Вы понимаете, куда отпускаете детей?

28-летняя завуч Анна Мастерук вместе с учениками кормит бездомных, помогает особым детям и делает бизнес-проекты для незрячих

У детей сегодня есть все возможности, кроме возможности отдавать

Студентка МГИМО Анна Мастерук с детства любила детей. Хотела пойти в педагогический, но папа не разрешил, он хотел, чтобы дочь стала дипломатом. Но уже на втором курсе элитного вуза Анна пришла в свою школу в Реутово (Подмосковье) подработать: вела подготовку к школе и театр на английском языке. На втором курсе магистратуры стала классным руководителем. После окончания МГИМО получила педагогическую специальность и 24-летнюю Анну с дипломатическим образованием назначили завучем.

– Я всегда знала, что буду работать с детьми. В школе у меня были очень хорошие учителя, по сути, моя школа была для меня второй семьей. Понимаете, нашим учителям было не все равно, какими мы вырастем людьми, – объясняет Анна свой нетипичный выбор работы для дипломата. – Вот и для меня важно, чтобы мои дети выросли добрыми и милосердными, я надеюсь на это.

Но в целом система образования так устроена, что сейчас у детей есть все возможности, кроме возможности отдавать.

«Вложи в ребенка все», «Отдай ему лучшее», «Его будущее – это самое главное». Но не менее важно научить детей отдавать, помогать другим, делиться и видеть беду.

Благотворительность для детей – как прививка

Когда мои дети были во втором классе, в 2017 году, я прочитала статью об опыте в одном американском штате, где детей из детских домов привозили в дома престарелых. Дети делились энергией, радостью, старики – теплом и заботой. Это перевернуло мое сердце. Я узнала, где находится ближайший дом престарелых, и мы с моим классом, ребятам тогда было по 7-8 лет, отправились туда.

Не прошло и пяти минут, как кто-то из детей уже танцевал, кто-то рассказывал про свою коллекцию самолетов, кто-то демонстрировал импровизированные цирковые номера. Случилось удивительное – дети и одинокие старики нашли общий язык за несколько минут.

Этот опыт был очень важен для детей. Он показал им, что они могут быть источником радости и хорошего настроения для кого-то, даже в таком юном возрасте.

Для меня всегда были важны люди с особенностями. С 15 лет я мечтала открыть детский центр, в котором смогут общаться такие дети и обычные. Тогда еще не было популярного сейчас слова «инклюзия». Я сама уже 5 лет каждое лето езжу волонтером в лагерь для особенных ребят «Бабочка».

Однажды после родительского собрания мама одной ученицы подвозила меня на машине и рассказала, что в Москве открылся инклюзивный детский центр, где проходят занятия для особых детей, но идея которого еще и в том, чтобы они могли общаться там с нормотипичными, как это называется, ребятами.

– Мы придем, – сказала я. Сделала в классе объявление, и с детьми и некоторыми из родителей мы отправились в этот центр. Оказалось, что мы чуть ли ни первые, кто откликнулся на идею инклюзии, общения детей друг с другом просто так, в игре.

Перед походом психолог центра провела с моими учениками встречу. Среди прочего она сказала: «Вам может показаться, что у этих деток что-то не получается. У кого-то ходить, у кого-то говорить, у кого-то спокойно сидеть на месте. Но ваша задача так с ними играть и общаться, чтобы они этого даже не заметили».

Снова, как и в доме престарелых, не прошло и пяти минут, как все они перемешались, играли в лего, что-то пытались друг другу объяснить. В этом центре были дети как с особенностями ментального развития, так и с физическими нарушениями, но сохранным интеллектом. У моих детей даже не возникало вопросов, а почему так получилось, что они могут ходить, а кто-то нет, они приняли все, как есть.

В инклюзивном центре «Вместе весело шагать», куда Анна водит своих учеников. Обычные, особые – вот они, все вместе танцуют. Центр существует при поддержке благотворительного фонда «Гольфстрим», 2017 год. Фото из личного архива Анны Мастерук

Участие в благотворительности для детей – как прививка. Стоит им один раз пообщаться с особым ребенком, они уже не будут воспринимать таких детей, как динозавров, и бояться их.

Никто из родителей моих детей не запретил своему ребенку идти со мной к особым детям!

А родители, которые пошли с нами, делились, что рады наблюдать за своими детьми. У нас собралась удивительная компания осознанных интеллектуальных добрых родителей.

Однажды я попросила для детского дома, куда прихожу как волонтер, старую обувь и одежду, но в хорошем состоянии. Принесли столько, что у меня в учительской не закрывалась дверь. В тот раз получилось одеть и обуть сразу всех детей.  

В основном я озвучиваю просьбы, связанные с благотворительностью, у себя в соцсетях. Многие родители и сами дети подписаны на меня и там же откликаются.

У меня есть подруга Варя, с которой я познакомилась в «Бабочке» – очень жизнерадостный человек с тяжелой формой ДЦП и абсолютно сохранным интеллектом. Я по-настоящему с ней подружилась, и как-то, когда мы были в «Бабочке», заметила, что Варя приуныла. Чем бы помочь моей подруге, подумала я. И тут в столовую заехал мальчик Гоша на электрическом инвалидном кресле. Я вижу, что у него, как и у Вари, рабочая только левая рука, но он так живо и свободно передвигается в пространстве, чувствует себя самостоятельным, и у меня родилась идея.  

– Варя, мы купим тебе такую коляску.

Для людей, почти полностью обездвиженных, это переход на другой уровень жизни. Сбор практически полностью закрыли мои друзья и родители учеников. Мы купили Варе отличную новую электрическую коляску и еще остались средства, чтобы отправить Варю с мамой на отдых.

«Анна Андреевна, мы тоже хотим ходить с вами»

Анна, ее ученики и бездомные друзья. 2021 год. Фото из личного архива Анны Мастерук

Когда наступила пандемия, и мы с сентября 2020 года не могли навещать ни детей с особенностями, ни тем более пожилых, я приуныла. Я не могу сидеть без дела. Кто-то любит рисовать, кто-то танцевать, кто-то петь, а у меня есть ресурс, чтобы помогать.

Однажды в моем храме я увидела объявление о том, что для пожилых и бездомных к Новому году собирают подарки. «Хорошо, что хоть так мы можем что-то делать», – подумала я.

Мы собрали подарки, и я повезла их организаторам – друзьям общины Святого Эгидия. Это христианская община, которая занимается благотворительными и миротворческими проектами, а люди, которые участвуют в их деятельности в России называют себя друзьями общины. В Москве они опекают два больших дома престарелых и организуют раздачу еды для бездомных несколько раз в неделю. А еще моим примером стала Лиза Глинка.

Поэтому я решила участвовать и в раздаче подарков. Я увидела, как это делают ребята из общины, и поняла, что в их названии неслучайно стоит слово «друзья».

Я стала ходить на раздачи и писала об этой акции в своих сетях – хотелось попробовать хоть капельку изменить отношение людей к тем, кто остался на улице. Мне очень хочется, чтобы эти люди проявлялись и были интересны миру, хотя бы у меня в постах, чтобы у каждого из них появилась личная история, и они перестали быть просто «бездомными».

Мои посты увидели ученики: «Анна Андреевна, мы тоже хотим ходить с вами». Вначале девочка Софья со своей мамой присоединились. Потом мальчик со своей бабушкой. Постепенно наша группа росла.

Конечно, я предупреждала родителей: «Вы понимаете, куда отпускаете своих детей?». Да, они понимали. Все санитарные нормы мы строго соблюдаем, раздача происходит на улице, все в масках и перчатках.

Моим детям сейчас по 13-14 лет, я думаю, они приняли такое решение потому, что с детства это делали. Для них это просто естественно. Они очень непринужденно общаются с бездомными, обстановка на раздаче легкая, добрая.

Говорите, на всех не хватит сердца?

Мне говорят, зачем ты этим занимаешься, все равно не сможешь помочь всем, у тебя не хватит на всех сердца.

Чаще всего, если бездомный не пришел на очередную раздачу, есть три причины: или он пьян, или он умер, или он выкарабкался и сам может заработать себе на жизнь.

К сожалению, последних – только 5 процентов. Остальные 95 останутся на улице, вопрос, сколько они протянут, год, два года, пять – десять лет, но ведь тоже жизни! И ведь это живые люди! Несмотря на то, что они не имеют крыши над головой, они все так же нуждаются в общении, уважительном отношении, да просто внимании. И как-то перестаешь осуждать и винить, учишься принимать и поддерживать.

В этом мире эти люди бесконечно сталкиваются с осуждением и непринятием, а ведь за каждым – образ Божий, и так отрадно, когда удается этот образ разглядеть, поговорить по душам и по-настоящему встретиться с человеком. Говорят, мы встречаем друг друга во Христе. Так вот наших бездомных мы только так и видим, через призму Его любви и милосердия. Это благодать.

Приходишь на раздачу, и Евангелие оживает в твоей жизни.

Мои ученики и родители помогают мне с угощениями для бездомных, с подарками, всегда поддерживают морально и финансово. И другие учителя тоже по возможности участвуют в помощи.

По сути, я умею только дружить

Меня очень поддерживает мой директор. Я человек, которому нужна свобода, и наш директор дает ее мне. Это человек широких взглядов, с большим опытом работы в самых разнообразных сферах.

Два года назад она начала вести курс для школьников при экономическом факультете МГУ «Kinder MBA» (деловое администрирование и развитие предпринимательских навыков для детей). Ученики нашей школы его активно посещают. В рамках курса нужно было сделать проекты, мы поняли, что самые лучшие проекты всегда с социальной направленностью.

У меня есть незрячий друг Олег, он оперный певец, после общения с ним было решено, что проектом будет – усовершенствование банковской карточки для незрячих людей.

Я пригласила Олега с его девушкой Катей на встречу с ребятами, они расспрашивали его про сложности при обращении с картами, его повседневную жизнь, хотя, по-моему, их больше интересовало, действительно ли Катя его девушка. А потом они сделали проект карты для незрячих. Например, в приложении часто не озвучивается голосом, как пройти к банкоматам, или, когда ты достаешь карточку из кошелька, тебе сложно определить, какую именно карточку ты достал.

Для того, чтобы упростить этот процесс, ребята пришли к выводу, что достаточно просто сделать специальный чехол с пометками. Исследование ребят взял на доработку Райффайзенбанк.

Для нашего директора школы тоже очень важно, чтобы ученики могли делать в жизни что-то не только для себя. Хочется, чтобы в нашей стране развивалось социальное предпринимательство. Но никто не будет посвящать этому время и силы, если это будет только идеей. Нужно по-настоящему узнать тех людей, которым ты помогаешь.

Например, три года назад мама одного из учеников, предложила нам поставить спектакль по книжке немецкой писательницы Бирты Мюллер «Планета Вилле». Это книга о мальчике из Германии с тяжелой формой синдрома Дауна, которую написала его мама. Мои дети, играя в этом спектакле, уже имели опыт общения с особенными детками и понимали, что они показывают, это чувствовалось во всем. Перед спектаклем я сказала им: наша главная задача показать, что особенные ребята такие же как мы, они больше всего на свете хотят жить обычной жизнью, радоваться и играть, и миру уже совсем пора перестать их бояться.

Центр социального обслуживания для инвалидов и людей пожилого возраста «Клён» г. Реутов. В «Клен» дети Анны ходили с 2017 по 2020 гг., до пандемии – каждые 1,5-2 месяца. Фото из личного архива Анны Мастерук

Мы выступали со спектаклем на городском конкурсе театральных коллективов и Пасхальном фестивале в Москве, зал замер, когда мы рассказывали историю необычного мальчика Вилли.

Для меня благотворительность и социальные проекты не могут существовать без дружбы. Те, кто нуждаются в помощи, в первую очередь жаждут простого человеческого участия и тепла, а не очередной системы, в которую их пытаются поместить, будь то ПНИ, детский дом или дом престарелых.

Много лет я ездила волонтером в детский дом, с самого начала я подружилась с одной девочкой, на тот момент ей было 10 лет, и 5 лет я ездила в детский дом именно к ней.

По сути, я умею только дружить. Когда Алине исполнилось 14 лет, мы привезли ее в Москву и стали искать для нее приемную семью. Спустя год ее удочерила семейная пара: она русская, он немец, сейчас они живут в Америке. Алине только что исполнилось 18 лет, она говорит, что пишет книгу о своей необыкновенной истории.

Мы до сих пор дружим. Я верю, что помогли молитвы и верная дружба. Это всегда работает.

Меня часто спрашивают: «Аня, я тоже хочу помогать. Что мне делать?». Я не могу ответить на этот вопрос, думаю, что у каждого свой особый путь сердца. Но я точно уверена, что для этого не нужно обладать какими-то специальными качествами характера или иметь кучу денег и связей. Тебя такого, как ты есть уже сейчас, достаточно для того, чтобы помочь тому, кто в нужде. Нужно просто держать сердце открытым, замечать нужду и учиться отдавать с радостью и любовью. В это бывает сложно поверить, но в 99 случаях из 100 нужно только твое открытое сердце и желание помочь для того, чтобы кому-то в этом мире стало теплее.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться