Предпраздничные горестные и не очень рассуждения усталого редактора о том, почему 2017 – это плохо и хорошо

solyaris-1

Кадр из х/ф «Солярис». Фото с сайта fast-torrent.ru

В 1977 году НАСА запустило два космических аппарата, два «Вояджера». В задачи этих путешественников входило исследование дальних планет солнечной системы. Оба «Вояджера» впервые передали качественные снимки Юпитера и Сатурна, а «Вояджер-2» впервые достиг Урана и Нептуна. «Вояджер-1» стал первым в истории аппаратом, достигшим границ Солнечной системы и вышедшим за ее пределы.

Помимо задач, связанных с изучением нашей солнечной системы, у «Вояджеров» была важная миссия – послание внеземным цивилизациям. К борту каждого аппарата прикрепили алюминиевые коробки, в которых лежали позолоченные диски с посланиями.

На дисках записаны 115 слайдов – виды Земли, ее ландшафты, сцены из жизни животных и человека, их анатомическое строение и биохимическая структура.

Но кроме изображений, на дисках есть и звуковые файлы: шепот матери, плач ребенка, голоса птиц и зверей, шум ветра и дождя, грохот вулканов и землетрясений, шуршание песка и океанский прибой. Человеческая речь представлена короткими приветствиями на 55 языках народов мира.

По-русски, например, сказано: «Здравствуйте, приветствую вас!»

А еще на диске записаны произведения Баха, Моцарта, Бетховена, Армстронга, Чака Берри и разнообразная народная музыка.

Содержание дисков можно послушать, НАСА выложило их в открытый доступ, вот здесь и здесь.

puteshestvie-na-kraj-vselennoj

Среди прочего там есть и Melancholy Blues, сыгранный великим Сатчмо в 1927 году. 1927, 1977 и вот в 2017 все еще звучит меланхолический блюз где-то уже в межзвездной плазме, недосягаемый даже для солнечного ветра.

Примерно в 2030 году Солнце станет слишком тусклым для «Вояджеров», они улетят слишком далеко, а значит, наша звезда перестанет быть маяком, мы навсегда потеряем сигнал космических путешественников.

Любопытно, что 1977 год богат символическими событиями. Умерли Набоков, Галич, Элвис Пресли и Чарли Чаплин. 26 сентября заработала Чернобыльская АЭС. Впервые по-человечески издана поэма «Москва-Петушки». 27 марта произошла крупнейшая по количеству жертв за всю историю гражданской авиации катастрофа в аэропорту Лос-Родеос (Столкновение на Тенерифе), погибли 583 человека. Наступала очередная новая эпоха, в электрическом блеске и треске счетчиков Гейгера, засеивая новые поля погибшими, а человек был грустен и растерян и меланхолический блюз затихал где-то в стороне Юпитера.

Melancholy Blues длится всего 3 минуты и 8 секунд. Средняя скорость чтения на русском языке у взрослого человека примерно 120-150 слов в минуту. Пока звучит труба Сатчмо, вы можете прочитать 400 слов, ради которых и затевался этот текст. Включайте музыку.

В одном из великих романов прошлого столетия, в кортасаровской «Игре в классики», есть эпизод, навсегда отпечатавшийся в памяти. В комнате сидит компания молодых людей, говорят, шутят, обсуждают последние новости, там же стоит кроватка с больным ребенком.

В какой-то момент главный герой замечает, что ребенок тихо умер, остыл, но решает, что не нужно об этом говорить маме, ведь тогда начнутся крики, что-то будет происходить неудобное и ненужное сейчас. И герой молчит, делает вид, что все в порядке. Потом, конечно, случились и крики, и вызов врачей, полиции, потом расползлась по швам и так неловко скроенная жизнь, но полчаса относительного спокойствия он себе обеспечил.

Еще один год нашей жизни уходит, унося с собой многих, затормозивших, остановившихся в нем навсегда. Мы ведь понимаем, что мир уже изменился, мы давно повзрослели. Невозможно бесконечно сидеть рядом с мертвым ребенком, не получится, когда-нибудь все равно придется увидеть слезы, услышать крики, отвечать на неприятные вопросы.

Возможно, дело в цифре 17 и неприятных аналогиях, но у меня отчетливое впечатление, что мир вокруг нас меняется. Уходят люди, которые должны были прожить с нами еще не один год, начинаются войны, которые совсем недавно казались невозможными. Что со всем этим делать, как пережить? Это как играть на ковре детской в лошадки и вдруг обнаружить посреди комнаты толпу пьяных красноармейцев.

Нужно все-таки постараться и подготовиться, нужно не паниковать и держаться вместе, нужно не поддаваться на провокации.

melancholia-lars-von-trier-_7

Кадр из х/ф «Меланхолия». Фото с сайта katisd.blogspot.ru

40 лет прошло, как летят наши путешественники по космической пустыне, число символическое. 40 лет мы следим за их скитаниями и надеемся, что все не зря. 2017 подошел вплотную, возможно, там мы увидим, наконец, свою землю Обетованную, время, кажется, пришло.

И самое главное – наш собственный «Вояджер» уже давно стоит на стапелях, или как это называется у космических кораблей. Пора уже что-то положить в его алюминиевую коробку. Только вот – что. Лично мне, кроме пустого спичечного коробка с надписью внутри: «кто откроет, тот дурак», пока ничего в голову не приходит. А ведь пора бы уже. Пора собраться с духом и сформулировать стоящему на пороге пугающему будущему: «Здравствуйте, приветствую вас!» И не бояться, потому что новое время не обязательно плохо. Мы стали большими и лишь от нас теперь зависит, каким будет наше время, каким мы его запомним и оставим детям, мы теперь одни, жаловаться больше некому.

Очень не хочется прощаться с обжитым миром, но все равно приходится, иначе, наверное, невозможно оставаться живым. Наши старики давно в космосе, Солнце уже не согревает, голоса их все глуше. Еще каких-то 10-15 лет и мы перестанем слышать их сигнал.