Брать или не брать из детдома ребенка с тяжелыми нарушениями в развитии? Герои нашего видео уверены, что забирать нужно, но при одном условии. Смотрите историю Светланы и ее десятого приемного ребенка

21 марта 2015 года. Сегодня День Аиста в Детском Доме-Интернате №28 города Москвы. И сегодня Светлана первый раз в жизни встретиться со своим будущим приёмным сыном Лешей.

Светлана, приемная мама: Сегодня мы приехали сюда, чтобы познакомиться, я надеюсь, с нашим будущим сыном – Лешей.

Диктор: Но знает о нем она уже очень многое, потому что волонтер Екатерина, которая посещает Лешу каждую неделю в детском доме, постоянно сообщала Светлане, как Леша себя чувствует, что любит и чего не любит, какие трудности могут быть в будущем общении.

Екатерина, волонтёр фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:
Я – волонтер детского дома № 28. Посещаю деток этого детского дома с осени прошлого года.

Диктор: Получилась идеальная ситуация для ребенка: волонтер, который его уже хорошо знает, буквально передает его из своих рук в руки будущих приемных родителей.

Светлана: У нас всего девять детей — из них 5 человек приемных. Из этих пяти – два ребенка с ограниченными возможностями здоровья. То есть Леша будет у нас шестым приёмным ребёнком и третьим с ограниченными возможностями.

Екатерина: Мне хочется помогать. Своим детям я даю по максимуму любви и ласки, внимания. У меня есть один свободный день в неделю, который я могу ещё уделять другим детям.

Ну, он очень похож на моего родного сына. У них есть схожести и во внешности, и в заболеваниях. Поэтому я сразу поняла, что это за ребёнок и поэтому, наверное, его именно выделила из всех.

Светлана: Наверное, где-то с конца января, я так думаю, мы с Екатериной начали общаться. И вот на протяжении всего этого времени мы общались, периодически она предоставляла мне информацию о том, как там чувствует себя Лёша: болел, потом опять из больницы вернулся. Рассказала мне, где находится детский дом.
В понедельник я так думаю, что мы поедем в «Опеку», начнём оформлять документы уже непосредственно на ребёнка. Надеюсь, что в ближайшее время он будет уже дома.

Месяц спустя.

Леша дома.

 

Лёша будет десятым ребёнком в семье Светланы, из остальных девяти детей– пятеро приёмные, из приёмных – троё с нарушениями в развитии. У Лёши тоже тяжёлые нарушения в физическом и психическом развитии. Но именно такого ребёнка Светлана и хотела усыновить.

Светлана: Эти дети – они такие какие-то… вот прям… как говорится, от Бога! То есть они внешне кажутся… немножко их сделали не такими, как все. И начинку им дали не такую, как у всех. Ну, они особые. Это просто особые дети. Не в том плане, что они инвалиды. Вот вообще, мне кажется, определения, которые используются обычно в жизни – это какая-то, я бы сказала, полная противоположность истине.

Диктор: Однажды, находясь в больнице вместе со своим кровным ребёнком, Светлана познакомилась с ребёнком, который ждал отправки в детский дом. Её так поразил этот ребёнок, что вернувшись домой, она сказала мужу, что хотела взять ребёнка из детдома. Так шесть лет назад в их семье появился первый приёмный ребёнок.

Семья Светланы и её мужа считается профессиональной приёмной семьёй. Это означает, что государство доверяет им воспитание детей, заключает трудовой договор (поэтому данный вид устройства ребёнка называют ещё «опека по договору») и даже предоставляет безвозмездно жилой дом при условии наличия минимум 5ти приёмных детей.

Светлана: Никогда не задумывалась над таким понятием, что для меня значит быть матерью, если честно. Ну мать… что мать.. Ну, родить либо принять. Конечно, наполнить, может быть, ребёнка какой-то вот любовью своей… Дать ребёнку возможность чувствовать себя защищено.

Хотелось бы, чтобы люди приходили к этому осознанно, и чтобы они всё-таки приходили, чтобы интересовались темой, чтобы они готовились к этому и чтобы всё-таки забирали детей. Брали как можно больше, но осознанно, ответственно, потому что потом будет легче всем. И родителям будет легче и детям. Чтобы не получалось так, что детей взяли, а не справились.