Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Оле Воробьевой скоро 30. С шести лет у нее сахарный диабет I типа и пересаженная почка

Оля живет вместе с мамой, Валентиной Ивановной, в Рязани. Когда Оля родилась, у нее все было в порядке, в шесть лет после сделанной прививки, она вдруг плохо себя почувствовала — все время просила пить, стала слабой, а потом и вовсе слегла.

Валентина Ивановна повезла дочь в районную больницу, там девочку осмотрели и сказали, что с ней вроде все в порядке, а почему она так себя чувствует — непонятно, с тем и отпустили. Валентина Ивановна всю жизнь работала медсестрой, поэтому догадалась, что раз Олечка все время пьет, то надо попробовать сдать анализ мочи. Сдали — оказалось, что там высокий сахар.

Девочка пошла в школу, потом в колледж — учиться на менеджера. Однажды Валентине Ивановне позвонили из колледжа и сообщили, что у Оли стали появляться сильные отеки, которые не проходят (колледж был далеко от дома, девушка там жила). Мама скорее поехала за дочерью, забрала ее домой. Оля слабела с каждым днем, а сделать ничего было нельзя, потому что при обращении в областную больницу, ей сказали, что необходим гемодиализ, и там его нет.

Врачи сказали маме: «Ей осталось жить два месяца от силы, так и знайте». Валентина Ивановна стала просить сделать хоть что-нибудь, но их фактически выгнали за дверь. «Мою 20-летнюю дочь оставили умирать. Я до сих пор плачу, когда вспоминаю это», — рассказывает Валентина Ивановна.

Оля лежала на кровати и с каждым днем отекала все больше, она не могла двигаться, не могла говорить, она умирала, а мама не знала, что делать. Как-то к ним зашла одна знакомая из храма, которая сказала: «Валентина Ивановна, надо что-то делать. Нельзя так». «Да я на все готова, но что можно-то сделать?» — говорит мама Оли. «Поезжайте в Москву, там ей помогут!»

Оказалось, что в НИИ урологии в Москве Олю могут принять. Это было настоящее чудо. Когда за Олей с мамой приехало такси, чтобы везти девушку в больницу, ее еле впихнули в машину — она была «как бочонок», отекшая до такой степени. В Москве врачи стали ругать маму — «да как же вы могли до такого состояния дочь довести?» А что она могла на это ответить? Она не знала, что где-то ей могут помочь, никто не сказал, никто не посоветовал.

Выяснилось, что почки перестали нормально функционировать. Из девушки буквально выкачали 22 литра жидкости, она вся усохла. Чтобы жить дальше, была необходима пересадка почки. И снова чудо — появилась донорская почка, несмотря на то, что на нее было еще два «претендента», врачи решили, что срочнее и нужнее сейчас она именно Оле.

Девушка вернулась домой. Она закончила колледж и дополнительные курсы, но пока работы нет. Ее самочувствие далеко от идеального — каждый день нужно принимать лекарство, только оно может поддержать ее. По утрам Оля совсем слабенькая, под вечер приходит в себя и пытается наладить жизнь — встречается с друзьями, гуляет, много фотографирует — это ее любимое занятие.

Сейчас у Оли одна почка, благодаря которой девушка жива. Для того, чтобы почка прижилась, Ольге нужно принимать лекарство. Ей выписали препарат «Панимум неорал», его выдавали девушке бесплатно до тех пор, пока не стало ясно, что ей от него плохо — стало тошнить, появилась еще большая слабость, состояние Оли ухудшилось. Существует швейцарский аналог — «Сандиммун неорал». Его Оля стала принимать с декабря, но уже за этот короткий срок у нее улучишились показания всех анализов. Проблема в том, что бесплатно его не выдают, стоит он дорого. Но это — единственное лекарство, которое помогает Оле.

Мама писала прошение в Минздрав Рязани и в Минздрав России с просьбой предоставить лекарственный препарат бесплатно, но получила письменный отказ. «Сандиммун неорал» необходим Оле, потому что напрямую связан с фактом трансплантации почки, он нужен для профилактики реакции отторжения органа. А если попросту — с этим лекарством Оля живет.

К сожалению, мама Ольги самостоятельно не может приобрести лекарство, поскольку семья живет только на пенсию и небольшой заработок мамы (она работает медсестрой в рязанской больнице).

Давайте поможем девушке! Необходимая сумма к сбору — 106 800 рублей (это стоимость 40 упаковок лекарственного препарата «Сандиммун неорал» 50 мг). Его хватит на год.

Просьба опубликована 14.02.2017