Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

18-летний Максим Светличный из Луганской Народной Республики после аварии был абсолютно неподвижен. Грамотная реабилитация помогла ему сесть в кресло-коляску. Ему нужно научиться в нем крепко сидеть.

Максиму тогда исполнилось 16. На день рождения он получил долгожданный подарок: новенький скутер. Конечно, вещь опасная, но Макс всегда был ответственным, родители ему доверяли. Он и до этого ездил на скутере, на отцовском. И когда бабушка попала в больницу, каждый день отвозил на скутере бабушке горячую еду. А дедушке за город — продукты. Всегда был надежным парнем.

В тот день Макс не хотел садиться на скутер. Но передумал. Когда он уже пересек площадь, сбоку от него на обгон пошел джип. Так резко и близко, что Макс дал по тормозам. И отключился. Больше ничего не помнит.

Родители нашли Макса уже в больнице. От шока и страха Макс и его родители даже не сразу поняли, что он ничего не чувствует — не чувствует своего тела. Сын превратился в говорящую голову. Томография показала: сломана шея. Травматическая болезнь спинного мозга.

Пока Максим лежал в Луганской областной больнице, приходилось покупать все самим — даже шприцы и медикаменты. Но там ему сделали металлоспондилодез. То есть металлической пластиной соединили сместившиеся позвонки. «Как прошла операция? И будет ли мой ребенок ходить?» — два стандартных вопроса, которые задают врачам родители в такой ситуации. Они еще не представляли, как далек он от ходьбы, от своей прежней жизни.

«Гарантий дать не могу. Может, отойдет, и всё будет в порядке», — сказал врач. И мама с папой забрали Максима домой. Именно так Ольга и представляла себе: в одно утро всё «отойдет», и Максим сможет двигаться. Но ничего не происходило. Она могла его помыть, покормить. Но ничего больше дать ему не могла. Не знала даже, как правильно его поворачивать. Посадить Максима было невозможно: ему сразу становилось плохо.

Про Доктора Лизу Ольга узнала случайно: увидела по телевизору, что она вывозит детей из ЛНР и ДНР в Москву. Подумала: «Напишу, других шансов у меня нет». Вдруг — ответ: «Пришлите выписки». Отправила и взяла молитвослов (по случаю купила, последнее время стала в храм заходить, свечки ставить).

Читает молитвы, в этот момент раздается телефонный звонок: «Максима берут на реабилитацию». «У меня случился переворот в мозгах, — признается Ольга. — Как так? Все получилось? По молитвам?!»

Реабилитация в НИИ хирургии Рошаля, а потом в реабилитационном центре «Три сестры», стала еще одним переворотом в жизни Максима и его родителей.

Оля признается: «Я поняла, что само ничего не пройдет, нужно работать. Много». Еще из Москвы заказала домой, в Алчевск, вертикализатор. Волонтеры из группы Доктора Лизы помогли купить Максиму коляску — даже после ее смерти они продолжали помогать подопечным.

Вернувшись домой, в Алчевск, Максим с мамой составили расписание занятий. День расписан по минутам: зарядка, электрический велосипед, массаж, упражнения в вертикализаторе, шведская стенка, штанга и небольшие гири. Чтобы непослушные руки не выронили гири — специальные перчатки-прихватки. К следующей реабилитации Максим уже научился приподниматься на локтях.

Еще один курс в РЦ «Три сестры» — и Максим стал самостоятельно сидеть. Научился нажимать кнопки на клавиатуре костяшками пальцев. Ему очень нужно освоить компьютер: он дистанционно учится на факультете информатики и вычислительной техники в Донбасском горнометаллургическом университете.

А еще ему очень хочется укрепить спину: «Допустим, мне нужно подъехать на коляске к столику и взять ноутбук. Если я протяну обе руки — я грохнусь лицом вниз. Спина не держит. И пандусы для меня пока непреодолимы. А вот если буду покрепче — смогу спокойно передвигаться по улицам».

Родители Максима уже потратили на его лечение все свои сбережения. Их ежемесячный доход — меньше 20 000 рублей. И оплатить реабилитацию в центре «Три сестры» стоимостью в 413 700 рублей они не могут. Но и они, и Максим точно знают: именно в этом центре ему помогают подняться на ноги.

А мы можем помочь его планам осуществиться. Если соберем такую сумму. Поможем?

Просьба опубликована 6.06.2018