В Московской области возбуждено уголовное дело по статьям, предусматривающим ответственность за торговлю детьми и причинение смерти по неосторожности. После смерти младенца правоохранительные органы обнаружили в Одинцово «детскую ферму», где содержались дети, предназначенные для передачи зарубежным заказчикам их рождения.

«По предварительным данным следствия, мальчик рожденный суррогатной матерью в декабре 2019 года, находился под присмотром няни в квартире, где также проживали еще трое младенцев, рожденных аналогичным способом.

Новорожденные находились там до тех пор, пока их биологические родители – граждане иностранных государств, занимались оформлением всех необходимых на детей документов, в том числе для дальнейшего вывоза их за рубеж», — передает официальный сайт подмосковного управления СКР.

«По предварительным данным эксперта, причиной смерти младенца явился синдром внезапной смерти новорожденного. В юридической компании, которая проводила программы суррогатного материнства запрошена вся необходимая документация, в том числе лицензия и договоры на суррогатное материнство», — рассказали представители ведомства.

По их словам, трое находившихся в квартире новорожденных изъяты и помещены в детскую городскую больницу.

В рамках уголовного дела будет дана правовая оценка законности деятельности юридической компании, которая проводила программы суррогатного материнства, а также сделки в отношении новорожденных, в том числе для последующего вывоза их за рубеж, рассказали следователи.

Также они начали проверку в связи с ненадлежащим выполнением обязанностей сотрудниками опеки, которые не выявили факт проживания в квартире младенцев 2-х и 3-х месяцев без документов о рождении, без сопровождения родителей или законных опекунов. Также проводится проверка по факту оказания юридической компанией услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

По сведениям СМИ, о гибели ребенка, умершего во сне, сообщила ухаживавшая за детьми няня — гражданка Украины, находившаяся в России нелегально. Ребенок родился 6 декабря в Санкт-Петербурге, суррогатная мать оформила отказ от него. Мальчик при рождении получил травму (кефалогематому), и перенес сложную операцию, однако биологические родители (отец — филлипинец, мать — россиянка) собирались его забрать, передает «КП».

«Имени у ребенка нет, его малышу еще не успели дать», — рассказал источник издания в правоохранительных органах.

Организатором «фермы» там называют компанию, легально действующую в России и специализирующуюся на подборе суррогатных матерей. Оказывалась ли травмированному ребенку перед его смертью какая-либо медицинская помощь, не уточняется.

Cуррогатное материнство запрещено в ряде стран, в том числе – во Франции, в Германии, в Австрии, в Норвегии, в Швеции, а также в некоторых штатах США. В Великобритании, Канаде, Израиле, Дании разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство. В значительной части штатов США, в ЮАР, в России, на Украине, в Грузии и в Казахстане эта технология легализована, а в Белоруссии законодательно закреплено отсутствие прав суррогатной матери на выношенного ею ребенка.

В ноябре 2015 года Мосгорсуд подтвердил решение об изъятии полугодовалой девочки у родившей ее суррогатной матери, жительницы Крыма Светланы Безпятой, и передаче 51-летней москвичке Ольге Миримской, председателю совета директоров одного из московских банков, оплатившей искусственное зачатие и рождение ребенка.

«Это нонсенс юридической практики современной России, когда за женщиной, которая не является даже донором биологического материала, то есть не ее яйцеклетка использовалась, вдруг суд признал материнство», — заявил бывший тогда уполномоченным при президенте России по правам ребенка Павел Астахов, напомнив, что в российском законодательстве установлен приоритет женщины, которая выносила и родила младенца. Позднее Светлана Безпятая, скрывавшаяся за границей вместе с ребенком, была задержана полицией Кипра. Девочку передали Ольге Миримской.

«Во многих европейских странах суррогатное материнство запрещено. В последнее время и у нас растет количество тех, кто считает, что это – своего рода торговля детьми. К сожалению, ситуация лишний раз подтверждает эту точку зрения, — заявила ранее, комментируя другой конфликт суррогатной матери с заказчиками, уполномоченный по правам детей в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова.

Ранее о необходимости запрета или существенного ограничения использования суррогатного материнства неоднократно заявляли политики, общественные и религиозные деятели. «Нравственное сознание не может примириться с разрешением суррогатного материнства, превращающего женщину и ребенка в предмет коммерческой сделки, извращает само понятие материнства, тайну и святость этих отношений», — заявил в конце 2015 года, выступая в Государственной думе, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Аналогичные положения закреплены в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (ОСК), где осуждается суррогатное материнство и вне зависимости от коммерческой составляющей сделки, и манипуляции, связанные с донорством половых клеток.

«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов», — говорится в Основах  социальной концепции.