Судьба этого благотворительного заведения связана с именами двух императоров. Построенный по прихоти Екатерины Великой на Лягушачьем болоте на пути в Царское Село, дворец был местом блистательных приемов высшей знати. Но волею императора Николая I преобразован в воинскую богадельню, где доживали свой век офицеры и младшие чины из числа инвалидов Крымской войны

Начинаем серию публикаций «Благотворительность и власть в истории России». Построенный по прихоти Екатерины Великой на Лягушачьем болоте на пути в Царское Село, этот дворец был местом блистательных приемов высшей знати. Но волею императора Николая I преобразован в воинскую богадельню, где доживали свой век офицеры и младшие чины из числа инвалидов Крымской войны.

«Чесменский дворец близ Петербурга»; Ж.-Б.де ла Траверс, 1780-е гг

Чесменский дворец в Санкт-Петербурге — памятник архитектуры, императорский путевой дворец, созданный архитектором Ю. М. Фельтеном по заказу императрицы Екатерины Второй в стиле псевдоготики. Вместе с Чесменской церковью составлял некогда уникальный ансамбль, обращённый к бывшему Царскосельскому тракту.

«Екатерина Вторая на прогулке в Царскосельском парке»; Вл.Боровиковский, 1794 г

План дворца

Дворец в плане представляет равносторонний треугольник (каждая сторона около 40 м.), углы которого решены в виде башен, последние завершаются фонарями с полусферическими куполами. Помещения располагаются по периметру здания. В образовавшийся внутренний треугольник вписан круг — Парадный зал второго этажа. Внешние стены дворца, возвышаясь над массивом всего здания, образуют своеобразную зубчатую корону. Первоначально нижний этаж был обработан рустом, выше же оставалась обнажённой кирпичная кладка стен. Массивный объём дворца, прорезанный по фасаду стрельчатыми проёмами окон в два яруса, должен был ассоциироваться с суровыми рыцарскими временами.

Круглый зал на втором этаже использовался для встреч императрицы и георгиевских кавалеров. Главным орденом России здесь были награждены Суворов, Кутузов и многие другие.

Чесменский дворец; рисунок неизвестного художника кон.18 в

Символом ансамбля стала болотная лягушка, чьё изображение многократно повторено в виде эмблемы в знаменитом «Сервизе с зелёной лягушкой»

Сервиз был заказан Екатериной II в 1770 году специально для Чесменского дворца, который тогда именовался как «Дворец на лягушачьем болоте» («Кикерикексенский дворец»). Поскольку дворец был расположен в местности, название которого переводится с финского языка как «Лягушачье болото», на каждом из 952 предметов сервиза изображена зеленая лягушка. Сервиз был исполнен в «фаянсе цвета сливок», характерном для изделий английского керамиста Джозайи Веджвуда. Историческая ценность 1244 архитектурно-пейзажных видов старой Англии, в сочетании с разнообразием форм, простых и спокойных, безупречностью техники исполнения, изысканностью красочной гаммы, делает сервиз уникальным. Сейчас сервиз хранится в коллекции английской керамики в Эрмитаже.

В 1780 г. Кикерикексенский дворец переименовали в Чесменский в честь десятой годовщины победы русского флота при Чесме в русско-турецкой войне.

Чесменский дворец; гравюра кон.18 в

В 1796 г. Екатерина умерла, и дворец перешёл во владение Павла Первого. Последний предпочитал Царскому селу Гатчину, и потому по прямому назначению дворец не использовал. Тогда император совершил попытку переквалифицировать дворец под богадельню и лечебницу. В 1799-м году дворец передается ордену Госпитальеров-иоаннитов (более известному как Мальтийский). Однако идея не нашла применения. В 1799 г. особая комиссия нашла дворец неподобающем местом «для устроения в нём лазарета Мальтийского ордена…»

Портрет Павла Первого; С.С.Щукин, 1799 г

Отказ был аргументирован нехваткой воды, хотя чаще это решение объясняют нелюбовью Павла ко всему Екатерининскому. В результате дворец вернули в ведение Придворного ведомства.

Весной 1826 года опасающийся восстаний император Николай Первый приказал перевезти в Рождественскую церковь дворца из Царского села мёртвое тело брата Александра. Именно здесь в ночь с 5 на 6 марта августейший труп переложили из ещё таганрогского деревянного гроба в новый, бронзовый, укрыли бездыханного царя мантией и поставили саркофаг на траурную колесницу, отправившеюся в столицу на похороны. 12 — 14 июля того же года в резиденции находилось тело Елизаветы Алексеевны, супруги императора Александра.

Посмертная маска Александра Первого

В 1830 г. история дворца, как императорского путевого особняка закончилась — здание перевели из ведения придворного ведомства во владение Комитета о раненных.

Портрет императора Николая Первого; Франц Крюгер, 1852 г

Богадельня была основана в 1831 по распоряжению Николая Первого для призрения старых и увечных воинов, «которые после отставки от службы, не в силах снискивать пропитание своими трудами и лишены способов к содержанию». Состояла в ведении «Комитета 18 августа 1814 г.» (Александровского комитета о раненых). Существовала на проценты с капитала, выделенного из казны на ее содержание, и частные пожертвования. В богадельне поселились ветераны войны 1812-го года, а затем и других войн, которые вела Россия. Женатые ветераны жили здесь вместе с семьей (впоследствии, с середины 19-го века в богадельне разрешили также селиться проживающим на пенсии вдовам ветеранов).

Архитектор Александр Штауберт, построивший немало казарм и госпиталей, в течение шести лет приспосабливал дворец под Отель инвалидов — пристроил к нему три одинаковых двухэтажных корпуса, соединявшихся переходами с угловыми башнями дворца. Солдаты жили в стоместных палатах, офицеры — в отдельных комнатах. Чесменская богадельня пользовалось заслуженным уважением в столице, очереди поступления приходилось ждать по два-три года. Призреваемые содержались бесплатно, за ними ухаживали врачи, а постоянные духовники «занимались беседами, наделяли советами и внушали необходимое терпение».

Церковь св. Иоанна Крестителя при Чесменской военной богадельни императора Николая I, 1900 г

К заведению была приписана Чесменская церковь Рождества св. Иоанна Предтечи (Ю. М. Фельтен, 1774–1777 гг). Наряду с этим в здании бывшего дворца с 1811 существовала зимняя церковь во имя Рождества Христова – при перестройке дворца Штауберт перенес ее с первого этажа на второй, в круглый зал центральной башни, где ранее проходили заседания георгиевских офицеров; она была освящена 23 июня 1836, за четыре дня до открытия богадельни, в присутствии императора. К богадельне приписали кладбище за церковью, которое получило статус военного, хотя здесь хоронили и окрестных жителей.

Иконостас церкви Рождества Христова при Чесменском инвалидном доме. 1910-е гг.

«В Чесменской богадельне»; гравюра, изданная товариществом «Общественная польза» в к.19 в

Чесменские инвалиды у входа в богадельню, 1900-е гг

Часовню у ограды богадельни возвели «по случаю спасения драгоценной жизни Монарха» после того, как 25 мая 1867 г. в Париже поляк Антон Березовский промахнулся, стреляя в Александра II

Призреваемые Чесменской военной богадельни императора Николая I, нач. 1900-х гг

Жилая комната для бывших солдат Чесменской военной богадельни императора Николая I

Богадельня c пристроенными корпусами, благоустроенным парком была торжественно открыта 27 июня 1836 – в день победы при Полтаве. Ее комплект состоял из 16 офицеров и 400 нижних чинов, разделенных на 4 отделения; на их содержание ежегодно отпускалось около 50 000 руб. Главным попечителем был назначен вел. кн. Михаил Павлович, первым директором – ген.-от-инфантерии Иван Никитич Скобелев, инвалид, герой Отечественной войны, который «много представил ей улучшений в хозяйственном отношении». В 1840-е его сменил на этом посту ген.-от-инфантерии, ген.-адъютант Иван Александрович Набоков. Желающие попасть в богадельню должны были обращаться в Комитет 18 августа 1814 г., либо прямо к директору богадельни, предъявив «паспорт об отставке». В 1849, после смерти вел. кн. Михаила Павловича главным попечителем богадельни стал наследник-цесаревич Александр Николаевич (Александр Второй).

Императрица Александра Фёдоровна; А.Малюков (1836 г)

Вдовствующая иператрица Александра Фёдоровна, после смерти супруга Николая Первого в 1855 г., входит в попечительский совет богадельни, которую с этого времени в официальных документах полностью именуют как «Чесменская военная богадельня императора Николая Первого». Александра Фёдоровна скончалась в Царском селе 20-го октября 1860-го г. Отпевание состоялось 5-го ноября в соборе богадельни.

Здание Чесменской военной богадельни императора Николая I. Начало 1900-х. Фотоателье К. К. Буллы. ЦГАКФФД

Титульный лист книжки «Искорки Никтополиона Святского» с портретом автора

В 1877 г. в штат богадельни поступил, с пенсией в шесть рублей, 23-хлетний Георгиевский кавалер Никтополион Павлович Святский, инвалид руссуо-турецкой войны 1877-78 гг., потерявший зрение, руки и ноги при обороне Шипки, в составе корпуса генерала Радецкого.

Он родился в Вологде 16 ноября 1854 года в семье обедневших дворян.

В гимназии Святскому лучше всего давалась литература, которую преподавал писатель, публицист, этнограф Николай Бунаков. Мальчик с ранних лет полюбил стихи Пушкина, Некрасова, Кольцова, Никитина.

Казалось, жизнь кончена, но 23-летний поэт не смирился с таким страшным концом. Как же поступил в этой тяжелейшей ситуации этот удивительный человек? Однажды сверкнула мысль — писать! Рук нет -зубы есть! Они и заменят руки. Карандаш, вставленный в деревянную колодку, зажатую зубами, колебался, дрожал, прыгал… И вскоре он научился писать свои стихи с помощью зубов. Почерк был почти каллиграфический.

Он записывал свои стихи и баллады, изливая на бумаге то, что «просилось из сердца к людям». Благодаря помощи земляков-вологжан стихи попали на страницы газет и журналов.

Святский в своих стихах призывал к борьбе с жизненными невзгодами, и этим воспользовались революционеры, которые, без ведома автора, напечатали некоторые его четверостишия в своих листовках. После подавления забастовки рабочих Обуховского завода рукописи стихов из последнего сборника Святского «Склонюсь ли? Никогда!..» были найдены жандармами. В стихах они нашли протест и призыв к борьбе против существующего порядка:

Счастливый час придет,
Сплотятся все, как братья,
Падет тиран,
Насилий рухнет трон,
Какая ширь нас ждет,
Раскроются объятья,
Свободы вспыхнет свет.
И навсегда умолкнет стон.
Н. Святский. 1900 год.

Эти листовки жандармы предъявили управляющему богадельни — генералу от артиллерии Овандеру. Первая реакция генерала: «Позвать сюда этого негодяя, гнусного писаку. Я его в Сибирь закатаю, в кандалы закую мерзавца!» Ему ответили, что Святский явиться не может по причине отсутствия ног, да и кандалы зацепить некуда. Генерал помчался в палату, где лежал Никтополион, с криками: «Вон, вон!». Святского завернули в простыню, вынесли на пустырь и бросили в траву.

Спасли его от верной гибели рабочие Московской заставы.. Была пущена шапка по кругу, собрана небольшая сумма, что бы соорудить увечному коляску, снять крохотную комнату недалеко от Египетских ворот в Царском Селе . Сиделкой согласилась быть девочка-сирота Татьяна Милашевская. Оказывали ему помощь и ученицы училища духовного ведомства. Они организовали дежурство у постели парализованного поэта, покупали продукты, готовили пищу, кормили и вывозили на коляске на прогулку.

4 февраля 1917 года Н. П. Святский скончался в возрасте 63 лет. Он похоронен на Кузьминском кладбище в Царском Селе.

«Здесь покоится тело поэта-страдальца»

А в 1916-м году в замке отпевали человека, чье имя тесно связано с императорской семьей. Это был Григорий Распутин. Перед тем, как привезти тело, Чесменский дворец оцепила полиция. Отпевал Распутина его близкий друг – епископ Исидор (Колоколов). Замок стал последним подтвержденным местонахождением Распутина.

Распутин в 1914 году; рис. Е. Н. Клокачёва

После Февральской революции 1917 года, когда прекратилось централизованное снабжение продовольствием и дровами, трудоспособные инвалиды начали обрабатывать окружающие богадельню земли, устраивая огороды. Осенью 1918 в богадельню к старикам-инвалидам подселили детей, потерявших родителей. Зимой того же года многие из обитателей заведения погибли от голода и тифа. Оставшихся стариков весной перевели в дома для престарелых, организованные на Петроградской стороне, а детей вывезли в районы Поволжья и Урала. 1 июня 1919 инвалидный дом был полностью расформирован, а в бывшем Чесменском дворце организован первый в Советской России лагерь принудительных работ (в просторечии – «Чесменка»), существовавший до 15 ноября 1922. В мае 1923 здание перешло в ведение Губсобеса, и в нем был устроен инвалидный дом. В 1930 здесь обосновался Автодорожный институт, который в 1940 был реорганизован в Институт авиационного приборостроения (ныне Университет аэрокосмического приборостроения).
Кладбище при богадельне было полностью уничтожено в послереволюционные годы. В 1941–1945 здесь возникли захоронения участников обороны Ленинграда.
Чесменская церковь сильно пострадала во время войны. В 1947 была произведена консервация ее здания, а позднее принято решение восстановить ее как памятник архитектуры. В 1960-е в церкви начались крупные реставрационные работы, а в декабре 1977 здесь был открыт музей «Чесменская победа» – филиал Военно-морского музея. В 1991 церковь вернули верующим и в 1995 передали в бессрочное пользование Санкт-Петербургской епархии.

Современный вид

Чесменская церковь и Чесменское кладбище

Чесменское воинское кладбище возникло в 1836 году рядом с Чесменской церковью. Вначале на нём хоронили ветеранов русской армии, которые жили в Инвалидном доме, находившемся в Чесменском дворце. Здесь были захоронены герои Cуворовских и Кутузовских походов, а также многие участники других войн, в том числе Георгиевские Кавалеры. В середине ХХ века старинные захоронения были уничтожены. Сейчас на этом месте расположено кладбище защитников города в годы Великой Отечественной войны: солдаты, офицеры, жители города.

Пулемётный ДОТ у стен дворца

Оборонительный рубеж «Ижора» (1943 г) проходил непосредственно через территорию бывшей Николаевской богадельни. Ещё один ДОТ находится за кладбищем у Чесменской церкви.

В декабре 2014 года Министерство культуры России выделило 168 млн. рублей на восстановление этого памятника архитектуры.

Инициативность петербуржцев спасла памятник федерального значения: выделению средств на масштабную реставрацию способствовало общественное движение «Красивый Петербург», проведшее инспекцию здания и обратившее внимание властей на его состояние.

Адрес: Санкт-Петербург, ул.Ленсовета, 12 / ул.Гастелло, 15.

Использованы материалы с сайтов: wikipedia.org; encspb.ru; encblago.lfond.spb.ru; tsarselo.ru; citywalls.ru; temples.ru