационном центре.

«Допустим, родитель пил и во время запоев не следил за ребенком, ребенка отобрали. Мама хочет измениться, бросить пить. Ей нужно, по-хорошему, провести несколько месяцев в реабилитационном центре, первые несколько месяцев она точно не сможет работать – будет  лечиться  и восстанавливаться.

Чтобы выплачивать алименты, ей нужно сразу же искать какой-то источник дохода. Она не может решить проблему, из-за которой изъяли ребенка.

Была история, когда мы помогали восстановиться в правах маме, у которой был долг 200 000, а зарплата 3500. У нее нет образования, она работает уборщицей, живет в деревне. Даже назначенные небольшие алименты оказались неподъемной суммой, за год или полтора скопился долг 200 000.

Мы искали деньги, чтобы его погасить. В итоге сейчас она с ребенком. Но если бы не вмешались мы, она никогда бы не восстановилась в правах», – рассказывает Альшанская. Сейчас алименты часто работают против ребенка, и эту ситуацию надо менять.

Коллажи Дмитрия Петрова с использованием фотографий ИТАР-ТАСС

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?