Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У 9-летнего Максима Трофимова из Барнаула ДЦП. Он не может ходить, но он может учиться и мечтает встать на ноги. Ему нужна реабилитация.

Парадокс. В коррекционную школу Максима не взяли: туда не берут тех, кто не ходит.

А в обычную взяли! Интеллект позволяет ему обучаться по обычной программе. А перемещаться по школе помогает мама. У Максима есть опора для сидения. Она — на колесиках.

К тому, что в классе особый ребенок, привыкли быстро. «Елена Сергеевна! Можно мы Максима возьмем на перемену?» — кричат ребята маме Максима. Она всегда ждет его в коридоре, на перемене отвозит в туалет, помогает перед уроком подготовить учебники. Но если они задерживаются в столовой, в класс мама Лена уже не заходит. Ребята сами привезут Максима, отодвинут и задвинут парту, помогут ему устроиться.

Учительница, набирающая первый класс, не испугалась того, что в ее классе будет особый ребенок. У нее уже был ученик с ДЦП. Многое отработано. Как, например, сделать так, чтобы линейка в непослушных руках не скользила по парте? Приклеить к линейке кусочек лейкопластыря! Это и многое другое она подсказала Максиму и маме Лене перед поступлением в первый класс. Остальное – изобретали по ходу. Как, например, писать решение на доске, если ты с трудом пишешь, не можешь сам передвигаться и наклоняться? А так. «Максим, выходи к доске! Выбирай себе секретаря». Максим с удовольствием выбирает. Никто из ребят никогда не отказывается от «секретарской» роли.

Но вот однажды учительница привычно говорит: «Выбирай себе секретаря». «Мне не нужно», — уверенно отвечает Максим. «Я сам». И он стал терпеливо выводить буквы на доске. Сам.

Вообще, в то, что Максим будет писать письменными буквами, не очень верила даже мама. Сильная спастика не давала ему освоить прописи. Но ведь вокруг – обычные ребята. У них все получалось. Не хотелось и Максиму от них отставать. И к концу первого класса мама и учительница с изумлением увидели – пишет! Разборчиво пишет! Он просто не считал себя другим. Все пишут – и я должен писать.

Конечно, над мелкой моторикой еще много придется работать, превращать дрожащие движения в уверенные и плавные. Лена мечтает, что они с Максимом смогут пройти курс реабилитации в их местном реабилитационном центре «Шаг за шагом», позанимаются с логопедом-дефектологом. Но еще больше она надеется, что они там начнут заново укреплять Максиму спину. Две операции по реконструкции тазобедренных суставов заставили Максима провести в общей сложности год в гипсе. Работать с мышцами спины было невозможно. Теперь нужно нагонять.

Как только Максим укрепит спину, он перестанет сползать со стула, сможет уверенно держаться на уроках. А самое главное – у него появится упор в ногах, он сможет стоять. Ведь, когда-то, до вывиха бедра, Максим стоял. Есть надежда, что и теперь он сможет встать. А там, глядишь, сможет передвигаться по школе самостоятельно, с ходунками. Но, к сожалению, мама растит Максима одна. Весь ее доход – пенсия по уходу за ребенком-инвалидом да пособие на Максима. Оплатить реабилитацию она не сможет.

Реабилитационный курс стоит 78 650 рублей. Давайте поможем Максиму!

Просьба опубликована 9.01.2019