«Дух в движении»: 7 историй паралимпийцев

В «Покровских воротах» показали документальный фильм о Паралимпиаде в Сочи. Режиссер фильма Софья Гевейлер рассказала о том как она выбирала героев, а депутат Владимир Крупенников – как изменилось отношение общества к инвалидам за прошедший год

В «Покровских воротах» показали документальный фильм о Паралимпиаде в Сочи. Режиссер фильма Софья Гевейлер рассказала о том как она выбирала героев, а депутат Владимир Крупенников – как изменилось отношение общества к инвалидам за прошедший год.

София Гевейлер: Добрый день. Сегодня вы увидите первый в истории официальный фильм Паралимпийских игр. Эта картина – не о победе или о поражении сборной какой-либо страны или какого-либо спортсмена, а о том, что, какие бы судьба ни накладывала ограничения и беды на человека, он способен сам менять свою судьбу. Фильм «Дух в движении» уникален тем, что это не только документальная картина, но и анимационная. Картина эта начиналась, как дебютная картина трех выпускников ВГИКа, и нас поддержал наш мастер Сергей Валентинович Мирошниченко – взял производство картины на студию «Остров», и совместно с продюсерским центром «ВГИК-Дебют» мы получили грант от Министерства культуры. Идею также постепенно поддержало Федеральное Агентство по печати и массовым коммуникациям, телеканал «Россия-1», и во время съемок проектом заинтересовался Международный Паралимпийский Комитет. Они написали нам письмо, и когда они увидели отснятые материалы, они присвоили фильму статус первого в истории официального фильма Паралимпийских Игр.

Ведущий: Я не буду рассказывать, как мы заинтересовались этим фильмом… Но нам тоже, естественно, интересно, потому что он профильный. И портал «Милосердие» совместно с центром «Покровские ворота» организует этот показ, я надеюсь, что еще что-то мы сделаем… А теперь – внимание на экран. После фильма будет небольшое обсуждение. Все вы, надеемся, останетесь.

София Гевейлер: Я еще добавлю, что сегодня это такой, предпрокатный показ, поскольку картина во вторник выходит в Центре документального кино в прокат. Спасибо.

Просмотр фильма

Ведущий: Владимир Крупенников, человек с инвалидностью, про которого, в каком-то смысле, это кино. Он – чемпион мира и Европы по армрестлингу, на коляске, поднимался на Эльбрус и Казбек. Он является депутатом Государственной Думы. Вот, расскажите, какое впечатление этот фильм произвел на вас?

Владимир Крупенников: Ну, прежде всего я хочу, конечно, выразить слова благодарности всем создателям этого фильма. Фильм действительно, на мой взгляд, очень профессионально сделан, правильный, ничего неправдивого я здесь не увидел. На самом деле, я тоже занимаюсь телевидением и семь лет являюсь ведущим передачи «Фактор жизни» об инвалидах, и продюсировал создание шестнадцати или семнадцати даже документальных фильмов, и для меня тематика создания кино об инвалидах очень близка. И я с полной ответственностью могу сказать, что фильм «Дух в движении» сделан действительно очень профессионально и с духовной точки зрения очень правильно.

И я думаю, что, действительно, очень интересно подобраны герои, которые, с одной стороны, довольно разноплановые люди, а с другой стороны, конечно, их объединяет вот эта общая черта – желание жизни, желание радоваться жизни, умение преодолевать сложности, умение не отчаиваться в трудной ситуации и, самое главное, наверное – умение любить и нести в этот мир радость и правильное понимание, для чего человек вообще живет, и почему именно с ним, конкретно с ним, случилось это несчастье, и что из этого можно извлечь, как ни странно, положительного. Все герои рано или поздно задавались вопросом: «Для чего, почему, зачем мне это?» И некоторые сразу находили ответ, некоторые по-прошествие долгих лет, но примерно ответ у всех складывается один. Я считаю, что фильм очень хороший, достойный, и не знаю, немножко, может быть, момент, с войной связанный, с американской армией… Но, с другой стороны, тоже, почему нет? Мы должны были посмотреть, какие спортсмены к нам приедут – действительно, люди, которые прошли войну, которые серьезно были подготовлены, а ведь наша команда по следж-хоккею всего, по-моему, четыре года назад вообще как была создана и дошла до финала на Паралимпийских играх в Сочи.

Я присутствовал на первой игре с Америкой и присутствовал на второй игре с Америкой – я, как спортсмен, могу сказать: класс был немножко разный у наших спортсменов и у американцев, и это понятно, но желание победить у наших было такое колоссальное, что они первую игру выиграли, а вторую – проиграли с минимальным разрывом. И, действительно, этот фильм позволяет тем людям, которые были на Паралимпиаде, еще раз окунуться в это. Ну, а для меня, как спортсмена, который очень-очень много лет жизни отдал различным видам спорта – я был еще чемпионом мира среди инвалидов, шесть лет входил в сборную по армрестлингу среди здоровых людей, выступал и среди здоровых, и среди инвалидов и, конечно, окунуться и вспомнить те переживания, когда ты, молодой еще спортсмен, готовишься, тренируешься, пытаешься показать, формируешь себя, как личность, как спортсмен – конечно, в этом фильме это тоже очень хорошо отражено на примере спортсменов, которых вы видели…

Ведущий: Я хочу представить Софию, режиссера, и Ольгу, исполнительного продюсера фильма.

София Гевейлер: Я хочу сказать спасибо вам большое за то, что пришли, и извините за технические неполадки. И я хочу человеку, который пришел сегодня первым, и дольше всех ждал в связи с техническими неполадками, подарить билеты в прокат, чтобы была еще возможность посмотреть, поскольку вы так долго ждали… Спасибо вам большое! Так же сегодня в зале присутствует человек, без которого фильма, наверное, не могло бы быть, этот человек нам оказал большую помощь. Этот человек – директор «Центрального Фотопроката», который пошел нам навстречу и сделал огромные скидки на прокат высококлассной техники. Владимир Головко, спасибо Вам большое!

Юлия Данилова: Мне кажется, страшно интересно, как вы выбирали героев? Вообще я хочу сказать, что замечательный фильм, по-моему, удивительный. Если можно, я коротко скажу. Мне кажется, что как спортсменов, показать людей просто, а вот человека с жизнью собственной, семьями… И весь этот глубокий смысл, мне кажется, удалось вам показать – здорово, просто невероятно. И вот интересно, как это все у вас получилось?

София Гевейлер: Спасибо большое. Мы начали выбирать героев за год до Паралимпийских игр – соответственно, на тот момент мы понятия не имели, кто победит, кто проиграет, и даже про многих спортсменов мы не знали, поедут они или нет, потому что, как вы знаете, квалификация на такие события происходит иногда за месяц, за два до самого события. То есть точные списки спортсменов появились уже после Нового года, когда до Паралимпиады, которая была в марте, оставалось уже меньше трех месяцев. Мы хотели, чтобы каждый из шести зимних Паралимпийских видов спорта был представлен в картине героем, и так же каждый из шести героев, по нашей концепции, должен был представлять свою часть света (то есть в картине есть герои из пяти частей Света и из России). Через части света мы хотели показать, что мир, хотя все мы живем в XXI веке, неоднороден в своем отношении к человеку с инвалидностью, и для этого мы выбирали людей из разных стран, чтобы иметь возможность говорить об этом.

Мы хотели, чтобы история каждого героя была уникальна, чтобы была, например, поучительная история о человеке, который употреблял наркотики и как бы получил воздаяние и отдает себе в этом отчет – впрямую говорит об этом в картине. Мы хотели показать войну, как, к сожалению, неотъемлемое пока явление в нашем мире. Война в фильме показана через анимацию как компьютерная игра, и я думаю, что через это можно понять отношение авторов к такому явлению, как война. Очень много людей возвращается с таких мероприятий с инвалидностью.

Российских героев, конечно же, мы выбирали особенно тщательно, потому что в России Паралимпийские игры были в первый раз. И мы остановились в своем выборе на Оксане Слесаренко и Андрее Смирнове, поскольку нам казалось, что Россия заслуживает двойного портрета. История любви, которая зародилась в спорте, казалась нам уникальной. Оксана и Андрей встретились в спорте, они первыми в России стали заниматься таким необычным, интеллектуальным зимним видом спорта, как керлинг на колясках, и вот они дошли до Паралимпийских игр в Сочи и попали туда не потому, что это наша домашняя Паралимпиада, а потому что они прошли туда по баллам – они уже к тому моменту были чемпионами мира, и в 2015 году, буквально месяц назад, они вернулись из Финляндии снова в титуле чемпионов мира.

Вопрос из зала: Я хотела спросить у Вас: Вам не кажется, что есть разница между двумя мироощущениями, показанными в этом фильме – вот тех за границей и наших?

Владимир Крупенников: Интересный вопрос. Вы знаете, я, конечно, всегда думал, что да, есть мироощущения разные, связанные, прежде всего, с разными религиями и конфессиями. Но как раз в этом фильме я не заметил разницы мироощущений. Особенно мироощущения первых героев меня очень поразили, они очень схожи с нашими, по крайней мере, с моими мироощущениями.

Вопрос из зала: Ну, то, что китайский герой – такое ощущение, как будто он из Советского Союза просто…

Владимир Крупенников: В Советском Союзе? Вы имеете в виду то, что он живет в несколько бедной семье, скромно живет? Ну, что вы имеете в виду под «в Советском Союзе»?

Вопрос из зала: Мне показалось, что вот этот герой из Китая – он как бы проецирует какие-то наши представления об инвалидности. Вот я человек – не инвалид, но у меня представление об инвалидности у нас в России такое… Если, например, остальные герои из этого фильма всегда такие храбрые, готовые победить, то, например, этот человек… Ну, зачем инвалиду побеждать – это избыточно. Главное – быть живым. Он побеждает, но при этом сам не понимает, как это у него так получается.

Владимир Крупенников: Я понял ваш вопрос. Помимо спортивного азарта у него присутствует еще тема выживания, потому что он – из бедной семьи, и спорт для него – возможность попутно заработать, обеспечить свое будущее. Может быть, у других героев тема реального выживания так ярко не стояла или, по крайней мере, они это так ярко не выражали. И потом, все-таки с его травмой (отсутствие обоих рук) действительно социализироваться, найти работу еще сложнее, чем другим – вполне возможно, да. Но я бы не связывал это с принадлежностью к той или иной национальности или к той или иной части света. Это, наверное, конкретно от героя зависит – мое такое восприятие. Не знаю, как режиссер хотел показать, но я не заметил принципиальной разницы.

София Гевейлер: Это нам надо наше мировоззрение менять. Часто говорят «человек с ограниченными возможностями». У меня от общения с героями фильма осталось впечатление, что это люди с безграничными возможностями. И если у них и есть какие-то ограничения в передвижении, то это наша с вами вина – потому что эти ограничения накладываем именно мы, не создавая доступной, безбарьерной среды. До той силы духа, которой обладают наши герои, дотянуться очень сложно. И никакого антипобедного мировоззрения я у них и подавно не заметила.

Владимир Крупенников: Да, и еще я хочу сказать, что это очень непростая работа – мы тоже сейчас работаем над одним из фильмов, он религиозно-философский, связанный с инвалидами – как заставить человека раскрыться на камеру, сказать что-то, тем более со слезами на глазах? Это не так просто. То есть надо уметь заставить человека раскрыться, довериться, потому что не каждый человек способен раскрыться на камеру, и это тоже дорогого стоит. У нас были такие моменты, случаи, когда мы снимали, человек раскрывался – а у нас потом брак по звуку, по видео, и я уже был готов убить своего любимого оператора, с которым всегда работаем. А второй раз снять это уже было невозможно – вот и все, момент был упущен. И, как практически профессионал в этом деле, я понимаю, как это трудно. И вот это дорогого стоит в фильме «Дух в Движении», на самом деле, что люди так вот перед камерой раскрылись.

Вопрос из зала: Мне действительно очень понравился фильм, я поздравляю вас! Я думаю, что режиссер картины очень ясно показал зрителям то, что поднятые в фильме вопросы – мирового уровня, эти вопросы касаются всех стран, всех людей, мы все должны знать, что существуют такие прекрасные люди, которые показывают нам, как вообще надо вести себя в жизни. И я думаю, что все мы на самом деле являемся инвалидами, что всегда чего-то нам не хватает в нашей жизни, что мы все должны преодолеть себя – иногда это касается физической составляющей, но это может быть и моральная инвалидность тоже, лень и так далее – и мы должны все это преодолевать. Вопрос: как вы выбирали ваших героев вашего фильма? И почему так мало российских героев этого фильма?

София Гевейлер: Как я уже сказала, это был долгий путь, мы рассчитывали, что будет шесть героев, поскольку шесть паралимпийских видов спорта на Паралимпиаде. И когда мы начали снимать, стало очевидно, что вот, например, Алекси Саламон, следж-хоккеист, которого вы видели в картине, усыновленный из России в Америку, не поедет. И, поэтому, на замену ему мы взяли Рико Романа, но, когда мы вошли в монтажно-тонировочный период, все авторы картины и продюсеры сошлись на том, что Алекси, человека, которого не взяли в сборную, который открыл нам свою душу, рассказал свою историю, которую я считаю очень важной, поскольку это отдельный и важный аспект получения инвалидности – это воздействие радиации на человека, техногенная катастрофа – мы поняли, что мы морального права выкинуть этого человека из картины не имеем – дескать, ты нам не нужен, твоя история недостойна, потому что на Паралимпиаду ты не попал.

Или, например, Джейсон Сауер, горнолыжник из Австралии, его история связана с наркоманией. Мы тоже поехали к Джейсону, еще не зная, что Паралимпийский комитет Австралии не будет посылать его в Сочи, хотя он входит в пятерку лучших горнолыжников Австралии. И, несмотря на то, что он не поехал в Сочи, его история все равно вошла в фильм, потому что получение инвалидности от употребления наркотиков – важный звоночек для общества, и нам важно было это показать.

Русских спортсменов в картине двое, двойной портрет. Для меня это особенная часть картины, потому что эта часть фильма о том, что в спорте люди могут познакомиться, спорт способен породить любовь, сблизить людей, и я не считаю, что российских спортсменов мало. Это официальный фильм XI Зимних Паралимпийских игр в Сочи, созданный по заказу Международного Паралимпийского Комитета, и я думаю, что в фильме отдано даже чуть большее внимание России, чем другим странам, потому что в картине говорит Президент нашей страны о том, что это завоеванные Россией 80 медалей – это уникальный результат для всех Паралимпийских сборных за всю историю Паралимпийского движения, есть клип побед российских спортсменов, так что я думаю, что в картине есть баланс, есть гармония героев, и равновесие, и уважение ко всем частям света, странам и людям.

Вопрос из зала: У меня вопрос к Вам. Вы не думали на тему, чтобы пригласить на показ если не всех героев фильма, то, по крайней мере, организовать поездку тех, кто не смог поехать на Паралимпиаду и показать им если не Россию, то хотя бы Москву?

София Гевейлер: Да. У Алекси Саламона есть мечта приехать в Россию, и после премьеры фильма в кинотеатре «Москва» 1-го марта к нам подошли два человека, сказали, что они, возможно, готовы стать спонсорами этой поездки Алекси, и мы надеемся, что это состоится.

Вопрос из зала: Можно тогда небольшой вопрос вдогонку? А вы не хотите снять фильм-продолжение?

София Гевейлер: Вы знаете, про продолжение я не думала, но хочу сказать, что жизнь на Паралимпийских играх у этих людей не остановилась. Как я уже сказала, Оксана Слесаренко и Андрей Смирнов стали чемпионами мира по керлингу на колясках в этом году, а Андре завоевал первую в истории Бразилии медаль по пара-сноуборду на Кубке Мира в январе, биатлонистка Вивиан Хёш из Германии на Чемпионате мира получила первую в своей жизни бронзу, тоже в январе 2015 года. Жизнь героев продолжается, и их дух движется.

Юлия Данилова: Можно я на правах наблюдателя задам вопрос? Вопрос мой связан скорее с практикой, чем с искусством. Еще раз повторю, что фильм мне очень понравился. Когда происходит перевод взгляда с фильма на действительность, видишь некоторый разрыв. А вопрос у меня к Владимиру: вот, например, что нужно, чтобы здесь, в этом прекрасном клубе, где много всего интересного происходит, появился пандус? Мы, например, давайте на это деньги соберем на сайте «Милосердие»… Что мы можем сделать, чтобы стало лучше?

Владимир Крупенников: Если этот центр принадлежит правительству Москвы, если это не частный центр, а государственный, то здесь должно давно было быть все сделано… Я не знаю, просто, если это к Департаменту культуры относится, то можно задать вопрос Департаменту культуры, почему здесь до сих пор ничего не сделано… В принципе, в Москве существуют законы, и в России существуют законы…

Юлия Данилова: А если частный?

Владимир Крупенников: А если частный – здесь сложнее. Я так понимаю, это памятник архитектуры, и здесь есть определенная проблема с доступностью. Но она тоже решаемая. Без вмешательства в конструктивные особенности здания. Я говорю – все зависит от принадлежности помещения. А в целом у нас в Москве, по крайней мере, вопрос доступности очень активно решается. Невозможно все сделать за один или два года, мы отстаем от западных стран на тридцать лет, они эти проблемы начали решать намного раньше…

Реплика: «Покровские ворота» – это частный центр.

Из зала: Если вы позволите, я задам вопрос, продолжу тему. Видите ли Вы в России изменения в отношении к инвалидам, изменения в доступности? Что произошло во всех отношениях?

Владимир Крупенников: Когда сборная России играла в следж-хоккей, мы отлично знаем, что творилось в Москве – за наших инвалидов болели не меньше, чем за здоровых хоккеистов. Я считаю, что менталитет после Паралимпиады очень изменился, и отношение к инвалидам изменилось. Но у меня есть такой собственный маркер, который сейчас стоит пока в минусе, а не в плюсе к отношению к инвалидам. Этот маркер – инвалидная парковка. Когда я увижу, что обычные люди перестанут парковаться на местах, отведенных для инвалидов, значит, я реально пойму, что в нашем менталитете, по крайней мере, москвичей и гостей столицы, что-то изменилось. Потому что в Америке или в Европе занять инвалидное место – это нонсенс, даже не потому, что за это там полагаются штрафы. У нас штраф – пять тысяч за парковку на инвалидном месте – тоже немаленький, в общем, это то же самое, что проехать на красный свет светофора, но при этом инвалидная парковка у нас всегда занята и занята далеко не инвалидами… Вот когда этот маркер сместится, тогда я пойму, что что-то в менталитете нашего общества изменилось. Мне кажется, что эта льдина еще не поплыла, а пока только треснула, сдвинулась…

Вопрос из зала: Фильм отличный! И у меня такой вопрос. Были ли среди претендентов на участие в фильме в качестве героев онкологические пациенты бывшие?

София Гевейлер: Да, был австралийский спортсмен, и он был одним из претендентов на то, чтобы стать героем картины, потому что это отдельный блок, когда человек получает инвалидность, проходя ампутацию вследствие онкологического заболевания. Но мы довольно быстро узнали, что он не поедет на Паралимпийские игры, и поэтому выбор пал на другого спортсмена с другой историей.

Вопрос из зала: Вы говорили, что очень непросто раскрывать этих героев. И все-таки как вам это удалось? Может быть, у вас есть какие-то свои профессиональные секреты, как все-таки зацепить и раскрыть? Это – первый вопрос. А второй – участие вашего мастера, Сергея Валентиновича Мирошниченко: какую помощь он вам оказывал?

София Гевейлер: Сергей Валентинович оказывал всестороннюю помощь – от начала картины, от идеи и до сегодняшнего дня, когда мы готовимся к прокату и телеэфиру, он, как мастер, был с нами рядом и спасибо ему большое и искреннее. По поводу героев скажу еще, что ситуация осложнялась тем, что в большинстве случаев нужно было общаться через переводчиков. Но полученный во время съёмок опыт доказал нам, что неважно, на каком языке ты говоришь, главное – говорить с человеком честно, от сердца к сердцу, попытаться словом и делом показать ему, для чего это тебе. И когда герои понимали, для чего снимается эта картина, и почему мы выбрали именно его, тогда герои открывались нам. И то же самое произошло с Оксаной и Андреем, потому что, хотя мы говорим с ними на одном языке, но, наверное, они были для нас самыми сложными для раскрытия героями. У них было впечатление, что сейчас мы приедем, что-то снимем и быстро уедем, а мы прожили с ними неделю. День мы писали интервью, потом мы снимали эпизоды, и каждый день был расписан, и они в этот момент просто по-человечески привыкли к нам, и когда мы уезжали, мне казалось, что я уезжаю от каких-то уже близких мне родственников, от которых я уезжать не хочу. И когда Оксана была на премьере в кинотеатре «Москва», она те же самые мысли озвучила, что как с родственниками уже прощались и ждали новых встреч.

Вопрос из зала: Герои – они говорят отдельно о Боге. Ставили ли вы себе такую цель? Или они сами говорили, что для них это важно, объясняли, как они все это чувствуют?

София Гевейлер: Вопроса, как такового, верите ли вы или не верите, в списке общих вопросов для каждого героя не было. И не каждый из героев затрагивает в картине тему веры. Но, так или иначе, мне кажется, что каждый человек, прошедший через какие-то серьезные испытания, размышляет на эту тему. Поэтому я думаю, что в основном герои сами говорили на эту тему, а нашей уже задачей было правильно это преподнести.

Ведущий: Я тоже хочу задать один вопрос. У меня телеканал «Союз» спросил, о чем этот фильм? Просто там промелькнула девушка в эпизоде, с инвалидностью, на коляске, в Сочи. Ее снимала Юлия Меламед для «Московских Новостей», проект «Москвичи» был такой… Там было восемь короткометражек, но хороших. Там был очень сильный момент, например, когда она стоит в метро и просит, чтобы ее подняли по лестнице, в метрополитене. Ну, это так запоминается – она стоит там и: «Помогите, пожалуйста, подняться, помогите, пожалуйста, подняться!» – ну, темп такой, как бы бьет по нервам… И вот когда заканчивается фильм Юлии Меламед, ясно, что имеется в виду – ну, по меньшей мере, можно сказать, проблемы инвалидов в России… Там остается послевкусие, о чем кино понятно. Здесь смотрится весь фильм на эмоциях – все как бы здорово, кино заканчивается – и, как, ну, собственно, о чем?

София Гевейлер: Вы знаете, Лариса Шепитько, известный, талантливейший советский режиссер, к сожалению, она трагически погибла, она говорила гениальную вещь, что если вы вышли из кинотеатра и сразу можете сказать, о чем был фильм, не надо было на него ходить, не надо было тратить время. Можно было эту квинтэссенцию прочитать за пол минуты на бумаге, например, эффект был бы тот же. Кино – это нечто большее. Я счастлива, что фильм получился такой многогранный, и каждый выходит после просмотра с тем, что ему нужно было унести. Вот кто-то будет думать о вере, о своем месте в жизни, кто-то будет думать о своем подъезде, что надо там сделать пандус, доступную среду, чтобы людям было удобнее. Если же говорить глобально, этот фильм о том, что, какие бы испытания нам ни посылала судьба, каждый человек способен творить свою жизнь сам. Спасибо.

Из зала: По-моему, мы все с вами говорим, о чем фильм – да? Вот знаете, лично для меня фильм «Дух в движении», наверное, о том, что каждый из нас после Паралимпиады и Олимпиады, конечно, испытывает гордость за нашу страну, что мы предоставили такую площадку для всех людей со всего мира, чтобы все их увидели, чтобы они показали себя! И честно хочу сказать, конечно, съемки великолепны. И так красиво! Ну, герои красивы душевно. Но Паралимпиада – еще раз! – и эти съемки показывают, какое событие было в нашей жизни. Поэтому после этого фильма я испытываю гордость за нашу страну!

Ольга Митько, исполнительный продюсер картины: Мне этот фильм, прежде всего, позволил взглянуть на людей с инвалидностью иначе. Я поняла, что они не то что такие же, как мы или лучше, хуже, а это люди, которые заставляют взглянуть на весь мир иначе! Их судьбы, их сила воли пример для меня, и они заслуживают внимания больше, чем кто бы то ни было!

Владимир Крупенников: Мы все понимаем, что фильм – о Паралимпиаде. Я бы вопрос немножко по-другому поставил: для чего фильм? То есть для чего и для кого он создавался? И какой будет результат от того, если его покажут, допустим, по «России-1» и его миллионы людей увидят? Вот этот вопрос главный. И самое главное, что да, после просмотра этого фильма действительно произойдут внутренние изменения в сознании людей, люди по-другому посмотрят на проблему инвалидности. Наверняка, каждый себе задаст вопрос, где-то в глубине души: а если, не дай Бог, со мной такое случится, я бы смог? А я бы смог вот это все дело преодолеть? А я бы смог пойти вот таким путем? Наверняка каждый здоровый человек, посмотрев этот фильм, где-то в глубине души себе этот вопрос задает и это правильно, наверное. Я думаю, что это – главная цель фильма.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.