«Не отрекайся ни от Бога, ни от священнического сана. Мне поможет Господь»

За верностью новомучеников Богу часто стояла преданность их жен и детей, умеющих любить не во имя свое

Для земного счастья женам новомучеников надо было совсем немного: быть вместе с мужем, но это счастье разрушили. С тех пор прошли десятилетия. Теперь эти семьи вместе навсегда, и уже ничто не разлучит их. Они молятся за нас, а мы можем молиться им, испытавшим так много.

«Мне предлагали отречься, я отказался, как ты будешь одна с детками?»

Жена священномученика Валериана Новицкого после ареста мужа всеми силами добивалась с ним встречи, но у нее так и не получилось. Они передавали друг другу записки. В небольших отрывках их переписки скрывается глубокая вера в Бога и забота друг о друге. Отец Валериан писал Доминике:

«Диночка! Мне для сохранения жизни предлагали отречься … Я отказался. Как ты будешь одна с детками?» В ответной записке она написала: «Не отрекайся ни от Бога, ни от священнического сана. Мне поможет Господь».

Жители села, в котором служил священник до ареста, говорили, что отец Валериан и Доминика сильно любили друг друга. Если было свободное время, они всегда проводили его вместе. Наверное, если бы муж перестал быть священником, христианином, времени для личного счастья нашлось бы немало.

Но любовь к мужу оказалась сильнее любви к счастью, даже вместе с ним. Эта любовь дала силы принять мысль о его страдальческой смерти и поддержать его верность Христу.

Матушка сама воспитала дочек Нину и Ирину и сына Евгения, рассказала о судьбе их отца. Семью лихо не обошло стороной, но каждый день они чувствовали, что им помогает Господь.

«Да будет воля Твоя»

Отец Павел с семьей. Фото с сайта https://pravchelny.ru/

Жене священномученика Павла Дернова в один день пришлось хоронить жестоко убитых пьяными солдатами мужа и трех сыновей. Муж пропал ночью. Его расстреляли на берегу реки, но, не зная об этом, трое его сыновей отправились на поиски отца. Увидев отца в луже крови, один из них обронил: «Душегубы!» Это услышали солдаты и тут же зверски расправились с сыновьями.

На похоронах детей и мужа убитая горем Анна к изумлению собравшихся воскликнула: «Да будет воля Твоя!»

«Иди страдать за Христа»

Священномученик Николай Поспелов. Фото с сайта храма Успения Пресвятой Богородицы в Александрове г. Москвы

Священномученик Николай Поспелов и его супруга Анна женились по любви. Их первенец родился слабым и умер, а Анна после родов была при смерти, а потом несколько месяцев тяжело болела.

Николай дал обет Господу, что, если жена выживет, то он посвятит свою жизнь служению Богу. Анна поправилась, а потом родила еще семерых детей, из которых выжило четверо.

Свой обет Николай исполнил. Жизнь священника с большой семьей сложилась нелегко: частые переезды с прихода на приход, выживание во время гонений, бедность, незащищенность.

Когда отца Николая арестовывали, Анна последний раз кратко помолилась вместе с любимым. Муж ее благословил и сказал: «Поручаю тебя святому Архистратигу Михаилу!» Анна расплакалась, но нашла в себе мужество сказать такие простые и такие трудные слова: «Иди страдать за Христа».

В скором времени отца Николая расстреляли.

В руках Божиих

Супруга священномученика Димитрия Кедроливанского Александра понимала, что с ее мужем происходит не случайная несправедливость, а плановая дискриминация за веру. С маленькими детьми она поехала с мужем отбывать пятилетнюю ссылку в город Козлов Тамбовской области.

Два года подряд в области был неурожай. От голода одна из дочерей отца Димитрия и Александры так ослабла, что оказалась при смерти. Александра молилась, вручив судьбу своей семьи в руки Божии.

Неожиданно епископ направил ее мужа служить в село. Это стало настоящим спасением, ведь есть огород, да и лес с речкой рядом. Сочувствуя бедным жителям села, Александра никогда не укоряла мужа за то, что он бесплатно крестил, отпевал, венчал…  Напротив, она позволила, чтобы их подросшие дети стали крестными для трети села, так как другие боялись становиться крестными из-за «неодобрения» властей.

Когда о. Дмитрия арестовали, семья осталась в полной нищете. И тут сельские жители стали приносить им деньги со словами: «А я должна была за крещение», «А я за венчание» …

Дочь Клав­дия принесла отцу Димитрию Кедроливанскому узелок с едой, когда узнала, что колонну с заключенными в полночь увезут. Она попыталась подойти, чтобы передать еду, но не пустили разъяренные собаки из охране. Потом отец закричал: «Клава, иди домой! Иди домой!» Он боялся, что дочь замерзнет, до села от станции надо было по темну идти два километра. Но девушка не уходила. Садясь в вагон с зарешеченными окнами, отец Димитрий крикнул: «Кла­ва, иди до­мой, я ско­ро вер­нусь!» Но не вернулся.

Ссылка вдвоем

Священномученик Николай Морковин был арестован вместе с женой Марией. Это был редкий случай, когда жену арестовывали вместе с мужем, тем более многодетную мать. Шестеро детей остались одни.

О. Николаю дали пять лет, его жене — три года.

Ссылку супругам дозволили отбывать вместе. Жили в предбаннике. «Маня» колола вместе с батюшкой двухметровые дрова, обустраивала быт и делилась пайком по инвалидности.

Когда срок Марии уже подходил к концу, отец Николай писал крестному: «Тя­же­лые ми­ну­ты ста­ли ча­сто по­вто­рять­ся вви­ду близ­ко­го отъ­ез­да до­мой ис­тин­но­го со­дру­га в жиз­ни, Ма­ни, ко­то­рой нуж­но честь от­дать, что крест свой пе­ре­нес­ла по­чти без­бо­лез­нен­но. Она жи­ва, здо­ро­ва и в пол­ном ра­зу­ме и па­мя­ти, толь­ко лишь по­лу­чи­ла бо­лезнь “по­рок серд­ца”, по при­зна­нию ме­ди­ков.

Теперь напишу о себе: я стал богач, но не тем преходящим, что гниет и тлеет, а тем, что остается смертным до гробовой доски, то есть богатством жизни духовной. За время пребывания в исправительных домах и чужбине приходилось самоуглубляться и искать причину страданий, и я всегда приходил к заключению, что причина — это наше “я”.

Но, чтобы смягчить чувство грусти о переживаемом и этим самым поддержать дух бодрости, из своего личного опыта обращаю свой взор на общий… плач и рыдания ныне живущих на Руси граждан, даже вольных. Наше личное горе и потеря большей части материальных благ есть капля бушующего житейского моря.

И вот когда проанализируешь свою прошедшую жизнь, в особенности в сане иерея Божия, то приходишь к заключению, что это по делам нашим».

В 1933 году о. Николай был ненадолго освобожден, а в 1938 – повторно арестован и расстрелян. Матушка с детьми всегда всю жизнь чувствовали его присутствие и помощь.

«Папа, что ты плачешь?»

Священномученик Михаил с семьей и прихожанами. Фото с сайта https://www.pravchelny.ru/

Дочь священномученика Михаила Пятаева пришла повидаться с отцом. Увидеться можно было только через решетку. Свя­щен­ник по­про­сил:
— Ан­на, дай мне свою ко­су.
Она про­тя­ну­ла ему через ре­шет­ку ко­су, и вся ко­са у нее бы­ла по­том мок­рая от слез.
— Па­па, что ты пла­чешь? — спро­си­ла она.
— По­то­му что вы оста­е­тесь од­ни.
В эту ночь Ан­на уви­де­ла во сне, как Бо­жия Ма­терь при­ча­ща­ет из зо­ло­то­го по­ти­ра от­ца Ми­ха­и­ла. Просну­лась девочка с мыс­лью, что отец бу­дет осво­бож­ден. Ра­дост­ная, по­спе­ши­ла в тюрь­му с пе­ре­да­чей.
— Пя­та­ев? — пе­ре­спро­сил над­зи­ра­тель. — Да он се­го­дня но­чью рас­стре­лян.

Но ведь это на земле расстрелян. А на Небе жив вечной жизнью.

«Не пугайтесь, он помер»

Слева – протоиерей Константин Пятикрестовский. Справа – с супругой Людмилой Сергеевной, 1930 г. Фото: pstbi.ru Фото: pstbi.ru

Священномученик Константин Пятикрестовский писал жене и детям из лагеря, а потом письма приходить перестали. Семья тревожилась: «По­че­му ты не пи­шешь? Не бо­лен ли ты? Очень ждем от те­бя пись­ма. На­пи­ши, как здо­ро­вье, где в на­сто­я­щий мо­мент на­хо­дишь­ся, что де­ла­ешь? Со­об­щи — по­лу­чил ли ты пись­мо от ма­мы, а так­же день­ги и по­сыл­ку? Пи­ши ча­ще. Мы все жи­вы и здо­ро­вы. Же­ла­ем те­бе бод­ро­сти, здо­ро­вья и спо­кой­ствия. Мо­жет быть, те­бе необ­хо­ди­мо что-ли­бо из одеж­ды, обу­ви, про­дук­тов пи­та­ния — на­пи­ши, и мы немед­лен­но те­бе вы­шлем», — писал сын Пантелеимон.

И вот пришел долгожданный ответ, а там: «До­ро­гая ма­туш­ка! Хо­чу Вам ска­зать и не ута­ить от Вас, я та­кой же, как Ваш муж. Не пу­гай­тесь, он по­мер… Мне Вас жаль, что вы ему все пи­ше­те и пи­ше­те, на­ко­нец, ви­жу, сы­нок Пан­тю­ша пи­шет. Ва­ши пись­ма два еще у ме­ня… Мы по­пла­ка­ли горь­ко, я ре­шил по­тру­дить­ся и от­ве­тить. Вот моя по­кор­ней­шая прось­ба: боль­ше не пи­ши­те и не ищи­те его, он по­чил ми­ло­стью Бо­жи­ей, а о по­сыл­ках Вы сверь­тесь на по­чте».

Против мужа показаний не дала

Икона священномучеников Сергия и Варвары. С сайта rusk.ru

Супруги священномученик Сергий и мученица Варвара Лосевы были прославлены вместе, – это один из редчайших случаев. Варвара была арестована вскоре после заключения под стражу отца Сергия. Матушку обвинили в антисоветской деятельности и пытались «выдавить» показания против мужа, применяя методы «устрашения». Варвара только ответила: Муж никому не приносил вреда!» И расстреляли обоих.

Не сдались

Жена священномученика Николая Дмитрова Екатерина много лет ухаживала за парализованным отцом-священником. Его служение продолжил отец Николай. Супруги были единодушны и отличались необычной добротой. Часто, не имея возможности помочь материально, они шли во дворы к одиноким старушкам и помогали по хозяйству: кололи дрова, пропалывали грядки, убирали урожай. Их не надо было просить о помощи, они сами догадывались. Народ их очень любил.

Власти заставляли отца Николая отречься от сана, он отказался, матушка поддержала. Семью обложили налогами и за неуплату о. Николая арестовали.

8 февраля 1937 года Екатерина собирала болеющего мужа в тюрьму. Их последний разговор был о том, что нужно не уны­вать, не от­сту­пать­ся от Церк­ви и ве­ры, ни­ко­гда и ни при ка­ких усло­ви­ях не сда­вать­ся. Через месяц батюшку расстреляли.

«Помните, вы его упро­си­ли со­бра­ни­ем по­свя­тить­ся во свя­щен­ни­ки?»

Матушка Анна с детьми, 1936 год. Фото с сайта pstbi.ru

Когда власти за неуплату налогов увели из дома корову, жена священномученика Петра Варламова Анна потеряла сознание. Чем теперь кормить детей? А потом увели мужа. Не было ни хлеба, ни даже печи. Она обратилась к крестьянам за помощью:

«Про­шу граж­дан дать одоб­ре­ние — от­зыв о свя­щен­ни­ке Вар­ла­мо­ве. Вы зна­е­те, он здесь жи­вет с 1915 го­да, был пса­лом­щи­ком, и вы его упро­си­ли со­бра­ни­ем по­свя­тить­ся во свя­щен­ни­ки. Помни­те, он вам го­во­рил, что он мо­лод и не мо­жет спра­вить­ся, но вы, граж­дане, про­си­ли, и он со­гла­сил­ся и в 1919 го­ду по­сту­пил во свя­щен­ни­ки. Во всю его жизнь в се­ле Пре­об­ра­же­нов­ка ни­ко­го не оби­жал.

Во вре­мя ре­во­лю­ции про­тив со­вет­ской вла­сти ни­ко­гда не вы­сту­пал и ни­че­го не про­яв­лял. Ко­гда здесь бы­ли бе­лые, то он всех за­щи­щал, кто скры­вал­ся, и ни­ко­го не вы­да­вал. Он сам про­ис­хо­дит из кре­стьян, и же­на его дочь ра­бо­че­го, и ид­ти про­тив вла­сти он не мог. Он у вас на гла­зах был все вре­мя, и вы его хо­ро­шо зна­е­те. Про­шу граж­дан, об­су­ди­те этот во­прос.

Ведь я с ма­лы­ми детьми оста­лась. Под­хо­дит зи­ма, у ме­ня нет ни хле­ба, ни топ­ки. Вы зна­е­те, он с бе­лы­ми не скры­вал­ся, а все вре­мя на­хо­дил­ся в Пре­об­ра­же­нов­ке. Да­же во вре­мя бе­лых у нас скры­вал­ся крас­ный Са­ран­цев — это мно­гие зна­ют. Про­шу, не оставь­те…»

О. Петр, действительно, не разделял людей на красных и белых, он помогал тем, кто оказывался в беде. И люди поддержали Анну. Она смогла дойти до судьи. Но тот ответил: «Ес­ли мы ва­ше­го от­пу­стим, то на­до пар­тий­ных лю­дей за­са­дить, по­то­му что они ложь на­пи­са­ли. Мы же не мо­жем это­го сде­лать — свя­щен­ни­ка осво­бо­дить, а пар­тий­ных лю­дей за­са­дить». Батюшку расстреляли.

Свидание в Белбатлаге

Матушка Павла Ивановна (в центре), дочери Ольга, Нина, сын Николай.
Нижний Тагил, 1930 год. Фото с сайта tagileparhiya.ru

Павла, жена арестованного священномученика Сергия Увицкого, долго добивалась разрешения на встречу с мужем. И вот разрешение получено. Два часа свидания. Павла отправилась в Белбалтлаг  (Беломоро-Балтийский канал). Она идет вдоль колючей проволоки, радуясь ожидаемой встрече. Но вместо мужа, сильного, красивого, видит какого-то старика с опухшим лицом. Со стороны было видно, что каждое движение причиняло дедушке боль, он еле передвигал ноги.

Павла остановилась и хотела спросить «дедушку» о своем муже. Но, когда он к ней нежно обратился, она поняла, что он и есть – муж. Двухчасовая встреча прошла как одна минута. Был ужас, боль, страх, радость, надежда и что-то, не проговариваемое словами. Это было их последнее свидание.

Заливаясь слезами, она читала письма любимого, в которых муж просил простить его врагов

Надежной и верной помощницей для священномученика Николая Попова была его жена Зинаида. Зимой 1918-1919 года было очень много беженцев. Еды и лекарств на всех не хватало. Началась эпидемия тифа. Каждый день были десятки умерших. О. Николай не успевал причащать перед смертью всех желающих.

Он и сам заразился тифом, крестьяне решили отвезти своего батюшку в Новочеркасск лечиться. По дороге они встретились с «красным» отрядом и разбежались. Больной священник умирал один на дороге.

Зинаида горячо молилась за мужа. Когда она узнала, что он брошен посреди дороги, побежала его искать. Оказалось, что священника нашел и спрятал у себя бывший ученик его школы из соседнего хутора, ставший учителем.

Дома больше двух месяцев матушка ухаживала за мужем, стараясь поставить его на ноги. Как только к священнику немного вернулись силы, он снова стал совершать богослужения и требы. Его арестовали.

Заливаясь слезами, Зинаида читала письма любимого, в которых он просил простить его врагов и истязателей за предстоящую смерть.

На последнем свидании он показывал жене рукой на песок, указывая, что его убьют на песчаном карьере. Только через три месяца красные покинули хутор. Зинаида с детьми раскапывала сотни могил, чтобы найти тело убитого мужа. Хоронили всем хутором.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.