Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Евангелина Дзиваева пережила в апреле 2017 года разрыв аневризмы, сейчас она парализована

Если человеку, далекому от медицины, попытаться объяснить, как устроен человеческий мозг, наглядным пособием в этом случае вполне могла бы быть вторая часть фильма «Матрица», — считает Жанна, логопед по образованию, мама 36-летней Евы.

В апреле этого года у Евы случился разрыв аневризмы правой сонной артерии. «Вы спрашиваете меня поподробней, что это? Я же говорю,
сплошная матрица, — рассказывает мама Евы. — Головной мозг — огромная машина. Все время что-то вспыхивает, мигает, передается будто током по тончайшим схемам-сосудам.

Малейший сбой — и все рушится будто карточный домик. На меня как-то совсем не произвел впечатление этот фильм, когда его с Евой лет 10 назад смотрели. А теперь не могу не сравнивать, вспоминаю некоторые фрагменты почему-то до мельчайших подробностей».

Сама по себе аневризма — это уже патология, истончение стенок больного сосуда, вследствие его растяжения и истончения. У человека с аневризмой может в любой момент случится разрыв этого сосуда.

Так случилось с Евангелиной, молодой мамой, визажистом-стилистом в столичном салоне.

Это был трудный день. Бесконечно звонил телефон. Ева, извиняясь перед очередным клиентом, выбегала на крыльцо. А потом она что-то услышала в трубке, и упала посередине зала. В этот момент тонкий больной сосуд лопнул.

«Мам, я же умница, я в Москве раскручусь и сразу заберу вас с Давидиком», — говорила Ева еще в начале прошлого года. Сложный тогда был период. Развод, мальчик скучает по папе, а тут и мама уезжает. Что делать? Алиментов нет, а ипотека оформлена на Еву.

В подмосковном Домодедово живет тетя, родная мамина сестра, она сказала, что со своими талантами Ева здесь не пропадет. Действительно, молодого визажиста пригласили в престижный салон, в клиентах дефицита не было. Работать нужно было много, Ева отказалась первое время даже от выходных.

Сейчас Ева находится в терапевтическом отделении Домодедовской городской больницы. После 4-х месяцев в реанимации она почти не двигается, не говорит, ей установлена трахеостома, кало- и мочеприемники.

Было хуже. Было неврологическое отделение Подольской городской больницы с минимальным уходом, пролежнями до костей, без возможности помыться или подышать свежим воздухом, со стремительной регрессией в состоянии.

 

Но тетя Евы взяла в банке кредит и отправила племянницу в реабилитационный центр «Три сестры». Там Ева научилась сама есть протертую пищу, стала узнавать родных, ей вылечили пролежни, у нее появился румянец вместо землистого цвета лица — ее регулярно вывозили во двор на прогулку, благодаря квалифицированному массажу, лфк, занятиям на тренажерах, а также занятиям с логопедом и психологом, к Еве вернулась память, она научилась сидеть на кровати и сама подносить ложку с кашей ко рту. Недавно Ева снова научилась улыбаться.

У мамы Евы счастливый голос. Потому что на ее глазах дочка ожила. Шестилетний Давид сейчас остался в родном Владикавказе с дедушкой. Он жутко скучает маме и бабушке, но главное — мама жива.

«Мамочка, мне не нужны игрушки, мне нужна ты!» — отчаянно кричит детский голос в трубку.  Дедушке Мише 66 лет, он водит мальчика в садик, готовит ему еду, учит с ним азбуку и счет, и говорит, что отлично справляется: «Ты поправляйся, дочка». Бабушка Жанна не отходит от дочери в больнице и учит ее говорить.

Восстановиться можно, — считают врачи. Но это долго и дорого. Мы объявляем сбор помощи на курс лечения Евангелины Дзиваевой в
реабилитационном центре «Три сестры». Здесь при положительной динамике должны снять трахеостому, назогастральный зонд и другие трубки. Потом научить без трахеостомы самостоятельно дышать, дальше — стоять, ходить, жить.

Объявляем сбор помощи на один курс реабилитации. К сбору — 350 700 рублей. Помогите!

Опубликовано 24 октября 2017 года.