Инфекционные больницы в последние десятилетия были практически забыты, никто их не развивал, поэтому сейчас они находятся в ужасном состоянии

Испытательный лабораторный центр в Центре гигиены и эпидемиологии, где проходят исследования по выявлению коронавируса COVID-19. Фото Сергей Фадеичев/ТАСС

Начиная с декабря прошлого года мировая пресса в режиме онлайн наблюдает за распространением инфекции, вызванной коронавирусом 2019-nCoV. Первый случай заболевания был зафиксирован в Китае 8 декабря 2019. Для того, чтобы расшифровать геном 2019-nСoV, врачам потребовалось менее месяца. В начале марта первый заболевший был выявлен уже в Москве.

По данным на 2 марта, всего с начала эпидемии в мире было зарегистрировано 90 899 случаев  заражения, 3116 из них закончились смертельным исходом. Больше всего людей погибло в Китае (2 943), Иране (66) и Италии (52 человека). Единичные случаи заболевания зафиксированы в Японии, США, Австралии, Южной Корее, Таиланде, Сингапуре, Франции, Германии, Канаде, России и некоторых других странах.

Коронавирус из Китая: все, что известно о нем сейчас

Однако вопреки ажиотажу вокруг коронавируса, статистика свидетельствует, что это далеко не самое массовое и смертельное заболевание. От вируса гриппа, по данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно погибают до 650 тысяч человек.

Распространение

– Что-то похожее на сегодняшнюю историю с коронавирусом мы наблюдали в 2003 году, когда появилась атипичная пневмония, а затем свиной, птичий грипп, у которых скорость распространения тоже очень высокая, особенно в сравнении с ветряной оспой или корью. У коронавируса она намного меньше. Тогда же стали разрабатываться вакцины, и через два года заболеваемость была на нуле, – говорит Надежда Юминова, заместитель директора по научной работе ГУ НИИ института вакцин и сывороток им. И.И.Мечникова, врач – вирусолог, доктор биологических наук, профессор.

По словам Юминовой, причина массового распространения вируса прямо связана с погодными условиями стран Азии, Дальнего и Ближнего и Востока. Влажный климат и высокие температуры способствуют быстрой передаче инфекции. Именно по этой же причине вирус в течение почти трех месяцев не был выявлен в России.

Вспышка коронавируса в Китае: чрезвычайная ситуация международного масштаба

Ярослав Ашихмин, врач-терапевт, советник генерального Директора Фонда Международного медицинского кластера СКОЛКОВО полагает, что причина, по которой вирус так долго не диагностировали в России  – не очень хороший учет. В пользу этой версии говорит тот факт, что у России достаточно протяженная граница с Китаем и  большой обмен туристами. Все это неизбежно могло привести к появлению зараженных людей.

– Но это и хорошо с социальной точки зрения, потому что паника, которая есть во всем мире, существенно хуже, чем сам коронавирус. Ужас, который сопровождает инфекцию, сильно раздут, тот же вирус гриппа приносит смертей существенно больше, – уверен Ашхмин.

С ним согласна и Марина Болдинова, врач-терапевт Hadassah Medical СКОЛКОВО.

– Вся эта ситуация с ажиотажем вокруг коронавируса искусственно нагнетается. Создание и поддержание паники может быть выгодно фармкомпаниям-производителям противовирусных препаратов, которые защищают или якобы защищают от вирусов, тем предприятиям, которые изготавливают медицинскую защитную продукцию типа масок. С другой стороны, от этой ситуации страдают авиаперевозчики, и России, которая граничит с Китаем и имеет множество торговых, культурных и прочих связей, усиление паники вокруг коронавируса совершенно не выгодно.

Готова ли Россия к встрече коронавируса?

Водитель машины скорой помощи на территории многопрофильного медицинского центра «Новомосковский», куда будут госпитализировать пациентов с подозрением на коронавирус COVID-19. Фото Станислав Красильников/ТАСС

В январе 2020 Счетная палата опубликовала «Отчет о проверке материально-технической базы детских поликлиник». Как следует из документа, еще год назад 14 % зданий, в которых оказывается медицинская помощь, находились в аварийном состоянии, в 30,5 % отсутствовал водопровод, в 52,1 % – горячее водоснабжение, в 41,1 % – центральное отопление, в 35 % – канализация. Кроме того, главная проблема – недостаток квалифицированных кадров.

По словам Игоря Ашихмина, ситуация с инфекционными больницами ничуть не лучше. И если в профессионализме врачей сомневаться не приходится, то сами учреждения здравоохранения находятся в ужасном состоянии, и далеко не все из них оборудованы специальной техникой для выхаживания тяжелых пациентов. В этом случае коронавирус может принести пользу: эпидемия в очередной раз обнажит эти проблемы и на их решение, возможно, будет выделено финансирование.

– Инфекционные больницы были практически забыты, в последние десятилетия никто их не развивал. Традиции делать инфекционные отделения (отдельные строения, боксы) в рамках больницы общего профиля у нас нет, хотя это было бы самым правильным.

Но самой большой проблемой является недостаток жизнеспасительной терапии, аппаратов экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО, ЭМО), которые нужны для выхаживания всех пациентов в тяжелом состоянии.

Хорошо, если сейчас мы задумаемся о том, чтобы они появились, потому что они точно так же нужны при тяжелом гриппе. Это очень нужный вид терапии, от которой зависит успех лечения тяжелых пациентов.

Кроме того, у нас не выстроен должным образом процесс госпитализации таких пациентов. Поэтому чуда ждать не стоит. Порой, самое большое, что могут сделать врачи в ситуации, когда пациент заболел инфекционным заболеванием, это изолировать его.

Дроны против коронавируса: ВОЗ советует равняться на Китай

Как и другие вирусные инфекции, коронавирус опасен тем, что у ряда пациентов могут начать отказывать внутренние органы: легкие перестают выполнять свою функцию, начинает сдавать сердце. В этом случае нужен аппарат ЭКМО, который при низкой эффективности вентиляции  легких позволяет насыщать кровь кислородом.

Есть такие случаи, когда умирает беременная женщина, а плод может жить несколько недель, «дозревать», и рождаться здоровым, если женщина лежит на аппарате ЭКМО. Поэтому нужно понимать, насколько важно экипированное отделение реанимации.

По большому счету, это стратегический вопрос: строить инфекционные больницы или делать отделения в крупных многопрофильных госпиталях. Речь идет о том, что для излечения таких пациентов нужно большое количество компетенций, которых зачастую в инфекционных больницах нет.

У подобных заболеваний бывают сердечно-сосудистые осложнения, нужна реанимация исключительно высокого уровня. У реаниматологов же компетенции выращивают в стенах больницы общего профиля. Обычные инфекционные больницы кроме как изоляцией пациентов ничем помочь не могут, в отличие от многопрофильной клиники, – считает Ярослав Ашихмин.

Что касается терапии и протоколов лечения коронавируса, врачи обязаны действовать в соответствии с методическими рекомендациями по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции, разработанными Минздравом. Они включают как клинические, так и лабораторные исследования у пациентов с подозрением на инфекцию, а также изоляцию больных в боксированные помещения/палаты инфекционного стационара.

– Уже были такие же ситуации с повышением заболеваемости гриппом, поэтому для медиков ничего необычного в лечении больных коронавирусом нет. В этом случае идет стандартная терапия, которая применяется при выраженной интоксикации организма – введение инфузионных растворов, плазмофорез, и т.п.

Ко всему прочему, в настоящее время идет разработка вакцины, и хотя для фармацевтики это процесс не быстрый, я думаю, в этом случае ее создание будет форсировано, – полагает Марина Болдинова.

В январе сотрудники новосибирского центра вирусологии «Вектор» разработали два диагностических набора для нового коронавируса, которые были направлены в регионы. В июне предполагается уже провести первые исследования прототипов вакцины.

В самом предприятии, сославшись на то, что объект является режимным, от комментариев отказались и предложили составить официальный запрос.

Чем лечить

Фото Роман Пименов/ТАСС

Лечить коронавирусную инфекцию нужно противовирусными препаратами, говорит Надежда Юминова. Это единственный вид лечения, который будет эффективен в самом начале болезни.

– Смертельным вирус может оказаться для людей старшего возраста с ослабленным иммунитетом, поэтому для лечения нужно использовать противовирусные препараты. Очень важно применять лекарство в самом начале попадания вируса в организм, когда только начинается его размножение.

Мы, к сожалению, не можем знать, был ли заражен человек и получил ли он инфекцию. И это осложняет диагностику. Весна – всегда время снижения общего иммунитета у людей. Я бы советовала в это время года пройти курс витаминизации, возможно, курс противовирусной терапии, – говорит Юминова.

Как защититься от коронавируса. Советы ВОЗ

Игорь Ашихмин также придерживается мнения, что единственно возможное лечение в этом случае – специальные противовирусные препараты.

– Назначать их должны хорошо обученные специалисты и только в тяжелых случаях. Ни один из широко рекламируемых так называемых «противовирусных препаратов» при коронавирусной инфекции не поможет, – говорит Ашихмин.

В Роспотребнадзоре также рекомендуют при возвращении из стран, где зафиксирован коронавирус, уделять внимание своему здоровью и обращаться к врачам с симптомами простуды. После того, как медик выпишет направление в инфекционный стационар, специалисты возьмут все необходимые анализы для выявления вируса.

При этом сделать анализ в частном медицинском центре или независимой лаборатории не получится, специальными тест-системами располагает только Роспотребнадзор.