Редакция «Милосердия.ru» попросила мигрантов рассказать о своих детях и жизни в Москве. История четвертая, рассказанная известным уже человеком по имени Забехулло Шафезода

009089

Мои мама и папа сказали «спасибо» за мой поступок. Они узнали из новостей в Таджикистане. Сам я ни им, ни жене не рассказывал об этом. Что тут рассказывать, не понимаю. Сначала московские журналисты стали звонить и приезжать, потом уже журналисты из Таджикистана.

Для сюжетов просили телефон моих родителей, но я не давал, потому что позвонит человек, а родители подумают, что что-то с их сыном, испугаются, будут волноваться. Но журналисты все равно нашли их телефоны.

С того дня мне каждый день звонят. То с телевидения, то из газет, радио. Я с того дня почти не работал еще, каждый день интервью, сюжеты. Мне приятно, конечно, я никому из журналистов не отказываю. Но я не вижу ничего особенного в том, чтобы вернуть человеку его вещь, которую он потерял, а я нашел.

Для нашей религии – это норма. Да для любой религии, для любого воспитанного человека. Год назад девушка забыла у меня в машине телефон, я ей привез. Она сказала «спасибо». Пока я больше ничего не находил.

Вчера меня продавец в магазине на Павелецкой узнал. Пожал руку.

Когда все начали присылать мне деньги на телефон, мне стали приходить смс-сообщения, кто 1000 рублей, кто 50 рублей. Много смс.

Денег не много, нет. Это небольшая сумма. Передал их в фонд «БЭЛА», мальчик Насридину. Если я поеду в Питер – обязательно к нему заеду. Я пока не собираюсь в Питер, но надеюсь, что к тому времени он уже найдет себе маму и папу. Я не могу сказать, готов ли я сам усыновить ребенка. У меня есть свои дети. Если бы не было – усыновил бы. А так не могу пока ответить.

Я в Москве 8 лет. Приехал из города Пенджикент. У меня там родители, жена и двое детей, мальчик и девочка. Мы поженились в 2013 году, привозил жену сюда, потом уезжал домой, потом сын родился, потом дочка. Приезжаю к ним в среднем один раз в год. А так каждый день говорим по скайпу. Скучаю, конечно. Когда они слишком начинают скучать – то приезжаю.

Мне перевезти их сюда – это очень много денег нужно, я пока столько не зарабатываю. Я зарабатываю 45000, 50000, иногда 60000. А нормальная квартира, чтобы для всей семьи снять, – это 40000. Я семье каждый месяц отсылаю, сколько им нужно. Они говорят, сколько им нужно, – я отсылаю. У москвичей, конечно, другие доходы. Свои квартиры, не надо платить за аренду.

Мне нравится Москва. У меня не было никогда проблем с русскими. Никто не говорил мне что-то грубое из-за моей национальности, например. Мне вообще говорят, что я не похож на таджика, а похож на кавказца.

А от конфликтов я предпочитаю уходить. Если кому-то что-то не нравится, то он делает свое «ла-ла-ла» и идет дальше, куда шел. Я не люблю конфликты. И у меня их нет.

Я не могу вам ничего сказать о своих планах. Я живу, зарабатываю, занимаюсь получением гражданства. Какие планы? Живу.

Я пять раз в день читаю молитвы. Да, даже в пробке. Если будет сидеть рядом человек, то я сначала его довезу до места, потом прочитаю молитвы.

По выходным встречаюсь с друзьями. Сидим где-то, общаемся. Нет, мы не пьем, нельзя. Те, кто пьют, – они нарушают закон. Я не могу сказать, что они плохие люди. Я предпочитаю не судить о других людях. Понимаете, каждый человек должен себя уважать. И через это – других людей.

Читайте также:

История первая. Азиза: «Как будто я животное»

История вторая: «Я не понимаю тех, кто говорит, что русские злые»

История третья: «Надо всегда целовать своих детей»