Профессию «тьютор» официально заносят в трудовые книжки. Родители детей с особенностями развития понимают ее важность. Тьютор помогает ребенку освоить школьную программу, и – социализироваться

L9999338

Инна Карпенкова: Мне срочно нужна была дополнительная работа, и в этот момент как раз искали специалиста для сопровождения девочки-первоклассницы. Это было 16 лет назад. Слово «тьютор» тогда даже в Москве еще не звучало. А сейчас эту должность вписывают и в трудовую книжку.

Сегодня мы рассказываем о новой профессии, и открываем профессиональные тайны тьюторов. Наш эксперт – Инна Карпенкова, тьютор, педагог, психолог, автор книги «Тьютор в инклюзивной школе».

Фоторепортаж  — для того, что вы наглядно увидели тьюторскую работу — мы сняли в школе №1321 «Ковчег», школе, которая давно и успешно работает с  с особыми детьми. Инна рассказывает о школах «вообще», а фотографии из «Ковчега» показывают, как инклюзивная школа работает практически, и что делает тьютор в классе, где все взрослые — и учитель, и родители, и «детские прогрессоры» — не спорят и не ссорятся, а заняты общим делом. Учат детей.

«Новенький» с тьютором

SA2_5220

Анна Сергиенко, тьютор и психолог, идет вместе с четвероклассником Мишей по коридорам школы № 1321«Ковчег», одной из самых известных в Москве инклюзивных школ

— 16 лет назад вы стали тьютором. Как все начиналось?

— Четыре года я отработала с девочкой, со сложной историей. Поведенчески она была очень расторможенная, с гиперактивностью и социально небезопасная, назовем это так.  Она, например, с радостью толкала маленьких детишек, которые были слабее ее. Они падали, начинали плакать, и сбегался народ, ее журили. Но ей это все очень нравилось.

Учитывая то, какая у нее была непростая история жизни в раннем детстве, причины такого поведения были очевидны. Девочка родилась с артогриппозом, это нарушение развития связок и мышц, с самого рождения она была оставлена в детском доме. Как мне рассказывали её родные, врачи сказали им, что она не будет даже сидеть. И она около года находилась в палате для грудничков в больнице, там, где дети умирали. Она выжила. Через какое-то время ее забрала бабушка, и до шести лет воспитывала ее. У девочки были сложные двигательные нарушения, и чтобы улучшить ее координацию, её учили тянуться к игрушке, тянуть игрушку на себя, рваться к ней. Её за это хвалили, ведь это ей было сложно сделать. В итоге ребенок научился двигаться, ходить, и так далее. Но девочка перенесла свои действия с игрушек на живых детей. И стала их толкать, желая, на самом деле, общения и похвалы. Ближе к семи годам ее забрала мама, у них были непростые взаимоотношения. Мама старалась, как могла. Ведь многое было пропущено, и при этом нужно было постоянно заниматься с девочкой физическим развитием, многократно превышающим нагрузки, которые испытывает ребенок, развивающийся обычным образом.

За четыре года нам удалось выправить достаточно существенно ее поведение.

SA2_5211

Школа «Ковчег»: 4 «В» на уроке ИЗО

Другой подопечный, мальчик, с которым я работала тоже с первого класса, имел органическое поражение нервной системы и расстройства аутистического спектра, что наложило отпечаток также на его познавательные способности. То есть, во многих вещах он хорошо понимал, что происходит, а что касалось способности к учению, у него были большие сложности. У ребенка очень своеобразно работала память: он мало что мог запомнить так, как это должен запоминать любой ребенок. Также он был очень медлительный. Допустим, если он нагнулся поднять карандаш, который упал, то он мог в этой позе остаться долгое время.

Как помочь такому ребенку в школе?

– Классическое тьюторство предполагает, что специалист сопровождает образовательную деятельность ученика. Но в силу того, что у нас дети с особенностями развития, то мы сопровождаем не только процесс учебы, но и процесс социализации, процесс самообслуживания в школе, и так далее.

Нужно вести себя по отношению к ребенку таким образом, чтобы любая его деятельность в школе была образовательной.

И пример очень простой. Ребенок захотел в туалет. Если его сопровождает не тьютор, а просто ассистент – он его взял за ручку и отвел, помог. А тьютор объяснит, что нужно, чтобы ребенок научился это все делать самостоятельно. Нужно уметь поднять руку в нужный момент, попроситься выйти из класса, выйти из класса, дойти благополучно до туалета, ну и так далее.

SA2_5158

Красавица Настя

То есть здесь разная тактика поведения. В какой-то момент, если тьютор уверен, что ребенок справится, он уже доверит ребенку все сделать самостоятельно. И так в каждой ситуации. Это осуществление тьюторского действия, когда тьютор помогает ребенку научиться делать то, что он должен уметь делать.

–  Вы подсказываете ребенку во время урока, говорите ему, что делать?

– Да, это называется адаптация образовательной программы. Но тьютор не решает все за ребенка, а направляет, подталкивает к правильному ходу решения.

SA2_5117

Урок математики ведет Максим Евгеньевич Бушмелев, классный руководитель 4 «В» школы «Ковчег»

Как должен учитель оценить его знания?

– Важно, чтобы тьютор и учитель договаривались о совместных намерениях. Допустим, если ребенок сам решил три примера, он получает «пятерку», которую обычный ребенок получит за десять примеров.

— Как реагирует класс, когда к ним приходит «новенький» с тьютором? 

– По-разному. Некоторые дети спрашивают, а не заразный ли он. Некоторые стараются помогать, если у ребенка, например, двигательные проблемы. Они задают все свои вопросы, которые их интересуют, детские. А потом в зависимости от того, как тьютор построит работу, часто стараются помогать, содействовать. Хорошо, если учитель заранее расскажет классу, что с ребятами будет учиться особенный ребенок, который будет сидеть за партой со своим сопровождающим, взрослым человеком.

Дети поначалу удивляются, оглядываются на нас, но постепенно привыкают. Как-то был случай, когда ребята вообще забыли, что я – взрослая тетя, а не их одноклассница. У них как раз начался период, когда они учились «быть взрослыми» – они пробовали разговаривать матом, на переменке. И вдруг до кого-то дошло, что вообще-то и я тут нахожусь. Смутились.

Иногда, видя, что я помогаю своему подопечному, его одноклассники просят «а помогите и мне решить». Помогаю.

SA2_5112

На уроках Анна Сергиенко помогает всему классу — любой ребенок может попросить ее объяснить задачу

Один день тьютора: учительская ревность и родительское недовольство

– Как проходит рабочий день?

– Все очень по-разному. Тьютор может встречать ребенка в школе, куда его приводят родители. И с этого момента тьютор, вместе со школой, берет на себя ответственность за жизнь и здоровье ребенка. И дальше помогает ему: раздеться, пойти на урок, взаимодействовать с учителем на уроке, на переменах. Когда он нужен, он находится на уроке, когда нет, может работать в другом классе, например, с другим учеником, или подойти в этом же классе к другому ребенку.

Тьютор может работать как с каким-то учеником индивидуально, или он может быть назначен на весь класс. Специалист может работать с несколькими детьми, и в классе, и на перемене, выстраивая их взаимодействие.

Иногда его присутствие в классе может и не требоваться. Но зато его задача свести всех специалистов – психолога, учителя, завуча, родителей, — в единую систему, наладить механизм работы с ребенком.

SA2_5130

Наглядная математика: Анна приходит в школу вместе с сыном Матвеем. Мама тоже может быть тьютором своего ребенка

Получается, тьютор в любом случае должен взаимодействовать с учителем. Как налаживается такое взаимодействие?

– Если тьютор работает в системе школы, то он – один из членов коллектива, как и логопед, психолог. Если к началу учебного года – и даже заранее – становится известно, что в школу в первый класс приходит особый ребенок, и будет учиться с сопровождающим, то хорошо было бы, чтобы знакомство со школой, с тьютором, с ребенком состоялось в мае, ну либо летом. Чтобы маршрут был отлажен. В августе, когда пишутся образовательные программы, уже должно состояться знакомство тьютора с педагогическим коллективом.

SA2_5100

Максим Евгеньевич преподаватель энергичный и яркий, он умеет удержать детское внимание. А в таком классе это очень непростая задача

– А из-за чего могут возникать «взрослые» конфликты?

– В первую очередь, нежелание, например, учителя вкладываться в этот процесс. Иногда учитель недоволен, что он должен уделять какое-то особенное внимание одному из учеников. Тьютор должен стремиться создать гармоничные взаимоотношения в классе. Если же помощника нет, и учитель самостоятельно не справляется, ему лучше обратиться к завучу и сказать, что есть необходимость еще в одном специалисте, чтобы в классе появился тьютор.

Получается, тьютор облегчает труд учителя?

– Конечно! Если учитель это понимает… мы же просто привыкли, что учебный процесс – камерный. Бывает так, что учитель, например, слишком громко комментирует действия какого-то ученика, и присутствие постороннего человека его напрягает, что тот будет это слышать…Учителю уже приходится контролировать свое поведение в классе.

Нет ли здесь какой-то педагогической ревности со стороны учителей?

– Ну, знаете как… В любом коллективе есть люди, которые живут делом и идеей, а есть люди, которые живут своими комплексами, и соответственно, осложняют жизнь не только себе, но и другим людям. Я не думаю, что их где-то больше, где-то меньше, – как в любой профессии. Но бывают сложности. Я была в составе конфликтной комиссии, ходила по школам – мы налаживали отношения между членами педагогического коллектива.

SA2_5140

Максим Евгеньевич и Миша: поняли друг друга

– В чем основная причина конфликтов?

– Там, где школа понимает свою миссию, и в головах директора, завуча, учителей правильные ценностные ориентации, то в общем-то проблем не бывает. Есть просто задачи, которые нужно решить технически: на каких уроках нужен тьютор, на каких не нужен, и так далее. А там, где с ценностями не очень хорошо, там, конечно, мощнейшее сопротивление, очень сильное.

А еще работает такой советский стереотип: скажут – с завтрашнего дня нужно будет этих детей любить, и будут любить. Не скажут – не будут.

Ждут часто указки сверху. Очень сложно бывает людям перестроить свое мышление и сознание, особенно тем, кто застал советскую эпоху. Но в целом, исходя из того, что мне пишут из регионов люди, таких ситуаций все меньше. Кроме того, срабатывает еще и личный опыт. Допустим, если у самого чиновника в семье есть ребенок с ДЦП, с умственной отсталостью, имеющий какие-то другие нарушения развития, то такой человек все понимает, и старается для таких детей по максимуму создать условия, причем не только для своего, но и для других. У таких людей иной ценностный мир, ведь они смогли не оставить этого ребенка, найти в себе силы и с ним пройти жизненную школу – детство, взросление и так далее.

SA2_5180

В классе есть диван, на котором утомившийся ребенок может отдохнуть, и Асе это обстоятельство определенно нравится

 

А как справлялись с этой ситуацией раньше, когда тьюторов не было?

– Была система интернатов, система коррекционных школ, они были достаточно закрытые. Выживали там скорее всего, наверное, сильнейшие, потому что и медицина была не настолько прогрессивной. Но коллектив таких коррекционных школ своих подопечных всегда защищал и вкладывал не только государственные ресурсы, но и свои личные. Много историй, когда учителя берут на выходные детей к себе домой и так далее. А вот в обычных деревнях, там, где в голову не приходило ребенка куда-то сдавать, ребенок с особенностями развития просто жил среди всех… я так думаю, что даже, наверное, сказки-то наши про Ивана-дурака появились-то именно на основе такого опыта. И, надо заметить, что Иван, в итоге, оказывался успешным, благодаря своей доброте, искренности, честности.

— А бывают ли конфликты у тьютора с родителями? Могут ли родители выбрать специалиста?

– Да, родители могут выбрать специалиста. Если у них не сложатся отношения. Это нормально. Ведь семья, например, выбирает няню для своего ребенка. Точно такой же индивидуальный подход нужен и для подбора тьютора.

SA2_5235

Если очень хочется, отдохнуть можно и на «рабочем месте»

Если ребенок хочет освободится от тьютора, это значит, тьютор хороший

Вы сказали, что в какой-то момент тьютор чувствует, что ребенок становится самостоятельным. Когда настает этот момент?

– Мальчик, которого я вела, как-то заявил мне: «Зачем ты со мной сидишь?». До этого три года он не спрашивал об этом. Это было уже прорывом. Я объяснила: «Смотри, твой сосед решил уже много примеров, а ты только один, а надо бы четыре или пять. Если ты будешь успевать, тогда я уже не буду с тобой, пойду кому-нибудь еще помогать».

На этом его желании быть, как все, и «освободиться» от меня – при том, что у нас замечательные отношения с ним были, – мы построили следующий этап нашей работы.

Он вдруг начал чувствовать, что я вообще-то лишняя в данной ситуации. И это было для него мотивацией к тому, чтобы более активно работать, стараться… прилагать усилия.

SA2_5315

Урок рисования: во время занятий Анна помогает «держать» класс — если кто-то из детей отвлекся, можно с ним и в ладушки сыграть

В случае с девочкой, с которой я работала, было так, что я чисто физически, но не эмоционально, отдалялась от нее. Было очень опасно ее оставлять одну, и начинали мы с очень плотного физического контакта, то есть фактически я ходила с ней в обнимку, чтобы она кого-нибудь не толкнула. А уже через три года, когда мы заканчивали нашу работу, все было иначе. Полный зал детей, и она регулярно оборачивалась и смотрела, смотрю я на нее или не смотрю. Дальше она уже знала, что если в течение десяти минут ее самостоятельности ничего плохого не случилось, она – молодец. Десять минут самостоятельности, потом — двадцать минут… Очень-очень  медленно, постепенно я выходила из ее зоны внимания. Она стала более уверенно себя ощущать.

На каком этапе прекращается тьюторство?

– Все очень индивидуально. Например, в той школе, где я работала с девочкой, сменился директор, и он уволил всех «ненужных» людей.  В случае с мальчиком – он вышел из младшего школьного возраста и дальше стал ходить в школу уже без меня. Он социально вписался в ситуацию. Но развитием его познавательных функций мы занимались с ним дома.

SA2_5191

Анна Сергиенко со своей подопечной Асей: конец уроков

Профессиональная тайна тьютора: нужно потрясти ребенка. Во всех смыслах этого слова

– Были ли какие-то запомнившиеся вам ситуации в ходе вашей тьюторской работы?

– Бывало. С девочкой, например, мы долго боролись с преодолением ее поведения. Я уже перепробовала все мыслимые и немыслимые методы педагогической работы, но она все равно получала кайф и удовольствие от того, когда ее ругали. Ничего не боялась. Однажды я ее подняла на руки (как это иногда делала, когда хвалила, и ей это нравилось) и перевернула ее кверху ногами, говорю: «Что же у тебя все кверху ногами-то? Давай мы так и будем с тобой жить, ты будешь вверх ногами, и ходить на руках и на голове!». Но это ей не понравилось: «Нет, отпусти меня, поставь на место». И с тех пор, когда я говорила, что она себя повела так, как ведут себя люди, которые только на голове ходят, она вспоминала этот случай, и стала слушаться.

SA2_5294

Миша, Влад и Анна: в классе царит неформальная атмосфера

С мальчиком был похожий момент. Одна из особенностей нарушений аутистического спектра заключается в том, что память ребенка может работать своеобразно – ребенок лучше запоминает то, когда происходит что-то опасное, пугающее. А нейтральное, неопасное и просто положительное (для нашего образа жизни) он не запоминает. И вот учились мы читать, и вот я с ним сижу: Б, А, Б-А, он повторяет: БА, БА. Замолкаю – он не повторяет, хотя знает, и может повторять и без помощи, просто никак не может понять, как это – соединить два звука в один.

Все способы положительного стимулирования, яркие похвалы, эмоции – ничего не работало. Вдруг я неожиданно громко крикнула: БА! Он аж подскочил, и запомнил. И постепенно пошли сдвиги.

Ему пришлось проделать над собой какую-то совершенно немыслимую работу. Ребенку пришлось осознать, что у него мозг «включается» только на что-то неожиданное, благодаря нашей работе он учился понимать и запоминать информацию, которая приходила к нему со спокойной или радостно-игровой интонацией. Он научился этот момент регулировать.

Практические вопросы: как стать тьютором

Какие черты характера необходимы, что работать в профессии успешно?Две важных черты характера должны быть у тьютора: первое – терпение, и второе – коммуникабельность, умение строить грамотные отношения, причем, очень тактичные отношения, между взрослыми людьми. Нужно уметь взаимодействовать не только с ребенком, но и с учителем, завучем, родителями.
Где учат этой профессии? На сегодняшний день в московских вузах – в МПГУ (бывший Ленинский педуниверситет) уже существует кафедра индивидуализации и тьюторства. В программах магистратуры и бакалавриата затрагивается тема работы тьютора, при МГППУ (Московский психолого-педагогический университет) существуют курсы повышения квалификации, освещающие тьюторский подход в инклюзивном образовании. Есть также дефектологический, логопедический факультеты и все, что еще осталось из коррекционной системы профильных вузов, клинической психологии. Такие специалисты тоже могут работать тьютором, при условии, что пройдут специальные курсы.
Эти специальности закреплены в нормативной базе? В Законе об образовании написано, что ассистент осуществляет функции помощника, а тьютор работает с детьми с расстройствами аутистического спектра. Вообще, все эти специальности очень новые. И сам факт наличия в классе какого-то «постороннего» человека, второго специалиста, кроме учителя,  в классе или в школе – тоже очень необычно. Поэтому процесс законодательного закрепления этих процессов идет не очень ровно. Сначала все внедрялось в качестве эксперимента. Потом мы начали писать методическое пособие, параллельно создавалась нормативная база. Благодаря труду многих специалистов – учителей школ, методистов и других специалистов, появился «Закон об образовании» в новой редакции от 29 декабря 2012 года.

Как «получить» тьютора

SA2_5307

 Тьютор закрепляется за детьми с расстройством аутистического спектра — и только? Для ребенка с другими особенностями здоровья такого специалиста не выделят?  Так сложилось просто исторически. Когда писали добавления в Закон об образовании относительно детей с расстройствами аутистического спектра, к тому времени про тьюторов уже слышали. Поэтому, если читать Закон буквально, то получается, что тьютор полагается только таким детям, а детям, имеющим другие нарушения развития, полагается ассистент.
Как быть родителям в ситуации, если им отказывают в назначении тьютора?  До сих пор до конца не определен статус семьи с особым ребенком. Но, по большому счету, сейчас образование – это услуга, которую оказывает государство семье, не важно, обычный ребенок или необычный. Родители являются заказчиком образовательной услуги, и вольны выбирать, какое образование получит их ребенок. На практике же получается обратная картина: вы к нам в школу пришли, значит, будете делать то, что мы вам скажем. Это происходит там, где не заинтересованы напрягаться и искать индивидуальный подход к каждой семье, к каждому ребенку. ПМПК – психолого-медико-педагогическая комиссия – помогает определить образовательный маршрут для ребенка. Если там сидят специалисты, которые понимают, что их роль – найти ресурсы для этой семьи, они помогут родителям организовать образование максимально эффективным способом. Прислушиваются к ним. Ведь родители со своим ребенком находятся 24 часа в сутки, а ПМПК с ребенком встречается первый раз в жизни на небольшое время. ПМПК может рекомендовать ассистента или тьютора.
Как происходит назначение тьютора для ребенка? В итоге все упирается в деньги на оплату труда специалистов. А еще в сбор огромного количества документов. Со всеми бумагами родители приходят в школу. Директор школы должен, исходя из этих рекомендаций, создать для ребенка оптимальные условия для его образования. И не всегда получается так, что школа имеет возможности все эти условия создать. Поэтому чем раньше родители обратятся в школу, в которой они собираются учиться, тем больше вероятность, что школа выделит тьютора и бюджет на него. Бывает, что родители приходят только в мае, а учитывая, что сейчас подушевое финансирование, школа про это должна знать намного раньше. А некоторые родители очень не хотят оформлять на своего ребенка инвалидность, потому что по-прежнему боятся, и думают, что это клеймо, и позор на всю жизнь, и потом ребенок нигде работу не найдет. И в итоге такой ребенок приходит в сентябре в школу, и выясняется, что ребенку-то тьютор нужен, без него не получается . Если по документам у ребенка официальный диагноз – расстройство аутистического спектра – тьютор для родителей будет, в идеале, бесплатной услугой, все оформляет школа. В других случаях возможна солидарная ответственность. Например, школа нанимает ассистента, а родители ему доплачивают. Может быть такая ситуация (если школа не против), когда родители найдут специалиста и оформят его по договору, как волонтера. Вот, например, в одной из школ Новороссийска пошли по такому пути. Мама, которая решила быть тьютором своего ребенка, не имела высшего образования, и школа оформила с ней волонтерский договор о присмотре за ребенком, а по факту мама осуществляла именно тьюторские функции. Так что пока ситуация такова, что вся эта махина уже заработала, но части механизма пока не очень согласованно взаимодействуют.

Фото: Павел Смертин

Родителей детей-инвалидов встревожило предложение сделать их тьюторами