«Было все: бесконечные вопросы друзей, близких, соседей, коллег. Все требовали исчерпывающего ответа: почему мы это сделали?» Читайте историю-призер конкурса «Дневник усыновителя»

Я ужасно горда своим мужем

«Прекрасный солнечный день сегодня»,- подумала я. Наша машина мчится по шоссе, за окном привычные пейзажи, вся семья в сборе. Все как всегда, но только на первый взгляд. На самом деле в душе каждого — буря эмоций. Спокоен только маленький Гриша, он спит в автокресле и ни о чем не подозревает.

Наша семья — это мой муж, я, сын восьми лет и малыш 8 месяцев от роду. И мы едем за пополнением — но не в роддом, как обычно бывает, а в больницу одного подмосковного городка. Там ждет нас Алешка. Так получилось, что он не пригодился своей собственной матери и поэтому вот уже шесть с половиной месяцев живет на белом свете одинешенько. Не горюй, Алешка, мы уже близко. .. Ну, вот и приехали!

Я ужасно горда своим мужем. Подумать только, он едет принимать нового члена семьи, мальчишку, в создании которого нисколечко не участвовал, да что уж там, никогда живьем не видел! В глубине души я даже немного комплексую перед его великодушием, мне-то понадобилось взглянуть на ребенка, «принюхаться» к нему, на ручках подержать. Я все ждала, когда «екнет» — мой! Нет, не дрогнуло сердце, не защекотало в животе от нервного предчувствия. Что поделать… Отторжения нет — и то хорошо, а любовь придет, я верю. Там, где любовь, изменяется всякая логика. Детей прибавляется, но любовь не делится, а умножается.

Ну, вот мы на месте. Формальности улажены, и нам выдают нашего мальчика. Все происходит, как в тумане, вот последние наставления, вот чей-то косой взгляд — ведь мы вызываем подозрение: свои дети есть, да еще и младенец, а они чужого берут. Вот взгляд добрый, радостный, вот удивленный. Еще какие-то слова прощания, и вот мы на свободе.

Смотрим на Алешку, а он — на нас. Муж пытается скрыть волнение, но это плохо получается, он держит на руках крошечного мальчика, который теперь будет его сыном. Пока он справляется с собой, я уже деловито стаскиваю лишнюю, по моему мнению, одежду, а рядом скачет старший сын Вася. В какой-то момент Алеша вдруг осознал, что находится в руках незнакомых людей, понял, что нужно действовать и заплакал.  Одновременно с ним, как по команде, загудел Григорий, до этого мирно спавший.

«Началось!» — подумала я и кинулась успокаивать обоих.  Попытка не удалась… «О, Господи»,- взмолилась я мысленно. Но ведь как-то справляются с детьми матери двойняшек, даже тройняшек. Мысль про тройняшек меня взбодрила, и вот мы уже запихиваем детей в машину, сунув каждому в рот по соске. Отправляемся. Прощай, маленький городок!

Долгий день подходит к концу. Алешка сидит в гостиной на ковре, обложенный всеми игрушками, которые только сыскались в доме, — это Вася постарался. Он давно не плачет, а только смотрит удивленно. Мы стоим и смотрим на него, я плачу. Плачу, сама не зная от чего, просто слезы текут из глаз. Но может это и хорошо? Так выходит комок из горла, кажется он там целый день. Мужу труднее, мужчины же не плачут… Тут в моей голове отчетливо возникает мысль: «Я его никогда никому не отдам, это наш ребенок, наш сын, наше счастье».

Что нужно младенцу для счастья?

Пока я лила слезы, счастье наше уснуло. Мы еще посидели на кухне, по давней привычке всех советских людей. Вася с нами, довольный, что не гонят спать, гордый и повзрослевший. Гришарик мирно посапывает у меня на руках. А Алеша в соседней комнате, в своей кроватке. Мы тихие  и задумчивые. И все кажется сейчас символичным: мы — новая увеличенная семья в одной квартире, под одной крышей. Но маленький Алеша — в соседней комнате, вроде и вместе и не вместе с нами. Вроде и головой, и сердцем мы впустили его  в семью, в жизнь, но еще не успели привыкнуть и пережить это.  Еще немного посидев  в «старом составе», отправляемся спать.  Завтра начинается новая жизнь! У всех!

Наши утра проходят как обычно у мамочек маленьких детей. Восьмимесячный Григорий оповещает всех громким плачем и требует себе всего и сразу. Алеша тихо спит, чем, признаться, безумно меня радует — поначалу. А когда он не спит, он просто тихо сидит в кроватке, никогда не причиняет неудобства, не требует, не плачет, не привлекает внимания.

«Как здорово, как удобно», — подумала я. «Как печально»,- подумала я о том же, когда поняла, откуда это «удобное» поведение. И тогда ужасно захотелось, чтобы Алешка стал нормальным, пусть немного  капризным малышом, который нуждается в маме. А не крошечным маленьким человечком, который уже полагается только на себя и ничегошеньки не ждет от окружающего мира. Как же рано взрослеют такие дети!

Вот что нужно младенцу для жизни? Научиться управлять своей мамой, конечно же. Подавляющее большинство младенцев прекрасно справляются с этой задачей. А если мамы нет? А если нет никого, кому ты нужен, кто прибежит по первому писку, возьмет на ручки, прошепчет родным голосом заветные слова? Тогда замкнуться в себе, запрятать свою бесценную душу в раковину и выживать… И стать взрослым рано, очень рано, почти с рождения.

Поэтому так остро захотелось из этой раковины Алешку вытащить. Однако он не торопился. Сидел, где посадят, молчал и все смотрел, смотрел. Насыщался стимулами вокруг себя и проваливался в сон. Он смотрел на нас, мы на него и ждали.

Инспекция бабушек

И дождались: в один прекрасный день Вася зовет нас: «Скорее, все сюда!» Вбегаем в комнату. Алешка улыбается. Я снова плачу, такой дорогой улыбки я еще не видела в жизни! Вот и показалась Алешкина душа из раковины, пока только на минуточку, но и это уже победа. Несколько дней Алеша улыбается только Васе, а потом уже начинает улыбаться нам всем.

Апофеоз происходящего — приезд бабушки. Муж шутит, что едет инспекция. Надо сказать, что близким родственникам пришлось пережить некий шок, так как они о наших планах не знали. Нашим родителям пришлось принимать свершившийся факт. И вот приезжает грозная проверка в лице бабушек. Напуганный мощным вниманием, Алешка теряется, снова замыкается в себе и смотрит затравленными глазами. И вдруг видит меня, и ползет со всей прыти, и зарывается в спасительных объятьях… я снова собираюсь плакать, но все-таки беру себя в руки. Ура, ура, ура, вот сейчас чувствую себя его мамой!

«Почему вы это сделали?»

Время бежит нещадно быстро. Я — мама трех пацанов, и им всегда от меня что-то нужно.  А еще никто не отменял мужа, ему тоже хочется внимания. Быт. Страшная штука. Говорят, даже может убить любовь. Стараюсь не погрязнуть в нем, но очень трудно. Эйфория заканчивается, и начинаются проблемы. Я-то считала себя матерью опытной, да еще и психолог по образованию. Наивно думала, что я проработала все проблемы и ко всему готова. Оказалось — не готова ни к чему. Период адаптации никто не отменял. Было все. Бесконечные вопросы  друзей, близких и не очень близких, соседей, коллег. Все хотели исчерпывающего ответа: почему мы это сделали? Все ждали, чтобы я прямо сейчас выложила самое сокровенное, еще и самой не полностью осознанное.

Я совершенно не была готова к душевному стриптизу по нескольку раз на дню. Избегала вопросов, вернее допросов. Приняла глухую оборону и наблюдала, как мой круг общения делится на два лагеря. Большинство тронуты до слез, восхищаются и засыпают меня комплиментами, от которых становится не по себе. Я же знаю, что я вовсе не замечательная и уж точно не герой, как решили некоторые.

Меньшинство считают меня…  ну, не дурочкой, но … странной. Ведь я же могу сама родить, да и уже дети есть! Зачем это я так усложняю себе жизнь? Подозрительно. Чтобы хоть как-то объяснить все самой себе, эта, к счастью, немногочисленная группа, решает, что все дело в деньгах.  «Там, наверное, выплаты на ребенка огромные, или квартиру дадут». Мои попытки объяснить: вот, любовь, он брошенный, пусть ему будет хорошо — не производят никакого впечатления. Что ж, и это тоже полезный жизненный опыт.

Так хочется выглядеть хорошей мамой

Время проходит в бытовом замоте. Кроме того, мы – на пике адаптации. Но мои ожидания постоянно обманываются, все идет не так, как мечталось. Алешу совершенно невозможно держать на руках, он «вытекает» из них, не делая попыток ухватиться за меня, а я думала, что быть на руках — у детей врожденное.

На  детской площадке на меня все косятся, потому что я с двойняшковой коляской, а занимаюсь только одним ребенком, а второй (Алешка) сидит в коляске с отсутствующим лицом. Я-то знаю, что его сейчас лучше не трогать, но всем ведь не объяснишь. А так хочется выглядеть хорошей мамой.

Алеша не так плачет, не так ест, не так смотрит и вообще все делает не так. И даже пахнет не так! Мы называем его сухой губкой. Как очень сухая губка впитывает влагу, так и Алеша, кажется, впитывает окружающий мир всеми возможными способами. У меня растет раздражение, я не всегда с ним справляюсь. Меня поддерживают муж и старший сын. Больше я ни с кем не могу поделиться.  Кстати сказать, у мужа таких проблем нет. Он как-то сразу принял Алешку и все, точка вопрос решенный. А меня «колбасит».

Милый мой малыш! Он начинает завоевывать себе маму, делает это, как может. Например, бьет и кусает Гришу, всячески отодвигает его от меня. Раздражение растет. Этот ребенок бьет мое дитя! В какой-то момент я достигаю точки кипения и понимаю, что уже готова побить эту кроху. Ужас, ужас, ужас, до чего я дошла! Нужно срочно что-то делать с собой. Ведь умом я все понимаю, однако чувства просто захлестывают.

Начинаю писать дипломную работу по адаптации родителей в приемных семьях. Перечитываю кучу литературы, езжу в школу приемных родителей: и как клиент, и как консультант одновременно.

Алеша продолжает расцветать. Расцветает он очень бурно. Наверстывает все, что упустил, чудовищными темпами и способами. Ребенка не узнать. Усталость моя доходит до точки, когда я думаю, что «наше счастье» превращается в монстра. Неужели я пожалею о своем поступке??? Мысль эта не укладывается у меня в голове.

Никто и не заметил

И вот мальчик мой болеет, мы лежим на диване, я тихонько читаю ему книжку, а он жмется ко мне своим горячим лобиком. Трудности сплачивают нас. А впереди еще одно испытание! На свет появляется моя маленькая дочка и снова вносит изменения в привычный семейный уклад. Мальчишки встречают ее с нетерпением, каждому хочется посмотреть на нее и стать ее опекуном.  Время летит еще быстрее. Среди работы, домашних дел, детских болезней и радостей, среди походов в цирк, праздников и поездок на море давно уже стерлась грань между своими детьми и Алешкой. Никто и не заметил, как это произошло. Все они — мои замечательные родные дети. Я и не помню и не думаю о том, что кого-то из них родила другая женщина. Кстати, спасибо ей за это.

Сижу на лавочке, во дворе школы.  А Алешке уже не семь месяцев, а семь лет. Слышу, как он кричит на футбольной площадке — мой  первоклассник, футболист и просто отличный парень. Гришка, тоже первоклассник, правда, не футболист, а ватерполист, сидит рядом, мы ждем Алешу. Вот он бежит, мокрый и запыхавшийся, но очень счастливый с тренировки. Пора идти за Алисой в садик, потом едем в лицей за старшим сыном. Вася уже ждет нас у входа в парк. Вот подъезжает наш папа. Редкий случай — освободился пораньше. Дети кричат: «Папа, папа!» Сегодня пятница, и мы собираемся все вместе погулять по осеннему парку. «Какой прекрасный солнечный день», — думаю я.

Сайт Милосердие.ру благодарит Фонд Тимченко, организовавший Первый Всероссийский конкурс дневников приемных семей «Наши истории» за предоставление материалов