Брошенная девочка в московской квартире: почему так случилось, и кто не помог

В заваленной мусором московской квартире 10 марта была найдена брошенная пятилетняя девочка. Дверь вскрыли сотрудники МЧС после жалобы соседей на непрекращающийся плач ребенка и неприятный запах. В жилище были отключены свет и вода, мебели не было.

Девочку доставили в больницу. Она не разговаривает, однако информация о «признаках истощения» у ребенка не подтвердилась. Малышка боится воды и немножко – кровати. Следов насильственных действий в отношении девочки медики не обнаружили.

«Были признаки недостаточного ухода за ребенком», – сообщил главный врач Детской городской клинической больницы им. Башляевой Исмаил Османов. С пациенткой работают психологи и неврологи.

В отношении матери возбуждено уголовное дело, следствие выясняет причины произошедшего.

Как получилось, что ребенок оказался в такой ситуации в Москве, в многоквартирном доме? Почему никто не вмешался?

Мать «уходила на работу»

Мать, Ирина Гаращенко, заявила на допросе в Следственном комитете, что вынуждена была оставлять дочь одну дома, уходя на работу или по делам. Ей 47 лет, она одинока, имеет просроченный долг за кредит и задолженность по коммунальным платежам около 200 тысяч рублей (по данным «Известий»).

«Для их погашения она собиралась продать квартиру и временно, до приобретения нового жилья, переехать с ребенком к своему знакомому. Эти сведения будут тщательно изучены следователями, в том числе на предмет того, могло ли желание выгодно продать жилплощадь послужить причиной противоправных действий матери, а также ее знакомого в отношении ребенка», – сообщили в СК РФ.

В долевой собственности матери находится трехкомнатная квартира в 16-этажном панельном доме 1978 года постройки. Примерная стоимость жилья на рынке составляет около 10 млн рублей, при этом 1/2 доля в праве на квартиру принадлежит пятилетней девочке.

О работе Ирины имеется противоречивая информация. По одной версии, раньше она была финансовым аналитиком, а потом стала уборщицей. По другой – когда-то работала в энергетической компании, а в последнее время была не трудоустроена.

По сообщениям СМИ, внешне женщина выглядит вполне благополучно. Ей назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

Контактов с родственниками не было

Когда-то Ирина жила в квартире со своими родителями, но они умерли 10 лет назад. Позднее у нее появился гражданский муж, родом с Украины, это и есть отец девочки. «Ее муж бросил с ребенком и уехал, точнее, его депортировали на Украину», — сообщила журналистам одна из соседок.

Как правило, инициаторами изъятия детей из «социально-опасной среды» выступают именно родственники, отметили в правоохранительных органах. В данном случае других близких, кроме матери, у девочки не оказалось.

Сейчас родственники ребенка разыскиваются. Передача им девочки под опеку рассматривается как «наименее болезненный» вариант ее устройства.

Соседи говорят, что предлагали помощь и обращались в органы опеки

Раньше Ирина была достаточно общительной женщиной и часто гуляла с дочерью. Но в последние два года, по словам одной из соседок, она резко замкнулась в себе и прекратила общаться.

Ребенок перестал гулять, в квартире регулярно раздавался детский плач. Потом оттуда начал доноситься неприятный запах, который Ирина объясняла окружающим проблемами с трубами и канализацией. На расспросы о том, почему девочка не выходит из дома, она отвечала, что ребенок гуляет с няней, остался у подруги и т.п.

Соседям было известно о долгах за коммунальные услуги. Старшая по подъезду рассказала «Известиям», что предлагала Ирине помощь в решении этой проблемы, но та отказалась. Отказывалась женщина и от предложений посидеть с ребенком, пока ее нет дома.

По словам соседей, они не раз обращались в органы социальной защиты и в полицию с жалобами на детский плач в запертой квартире. Сотрудники опеки и участковый приезжали, звонили в дверь, плач прекращался, и они уезжали.

В органах опеки утверждают, что сигналов не поступало

В департаменте соцзащиты Москвы заявляют, что соседи ни разу не обращались в органы опеки. «На социальном обслуживании в центре поддержки семьи и детства семья не состоит. Мать одна воспитывала девочку, за помощью в социальные службы никогда не обращалась. Сигналов от соседей или жителей дома также сотрудники соцзащиты не получали», – сообщается на сайте ведомства.

«Органы опеки не должны контролировать ситуацию в каждой семье. Если им не поступали никакие сигналы, которые стали бы основанием для реакции с их стороны, они и не могли вмешаться», – отметила президент БФ Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская в интервью «МК».

Если же сигналы от соседей поступали, то сотрудники опеки обязаны были связаться с матерью. «Даже если мать сказала им, что она с ребенком живет в другом месте — значит, надо было приехать в это другое место, проверить, как живет ребенок», – добавила эксперт.

Следственный комитет РФ намерен дать «принципиальную оценку» действиям должностных лиц в этой ситуации и проверить «на предмет халатности» сотрудников органов опеки и попечительства.

Лишь одна сотрудница полиции настаивала на вмешательстве

В пресс-службе ГУ МВД по г. Москве сообщили, что сотрудники полиции «незамедлительно» прибыли на место происшествия, как только служба «02» получила сообщение о плаче и криках ребенка в одной из квартир на Ленинградском шоссе.

Местный участковый заявил телеканалу «Звезда», что ранее никаких жалоб относительно этой квартиры к нему не поступало.

Однако, по информации СК РФ, соседи и раньше вызывали сотрудников полиции, но те «не проявили должного внимания». «Лишь одна сотрудница полиции настояла на том, чтобы сотрудники МЧС РФ вскрыли квартиру. В связи с этим будет дана юридическая оценка действиям сотрудников полиции, приезжавших ранее по вызову соседей», – отметили в СК РФ.

Если соседи действительно сообщали в полицию, что в опасности находится ребенок, «то налицо вопиющая халатность — полиция обязана информировать о таких случаях опеку», сказала Елена Альшанская.

В поликлинике думали, что семья переехала

До 2015 года девочка регулярно наблюдалась в районной поликлинике, ее развитие соответствовало возрасту, сообщила уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова.

В 2015 году мать заявила, что переезжает, поэтому ведение медицинской карты ребенка по этому месту жительства прекратилось, рассказала детскому омбудсмену заведующая поликлиникой. В других медицинских учреждениях девочку на учет не ставили.

По словам медицинских работников, если родители не обращаются за помощью, районная поликлиника не обязана выяснять причину этого. Ведь ребенок может наблюдаться в платном медицинском учреждении.

«По закону, патронажная сестра обязана посетить ребенка после родов, в том числе, чтобы помочь маме разобраться в каких-то базовых вопросах ухода, — пояснила Елена Альшанская «Милосердию.ru». — Но больше никаких обязанностей законодательно ни за кем не закреплено.

В таких ситуациях, мне кажется, важно, чтобы у той же патронажной или медицинской сестры была задача интересоваться жизнью ребенка первые пять лет жизни. Предлагать помощь. Если ребенок, например, не посещает врачей — нужно пригласить, узнать, в чем дело, попросить, допустим, принести документы о его здоровье из частной клиники, если он обслуживается там, а не в государственной».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться