Эксперты все чаще прогнозируют скорую смерть детского активного туризма в России. Но так ли это на самом деле?

Фото: Сергей Мальгавко / РИА Новости

С момента трагедии на Сямозере, которая привела к гибели 14 детей, прошло уже два года, но судебное разбирательство по этому делу еще идет. Одновременно с этим в Карелии идет реструктуризация в сфере детского туризма – Республиканский центр детско-юношеского туризма переводят в подчинение Республиканского ресурсного центра развития дополнительного образования. По мнению местных жителей, этот шаг окончательно убьет в регионе детско-юношеский туризм, который и без того переживает сейчас не лучшие времена.

Впрочем, это лишь частный случай общей тенденции. По данным Союза организаторов детского активного туризма (СОДАТ), за последние 10 лет количество детей, охваченных каким-либо видом активного отдыха, будь то поход или экскурсия, сократилось почти вдвое.

Минувшие два года и вовсе стали для этой отрасли шоковыми – зашкаливающее количество проверок с драконовскими требованиями и не менее драконовскими штрафами привело к тому, что многим компаниям в этом сегменте рынка было проще перепрофилироваться или вовсе уйти, а не искать возможные решения.

Масла в огонь добавляют посты в соцсетях и на тематических форумах, которые на повышенных тонах рассказывают о претензиях, предъявляемых чиновниками в адрес организаторов активного досуга.

Тут и истории про то, что палатки теперь надо запирать на замок, и страшилки про то, что детям хотят запретить подходить к кострам более чем на пять метров, и прочие «приколы», читая которые порой задумываешься, действительно ли могут существовать подобные абсурдные требования в реальности.

Об итогах прошедшего летнего сезона и прогнозах на будущее беседуем с заместителем председателя совета Союза организаторов детского активного туризма Мариной Грицун и руководителем и инструктором детских программ компании «Коллекция Приключений» Григорием Левонтиным.

Палаточный лагерь и поход – это большая разница

Скриншот с youtube.com

«Безусловно, пока тенденция отрицательная – количество стационарных палаточных лагерей и походов неуклонно и достаточно резко сокращается. Связано это с тем, что с точки зрения оформления это один из самых сложных сегментов детского отдыха», – говорит Марина Грицун.

Стоит пояснить, что организовать классический поход с рюкзаками и палатками, движением по маршруту и одной или несколькими стоянками гораздо проще – заявлять его необходимо только в МЧС, а также заранее предоставить справки об отсутствии судимости взрослых, которые будут сопровождать ребят, в МВД.

На этом требования пока заканчиваются – СанПиНы по походам пока находятся в стадии разработки.

А вот стандарты по стационарным палаточным лагерям, которые разворачивают на длительный срок и в которых может проходить за лето от одной до нескольких смен, регулируется более чем 106 нормативными актами. Писать их начали в Роспотребнадзоре еще при Геннадии Онищенко и до сих пор вносят поправки.

«Не важно, на сколько вы открываетесь – придется собрать более 180-ти документов. Это просто килограммы бумаги в сезон.

Поэтому многие организаторы просто уходят в тень, прячутся под разными другими названиями – сборы, семейный отдых. Лишь бы не звучали слова “палаточный лагерь”, чтобы это не оформлять», – поясняет Грицун.

«Меня удручает политика Роспотребнадзора, – добавляет она. – Люди настроены оценивать свою работу количеством штрафов, а не количеством отдохнувших детей. Если инспектор после проверки уходит без штрафов, ему будет нарекание за плохую работу. Вот он ходит и выискивает, потому что у него нет выбора – это установка ведомства. И пока ведомство нацелено не помогать исправлять недостатки, а штрафовать, все будет печально».

«В походе не купайтесь, запирайте палатку и не приближайтесь к костру»

Фото с сайта summercamp.ru

«Самым трудновыполнимым требованием для стационарного лагеря многие считают обязанность обносить его забором – иногда такие лагеря располагаются на территории лесов, на побережье рек и озер», – рассказывает Григорий Левонтин.

Такое правило относится к антитеррористическим мерам, которым с недавних пор уделяют повышенное внимание. Сюда же – попытки установить в детских палаточных лагерях так называемую «тревожную кнопку», которая посылала бы сигнал на пульт МВД.

Обеспечить ее постоянное функционирование на практике оказалось невозможно, поскольку электричество в лагере производит только генератор. «После моего мотивированного отказа чиновники обещали мне, что все будет очень плохо, но в реальности этого не случилось, как говорится, пошумели и забыли», – объясняет Левонтин.

Другие интернет-страшилки рассказывают о том, что организаторов туристических мероприятий обязывали носить с собой огромные канистры с питьевой водой, либо брать пробы из водоемов. Все так и не совсем так.

Повторимся, что СанПиНы пока написаны только для тех лагерей, которые находятся на одном месте, а не разбиваются по пути следования организованной группы. В стационарном лагере, действительно, должен быть кулер либо источник питьевой воды, пробы из которого взяты заблаговременно и подтверждены необходимыми лабораторными исследованиями.

То же самое касается любого объекта купания рядом с лагерем – озера, пруда или реки. «Приезжают люди, берут воду, песок с пляжа на анализ бесплатно, через две недели дают заключение о том, пригодна ли эта вода для купания. Как правило, она пригодна.

С другой стороны, если там есть что-то плохое, то, наверное, и не стоит там купаться? Вполне разумное требование», – рассказывает Григорий Левонтин.

Еще один камень преткновения между туристами и чиновниками из Роспотребнадзора – пункты СанПиН об организации питания. В одном из гневных постов прозвучало обвинение такого рода: лагерь хотели оштрафовать за то, что продукты (консервные банки с тушенкой и сгущенкой) стояли на земле.

«Действительно, здесь есть недопонимание, – уточняет Марина Грицун. – В документе нет оговорки о том, что любой лагерь – это костровой тип питания, вот чиновники и начинают придираться, отсылая палаточные лагеря к требованиям по школьному питанию, которые невыполнимы для лагеря полевого».

Но при этом, считает эксперт, есть и разумные требования – должна сохраняться маркировка продуктов, товарное соседство, маркировка кухонного инвентаря.

«Это нормально, это правильно. Не надо пытаться говорить, что можно резать сырое мясо и хлеб одним ножом на одной доске – нельзя! Есть требования, которые связаны с безопасностью детей, это основа эпидемиологии».

Придирчивость и нежелание обеих сторон разбираться в том, что записано в нормативных актах, чаще всего и становятся причиной открытых конфликтов. Скажем, существует пункт СанПиН по поводу так называемых антропозоонозных территорий – тех, на которых есть риск получить инфекции, передающихся от животных к человеку, например, туляремию или клещевой энцефалит.

«Трактовать можно по всякому – если воспринимать напрямую, получится, что лагеря нельзя размещать нигде, вся Россия эндемична по тем или иным заболеваниям.

Но на самом деле ведь имелось то в виду, что лагеря нельзя размещать на таких территориях без обработки.

Стоишь стационарным лагерем – будь любезен территорию выкосить и обработать. Это разумное, нормальное, хорошее требование. Просто у ряда чиновников оно при неправильном чтении превращается в абсурд», – рассказывает Марина Грицун.

Абсурдные требования о том, чтобы в походе дети не подходили к костру ближе, чем на пять метров, запирали палатку на замок и прочие интернет-страшилки оба эксперта отвергают, таких правил и нормативов нет.

В документах Роспотребнадзора все в целом логично и объяснимо, другое дело, что находятся чиновники, которые слишком вольно трактуют букву закона.

«СанПиНов по походам пока просто нет»

Фото с сайта incamp.ru

Что касается пеших походов по заранее определенному маршруту с одной или несколькими стоянками, то здесь Роспотребнадзор проверять вообще ничего не может. И запрещать тоже – только лишь рекомендовать.

Единственное ведомство, которое организаторы заранее, в десятидневный срок, должны уведомить, это МЧС. По правилам, в структуры Министерства по чрезвычайным ситуациям подаются маршрутный лист, список сотрудников, сопровождающих детей и их контакты. Устанавливаются наличие телефонной связи с группой и точки аварийного схода.

Когда поход уже идет, базовый лагерь или организаторы похода должны несколько раз в сутки отзваниваться в МЧС и сообщать обо всем, что происходит на маршруте, а если связи на каких-то участках нет, об этом заранее пишут в маршрутном листе.

На этом, собственно, ограничения и заканчиваются. По желанию дополнительно можно подавать списки групп в МВД, но это скорее страховка, нежели необходимость. По закону, это ведомство может требовать от организаторов пешего похода только справки о несудимости педагогов и сопровождающих лиц.

«При подаче документов на походную программу МЧС интересуется только вопросами безопасности, например, наличием спасжилетов, если это байдарочный поход, – комментирует Григорий Левонтин. – Ну и дополнительно мчсовцы на местах интересуются, собственно, людьми, кто пришел на подведомственные им реки, озера, в леса.

Обычно для детских групп они выезжают и проводят инструктаж, что в целом тоже неплохо и даже полезно. Конечно, случается всякое – там ведь тоже люди работают!

Был, например, у нас как-то прекрасный дядечка, который девятилетним детям рассказывал, сколько тут народу утонуло с начала сезона.

Но он не со зла – он так понимает свои должностные обязанности».

Случаются с представителями власти, конечно, и казусы – сбрасывать человеческий фактор со счетов не всегда удается. «Стоит, например, передо мной капитан полиции города Валдай, смотрит пристально и говорит: “Ну хорошо, вы все свои документы и корочки мне показали, только все равно вы у меня доверия не вызываете”. А что я ему могу в отсвет сказать?

Достаточно иллюстративная ситуация, показывающая, что человек на месте может демонстрировать все, что угодно, а критерий очень простой – не вызываете доверия», – говорит Левонтин.

Он, как представитель туриндустрии, опасается, что в готовящихся к выходу СанПиНах для походов, возможно, будут абсурдные и невыполнимые требования. Марина Грицун, которая, к слову, входит в рабочую группу по составлению этого документа, уверена: при должном градусе обсуждения ошибок возможно избежать.

Но стоит быть внимательными – требования, которые могут показаться избыточными, на самом деле обоснованы и могут спасти чью-то жизнь.

«Да, и в походе необходимо носить за собой несколько разделочных досок и ножей, соблюдать товарное соседство и быть аккуратными при приготовлении пищи – это же основы основ!»

«Есть запрос на детский туризм как средство от гаджетозависимости»

Фото с сайта kamchatka-pskov.ru

Рассуждая об ограничениях, которые накладываются на организаторов турпоходов, комментаторы в сети любят добавлять очевидный вывод: мол, отрасль раздавят до основания и дети в походы ходить перестанут.

Ну и кто у нас вырастет – диванное поколение, не знающее, что такое природа и как с ней взаимодействовать, не умеющее выживать и не знающее простых радостей песен у костра и печеной картошки?

«Не могу сказать, что туризм остро необходим всем без исключения детям, и без него они вырастут потерянным поколением. Времена меняются, и ключевые компетенции тоже меняются вместе со временем. Но туризм, безусловно, полезен.

Это возможность погрузить ребенка в незнакомую среду, дать ему действовать, совершать выбор и неизбежно сталкиваться с последствиями, получать обратную связь. Причем не как в школе – садись, два, а вполне конкретно. Когда ты не научился разводить костер, озяб и промок – это обратная связь от жизни», – считает Григорий Левонтин.

Запрос на турпоходы, слеты и даже однодневные выезды сейчас есть, и он растет, уверена Марина Грицун.

Впервые за последние два года туроператоры стали получать заявки на такой вид отдыха, причем часто они поступают от администрации школ, ранее не заинтересованных отпускать детей куда бы то ни было вне своих стен.

«Многие директора и учителя уже поняли, что без выхода детей в лес, без уроков ОБЖ на природе не обойтись. Прибавьте сюда культ норм ГТО, здорового образа жизни и физической активности. Сами учителя стали понимать, что борьба с гаджетозависимостью, несамостоятельностью и инфантильностью детей – это движение, спорт, походы и природная среда. Потребность есть, растет количество запросов», – рассказывает эксперт.

Она убеждена, что если количество таких мероприятий включить в KPI руководителей образовательных учреждений и сделать так, чтобы это прямо пропорционально влияло на рейтинг школ и ее оценку министерством образования, положительный тренд не заставит себя ждать.

Так что, даже несмотря на текущие ограничения и выход СанПиНов по походному туризму, которые некоторые эксперты отрасли ожидают уже весной 2019 года, хоронить детский походный туризм еще рано – у него есть все шансы выжить.