Уверенность, что все плохое случается с кем-то другим, мешает нам создать подушку безопасности на случай тяжелой ситуации. Катя Бермант, директор фонда «Детские Сердца», — о том, что спасает жизни

Если вы вдруг ведете здоровый образ жизни и поэтому думаете, что у вас не будет рака легких – подойдите к зеркалу – у вас еще довольно много других органов и все это может заболеть. Если вы думаете, что вам никогда не придется переливать кровь – вспомните, как ехали в прошлое воскресенье на дачу, а на обочинах стояли покореженные автомобили и лежали тела.

Я не хочу никому испортить настроение. Но если вы в количестве ста человек упадете с моста – к вам прилетит Шойгу в голубом вертолете. Если вас будет «всего один» — никто не прилетит.

Не существует отлаженного механизма помощи гражданину, у которого родился ребенок, нуждающийся в операции за границей. Не существует удобного и человечного способа помощи тяжело больному человеку в городе, предположим, Орле.

Высокотехнологичная медицинская помощь сконцентрирована в столицах (в нескольких местах) и, может быть, в Новосибирске. (Плюньте в меня, киньте камнем, обидьтесь за свой город или честь мундира – я знаю, что говорю). В других точках нашей необъятной Родины вам поставят неправильный диагноз и будут лечить до смерти, и пока вы доедете до Москвы, будет уже поздно.

Вы скажете, что я слишком мрачно смотрю на вещи? Да, мрачно. Очень мрачно. И рекомендую вам всем взглянуть на них также.

Потому что это, возможно, подтолкнет вас к простому решению: У нас должен быть запас на черный день. Тот самый денежный мешок, который в страшный час станет подушкой безопасности.

Повторяю, как мантру: сто рублей, переведенные ежемесячно (во время оплаты коммунальных платежей, например) в благотворительный фонд (список на «Все вместе») спасут сто жизней!

У нас нет времени долго раскачиваться. 10 миллионов жителей Москвы, ежемесячно перечисляющие 100 рублей в благотворительные фонды, будут иметь гарантию спасения.

Это будет беспрецедентно большой и ежемесячно обновляемый Стабфонд, обеспеченный золотым запасом ваших сердец.

Но для этого каждый должен понять, что жизнь и здоровье его и его детей зависит от такой несложной операции, как ежемесячный перевод 100 рублей на счет одного из благотворительных фондов.

Это должно стать необременительной привычкой.

Это единственный шанс.

Я зову вас на подвиг!

Почему я считаю ежемесячное пожертвование в сто рублей подвигом – ведь это очень маленькие деньги?

Потому что об этом нужно ПОМНИТЬ.

Это надо НЕ ЗАБЫТЬ СДЕЛАТЬ.

А именно это и есть самое сложное.

Деньги — это волшебная субстанция. Их можно с одинаковой легкостью превратить как в бриллиант, так и в протез сердечного клапана.

Вова Мамонт, парень из маленького военного городка был потрясен, когда после удачной имплантации кардиостимулятора мы сказали ему стоимость этого предмета.

«Ведь это же иномарку можно купить!» – ошарашено повторял он. Его совершенно потрясла цифра, которая стучала теперь в его груди. Да, эти деньги могли стать иномаркой, а стали кардиостимулятором. Прошло некоторое время, и я получила письмо под названием «Сюрприз!». Там были фотографии с Вовкиной свадьбы. А вот совсем недавно он прислал фотографии дочки Евы. Ева – потому что «жизнь».

Мы, вместе с дарителем, купившим Вове кардиостимулятор, сделали очень неплохую инвестицию.

Иномарка за эти шесть лет бы уже устарела, а молодая счастливая семья дала миру новую жизнь.

Аня Соколова – бронзовый призер Москвы по художественной гимнастике.

Её сердце на четверть состоит из пластика. Дети, в которых вы вкладываете деньги, не просто остаются в живых. Они могут стать гордостью страны.

В этом нет противопоставления.

Можно и нужно покупать машины и бриллианты. И одновременно лекарства и кардиостимуляторы. Это удовольствие одного порядка. Для тех, кто понимает.

Итак, я зову вас на подвиг прямо сейчас.

Легко один раз сделать что-либо большое и хорошее. Дважды уже сложнее. Приносить пользу ежемесячно способны лишь сподвижники.

Будьте ими!

 

Источник

 

Поддержите «Детские сердца» на сайте фонда!