Опыт погружения редактора «Милосердия» в глубины видеохостинга YouTube. Я считал, что готов. Скорее всего нет

youtube-blocked (1)

Когда-то у нас в «Милосердии.ru» был редактор, отвечающий за все видео, появляющееся на сайте. Редактор этот завел для нас канал на YouTube. Редактор ушел, а канал остался. В результате мне пришлось по мере сил следить, что там происходит. Например, мне в почту приходили все комментарии, которые оставляли под нашими роликами благодарные зрители.

И все как-то так шло тихо и более или менее мирно до той поры, пока несколько наших роликов не попали по каким-то неведомым мне причинам в список рекомендованных на стартовой странице YouTube.

Тогда-то я и узнал, что такое популярность.

Это случилось ночью. Утром я обнаружил в почте запись следующего содержания: «Чтоб он сдох». Пожелание адресовалось слепому мальчику, про которого рассказывал наш ролик «Что видит слепой».

Смысл этого трехминутного фильма состоит в том, что слепой мальчик представляет себе мир по рассказам зрячих своих родственников и друзей, что мир этот с синими курицами, красными утками и горячим солнцем с ручками для нас выглядит необычно и даже смешно, но он ничуть не менее ценен, чем наш привычный.

Словом, мы хотели показать, что слепой ребенок живет счастливо и у него такое же детство и те же радости, что у всех остальных детей.

Оказалось, что эта простая мысль, во-первых, непонятна большинству зрителей, во-вторых, видимо, вследствие непонятности, вызывает агрессию.

«Чтоб он сдох», «биомусор», «овощ», «таких надо убивать сразу после рождения» — это самые нежные отзывы из тех, что посыпались в мою почту в совершенно неожиданных количествах. По правде говоря, я растерялся.

Я работаю в электронных СМИ с 1999 года, и за 17 лет начитался в сети разного. Для меня не новость, что отзывы в форумах и на сайтах пишут люди, скажем так, часто не вполне адекватные, чем-то разозленные, часто, причем, злость эта не связана ни с темой публикации, ни с автором оной, ни с изданием, где появилась публикация. Я с привычным редакторским высокомерием (увы, приходится признать, что это неприятное качество со временем вырабатывается у всех, кто работает в СМИ) не замечал магматических выплесков народных глубин. А когда замечал, то всегда договаривался.

Я помню замечательную историю начала нулевых, когда я даже подружился с одним из самых злобных и непримиримых комментаторов. Настолько, что уговорил его написать для моего издания текст. И текст, не помню уже про что он был, я опубликовал в знак временного примирения с Аидом.

Но того, что произошло в YouTube, я не ожидал. Примерно то же, что у слепого мальчика, творилось в комментариях под роликами про аутистов, девочку с синдромом Дауна и несколькими другими.

Я пытался ассенизировать ленты комментариев, удалял матерные и те, что наносили личные оскорбления героям публикаций. Потом стал банить авторов подобных записей. Но чем больше я удалял и банил, тем больше приходило новых пользователей с новыми пожеланиями.

В какой-то момент я понял, что точечная ассенизация не работает. Или нужно только ей и заниматься, потому что за 10-15 минут появлялось несколько десятков новых комментов. Я стал раздражителен, я ругался и ссорился с женой и детьми, я уже с огромным трудом удерживался от написания ответов в заданной комментаторами и понятной им стилистике. В конце концов, я принял решение, которое нужно было принять сразу, я вообще закрыл возможность комментировать.

Решиться на это мне мешали те неагрессивные люди, которые все же были в этих лентах. Они оставляли примерно следующие записи: «Я проплакала весь ролик», «Как жаль мальчика», «Почему же Боженька его не пожалел» и т.п.

Однако, подумав, я решил, что и эта реакция, по сути своей, не конструктивна и, откровенно говоря, не слишком отличается от описанной выше. Ведь не о том все эти фильмы, не о том, что слепых, аутистов или людей с синдромом Дауна надо жалеть! Жалость тут вообще ни при чем! Ведь не придет же вам в голову жалеть лысых или блондинов? Или левшей? Все разные и все по-своему живут в своих разных и равноценных мирах. В этой разности и есть норма, а не в том, что все одинаковые, как на параде.

Словом, поразмыслив, я решил закрыть комментарии. И наступила, наконец, прекрасная тишина. Иногда, впрочем, мне в почту еще приходят какие-то гневные ответы на гневные же выпады, но ничего из этого уже не появляется в YouTube. Так, фантомные боли. Жизнь моя наладилась.

И еще одно, что я теперь просто обязан сказать.

Дорогие наши читатели, нас с вами оказалось ужасно мало. Еще месяц назад я думал, что таких, как мы, большинство. Теперь я понимаю, как сильно ошибался. Нет, увы, нас катастрофически мало. И мы должны быть вместе, мы должны быть не сильными, нет, но преданными, потому что только любовь может победить все, только любовь может победить любой ад, даже YouTube.