Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Марфе Васильевне Кисловой 100 лет, живут вдвоем с дочкой, квартиру буквально выжрали клопы. Очень нужна помощь! 

Марфа Васильевна

100 лет прожила Марфа Васильевна Кислова, не зная букв и не умея писать. С восьми лет она живет в Москве, сюда ее привез из Белоруссии друг отца, устроил сначала нянькой к детям, а потом уборщицей. Так всю жизнь уборщицей она и проработала. А читать и писать не научилась — незачем было. Если нужно было где расписаться — муж расписывался за нее.

Марфа Васильевна помнит Москву с 1926 года. Правда, она уже почти ничего не говорит и не делится ни с кем воспоминаниями. Впрочем, жила она очень замкнуто — на территории военной части в Царицыно, в небольшой пристройке, которая отапливалась печкой и в которой до 1962 года не было электричества. Здесь родились у нее две дочери. Старшей уже нет в живых, а младшая Нина живет сейчас с мамой и как может, из последних сил, ухаживает за ней. Из последних сил — потому что самой уже 71 год, потому что давление, диабет и другие болезни, потому что перенесла недавно две сложные операции.

Так они и карабкаются — две старые женщины, для которых разогреть самостоятельно обед — уже подвиг. «Отдай маму в интернат», — говорят иногда Нине Прокофьевне. «Отдавайте туда своих детей! — резко дает отпор она. — Ей нельзя, она там сразу умрет». И непонятно, кто из них больше боится этой разлуки, мама или дочка.

Марфа Васильевна никогда не ходила ко врачам и лет до 98 не принимала никаких лекарств. Но сейчас столетний организм дает сбой. Ноги отнимаются, она совсем не может ходить. Совсем не может себя обслужить. Лежит. Практически не разговаривает.  Рядом лежит дочь Нина, которая последние 15 лет ухаживала за мамой. А сейчас с трудом доходит до туалета. Муж и дочь у Нины Прокофьевны погибли, подруга уехала в другую страну.

«Когда мы были молодые, все кругом так и кипело, постоянно раздавались телефонные звонки, было много друзей. Никогда не думала, что останусь в старости совершенно одна», — слезы боли и отчаяния душат и не дают ей говорить.

Нина Прокофьевна

Тяжелое детство, трудовая юность. В 13 лет Нина Прокофьевна уже пошла работать на Таганский мясокомбинат. Работала и одновременно училась в училище. «В 13 лет я первый раз попробовала мороженое. А еще увидела в одном доме плюшевые шторы и загадала: вырасту, у меня будет своя квартира, обязательно куплю себе такие плюшевые шторы».

Но радость в старости, оказалось, приносят не они. А человеческое общение. И заботливые руки. Все-таки про стакан воды — это правда. А самой большой радостью для Марфы Васильевны в этом году были цветы, которые ей подарили на 100-летие. Марфа Васильевна очень любит цветы. И шоколадные конфеты. Эта роскошь, которую она не могла себе позволить в молодости. Да и сейчас не может позволить.

К Марфе Васильевне и Нине Прокофьевне прикреплен социальный работник из службы соцобеспечения. Но она только приносит продукты. А женщинам нужна помощь круглосуточной сиделки. Без нее они совершенно беспомощны. Вы и раньше помогали им оплатить сиделку. И вот мы снова обращаемся к вам за помощью. Зарплата сиделки с проживанием — 36 000 рублей в месяц. На полгода нужно 216 000 рублей.

А еще требуется 50 000 рублей, чтобы избавить Марфу Васильевну и Нину Прокофьевну от клопов. Насекомые буквально сожрали мебель. Один раз старушки уже пытались с ними справиться, ничего не вышло. Сейчас необходимо перевезти их на несколько дней в больницу свт. Алексия и потом обратно (медицинская перевозка обойдется в 15 000 рублей), провести санитарную обработку квартиры (10 000 рублей), оплатить генеральную уборку квартиры (10 000 рублей), купить им две новые кровати (15 000 рублей). Итого нужно собрать 50 000 рублей. Общая сумма к сбору: 216 000 + 50 000 = 266 000 рублей.

Давайте поможем двум старухам, общий возраст которых 171 год!

Фото: Анна Гальперина

Опубликовано 30 июля 2018 года