Добрая игуменья

Мать Маргарита, ма­лень­кая, тще­душ­ная, по­чти уже ста­руш­ка, го­ре­ла, как све­ча пред Бо­гом. Когда пришли ее расстреливать, она вышла навстречу солдатам со словами: «Смерти я не боюсь». Память 22 августа

Игумения Маргарита (Гунаропуло). Мензелинский Пророко-Ильинский женский монастырь в начале XX в. С сайтов: https://tatmitropolia.ru/, https://drevo-info.ru/

«О преподобномученице Маргарите (Гунаронуло) говорили: она родилась, чтобы согревать других своей любовью. Та­кие лю­ди, все от­да­ю­щие дру­гим и ни­чем не поль­зу­ю­щи­е­ся со сто­ро­ны дру­гих, все­гда оди­но­ки… Ни­кто ни­ко­гда не спро­сит у них – мо­жет быть и им что-ни­будь нуж­но, мо­жет быть, и они нуж­да­ют­ся в под­держ­ке и в том, чтобы по­лу­чить от­вет­ную лас­ку. К ним шли, ко­гда бы­ло нуж­но, но не за­ме­ча­ли, ко­гда нуж­да в них про­хо­ди­ла…», – писал о новомученице игуменье Маргарите современник, князь Н.Д. Жевахов, впоследствии епископ Могилевский Иоасаф.

Монастырь – школа любви, а вы делаете его штрафбатом

Мария Гунаронуло, киевская гречанка, долго готовилась к принятию монашества. Это был осознанный шаг, о котором она думала с юности. По­сле по­стри­га Марию стали звать Маргаритой. Нескольких лет она жила в жен­ской мо­на­ше­ской об­щи­не «От­ра­да и Уте­ше­ние», под Серпуховом. Игуменьей монастыря тогда была урожденная графиня Орлова-Давыдова.

Пожилая игуменья очень очень строго относилась к сестрам. Здесь мать Маргарита на собственном опыте поняла, какой тяжелой бывает атмосфера в монастыре от жесткого обращения настоятельницы с сестрами, от казенного устроения монашеской обители, которая призвана свидетельствовать о любви. Горький опыт пригодился.

В январе 1917 года мать Маргарита, уже в преклонном возрасте, сама была назначена настоятельницей в Мензелинский Пророко-Ильинский монастырь, недалеко от Уфы. В трудные для Церкви времена игуменья Маргарита так повела дело, что монастырь стал реальной отрадой и утешением и для сестер, и для всех приходящих. Ведь если монахини в монастыре живут друг с другом в дружбе, взаимоподдержке, в уповании на Бога, все это они могут дать и идущим к ним людям.

Потому что монастырь – школа любви, и если там любить не научили, не показали пример, чем сможешь поделиться с другими? Без любви к ближнему не бывает ни милости, ни доброты, ни сострадания, а один строгий спрос, осуждение и гордость.

Есть время для мягкости, есть для железной воли

Великая княгиня, преподобномученица Елизавета Федоровна

Доброта, отзывчивость, удивительная снисходительность игуменьи Маргариты к своим сестрам, к людям вообще не имела ничего общего со слабостью, наоборот, все это сочеталось с железной волей. Матушку любили и уважали не только сестры ее монастыря. Великая княгиня, преподобномученица Елизавета Федоровна очень ее почитала, часто ставила в пример.

Ильинский монастырь был одним из крупнейших в Уфимской епархии. В 1917 году в нем проживало 50 монахинь и 248 послушниц. В обители действовало три храма, монастырская церковно-приходская школа, множество мастерских.

Но лишь до апреля 1917 года монастырская жизнь шла в обычном ритме. После революции территория, на которой располагался Ильинский монастырь, переходила то к «красным», то к «белым».  В конце 1917 года советская власть постановила забрать у монастыря церковно-приходскую школу и передать ее в ведение Министерства народного просвещения. Игуменья Маргарита отказалась это сделать. В «Уфимские епархиальные ведомости» в декабре 1917 года о ней писали:

«На­сто­я­тель­ни­ца Мен­зе­лин­ско­го Про­ро­ко-Ильин­ско­го мо­на­сты­ря игу­ме­ния Мар­га­ри­та на при­гла­ше­ние го­род­ско­го го­ло­вы явить­ся на со­бра­ние по по­во­ду пе­ре­да­чи го­ро­ду цер­ков­но-при­ход­ских школ –пись­мен­но от­ве­ти­ла, что мо­на­стыр­ская шко­ла долж­на остать­ся при мо­на­сты­ре, так как иму­ще­ство и зда­ние шко­лы при­над­ле­жат мо­на­сты­рю, и учи­тель­ни­ца­ми со­сто­ят по­слуш­ни­цы мо­на­сты­ря. Игу­ме­ния за­яви­ла, что со­дер­жа­ние шко­лы впредь бу­дет про­из­во­дить­ся на мо­на­стыр­ские сред­ства (до то­го жа­ло­ва­нье учи­те­лям пла­ти­ло го­су­дар­ство).

Непо­ко­ле­би­мая во­ля игу­ме­нии со­хра­нить связь школь­но­го об­ра­зо­ва­ния с вос­пи­та­ни­ем де­тей в Пра­во­слав­ной ве­ре при­ве­ла к неожи­дан­но­му ре­зуль­та­ту: мо­на­стыр­ская шко­ла бы­ла го­ро­дом остав­ле­на за мо­на­сты­рем, при­чем вви­ду то­го, что в этой шко­ле учат­ся го­род­ские де­воч­ки, го­род ре­шил пла­тить учи­тель­ни­цам… и вы­да­вать тре­бу­е­мые при обу­че­нии по­со­бия…».

Зачем бежишь от своего венца?

Гражданская война, красноармейцы. Фото: https://historyrussia.org/

В апреле 1918 года игуменью Маргариту включили в состав Епархиального совета. Ее авторитет, ее мнение во время собраний играли важную роль. Перед очередным приходом в Мензелинск «красных» «белые» стали покидать город. Игуменья Маргарита решила уйти вместе с ними, чтобы не быть под властью большевиков, закрывающих храмы и монастыри. Бывшая насельница Ильинского монастыря, монахиня Алевтина вспоминала:

«Она (м. Маргарита – прим. Ред.) уже бы­ла на при­ста­ни, ко­гда ей явил­ся об­раз Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, про­из­нес­ший: «За­чем ты бе­жишь от сво­е­го вен­ца?».

По­тря­сен­ная ви­де­ни­ем, игу­ме­ния вер­ну­лась в мо­на­стырь и рассказала о про­ис­шед­шем мо­на­стыр­ско­му свя­щен­ни­ку. Она по­про­си­ла это­го свя­щен­ни­ка за­ра­нее за­го­то­вить для нее гроб, а по­сле от­пе­ва­ния по­хо­ро­нить ее в тот же день».

Город еще несколько раз переходил из рук в руки. Наконец, взяв Мензелинск, большевики расстреляли более двухсот человек. Игуменья Маргарита спрятала в монастыре раненых белых солдат, сестры за ними ухаживали. Большевики их обнаружили и расстреляли на глазах у монахинь.

«Я хо­чу тер­петь и стра­дать в этой жиз­ни до кон­ца, лишь бы толь­ко вы спас­ли свои ду­ши»

Епископ Могилевский (князь Н. Д. Жевахов). Фото: https://otrada.net/

Об убийстве игуменьи Маргариты рассказывал ее духовный сын, кня­зь Н. Же­ва­х­о­в, ставший епископом Могилевским:

«Во­рвав­шись в мо­на­стыр­скую огра­ду, боль­ше­ви­ки по­же­ла­ли осквер­нить храм, но игу­ме­ния не пу­сти­ла их ту­да. Ма­туш­ка без­бо­яз­нен­но вы­шла к тол­пе пья­ных и во­ору­жен­ных до зу­бов боль­ше­ви­ков и крот­ко ска­за­ла им: «Смер­ти я не бо­юсь, ибо толь­ко по­сле смер­ти я яв­люсь ко Гос­по­ду Иису­су Хри­сту, к Ко­то­ро­му всю жизнь свою стре­ми­лась. Вы толь­ко уско­ри­те мою встре­чу с Гос­по­дом…

Но я хо­чу тер­петь и стра­дать в этой жиз­ни до кон­ца, лишь бы толь­ко вы спас­ли свои ду­ши… Уби­вая мое те­ло, вы уби­ва­е­те свою ду­шу… По­ду­май­те над этим». В от­вет по­сы­па­лись пло­щад­ная брань и тре­бо­ва­ния от­крыть храм. Игу­ме­ния на­от­рез от­ка­за­ла, а боль­ше­ви­ки ска­за­ли: «Так смот­ри же: зав­тра ра­но утром мы убьем те­бя»… С эти­ми сло­ва­ми они ушли. По­сле их ухо­да, за­пе­рев на за­по­ры цер­ков­ную огра­ду, игу­ме­ния Мар­га­ри­та вме­сте с сест­ра­ми от­пра­ви­лась в храм, где про­ве­ла всю ночь в мо­лит­ве».

По воспоминаниям монахини Алевтины, во время ран­ней обед­ни боль­ше­ви­ки ворвались в Вознесенский собор монастыря, вывели матушку на паперть, не дав причаститься, несмотря на ее просьбы об этом. Расстреляли ее здесь же, на паперти, в упор. «Сла­ва Те­бе, Бо­же!» – успела ска­зать игу­ме­ния Мар­га­ри­та и за­мерт­во упа­ла.

Сестры со слезами хоронили игуменью-мученицу, которую многие любили как родную мать. Ее погребли у алтаря Вознесенского храма, возле которого она была расстреляна. Но разве можно сказать, что матушка не успела причаститься? Смерть за Христа со словами любви к мучителям – разве не есть само причастие Богу?

«Другая будет мученицей»

Святая прмц. Маргарита Мензелинская. Изображение с сайта: http://alexandrtrofimov.ru/

Уже в наше время дочь мензелинского священника М. Михайлова вспоминала, как в 1970-е годы начали копать яму за алтарем тогда еще закрытого Вознесенского храма. Неожиданно обнаружили гроб, в котором были нетленные останки монахини с крестом на груди.

Гроб решили не тревожить, а для ямы выбрали другое место: «По-ви­ди­мо­му, это и бы­ла игу­ме­ния Мар­га­ри­та. Го­во­рят еще, что бы­ло пред­ска­за­ние од­но­го ве­ли­ко­го рус­ско­го свя­то­го, Амвросия Оптинского, о Мен­зе­лин­ском мо­на­сты­ре, что при од­ной на­сто­я­тель­ни­це храм по­ста­вят, дру­гая бу­дет му­че­ни­цей, а при тре­тьей – ко­ло­ко­ла па­дут. Так и слу­чи­лось. Игу­ме­ния Мар­га­ри­та ста­ла му­че­ни­цей, а при по­след­ней на­сто­я­тель­ни­це сня­ли с церк­ви ко­ло­ко­ла и мо­на­стырь за­кры­ли…»

Игу­ме­ния Мар­га­ри­ту прославили как мест­но­чти­мую свя­тую Уфим­ской епар­хии 26 октября 1999 года, а на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 2000 года ее при­чис­лили к Со­бо­ру но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

При подготовке статьи были использованы следующие материалы:

  1. Зимина Н. П. Преподобномученица Маргарита (Гунаронуло), игуменья.
  2. Книга воспоминаний князя Н.Д. Жевахова. Глава XXXIX. Игуменья Маргарита (Мария Михайловна Гунаронуло).

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться