Три вдохновляющих истории о том, как миллиардер, врач и простые москвичи помогают людям во время пандемии коронавируса

Фото Станислав Красильников/ТАСС

Кто-то паникует и скупает в магазинах товары первой необходимости. Кто-то наживается на панике, продавая необходимые при карантине вещи втридорога. Но ест ьи другие.

Мы собрали истории людей, которые в ситуации с коронавирусом не забыли о том, что они – люди. Читайте и заражайтесь позитивным примером!

«Я показываю, как можно себя вести в кризис»

Игорь Рыбаков

Игорь Рыбаков, предприниматель, общественный деятель, участник списка богатейших людей России по версии журнала Forbes (78-е место). Закупил и бесплатно раздает защитные медицинские маски жителям Москвы.

«Сегодня я наблюдаю сложности с покупкой медицинских масок. Либо втридорога, либо их нет вообще. Поэтому я закупил маски оптом и, начиная с 18 марта, раздаю их тем, кто в них нуждается.

Получить до 9 масок в одни руки может любой, достаточно приехать к нам в офис SOK Арена Парк (м. Динамо, ул. Ленинградский проспект, вл. 36 стр. 11). Единственное – нужно заранее зарегистрироваться через специальную форму и приехать четко к своему времени.

Мы сделали регистрацию для того, чтобы избежать столпотворения, потому что какой тогда смысл в масках, если во время их выдачи соберется много людей, которые потенциально могут друг друга заразить?

Мы наблюдаем высокий спрос на маски. Загрузка плотная: в среднем к нам приходят около 100 человек в день. Интервал между записями составляет 5 минут: человек пришел, показал регистрацию, ему дали маски, он ушел.

Мы не устраиваем из этого собрание. Задача – создать слаженный конвейер раздачи масок. Сейчас обсуждаем возможность продления акции.

Раздача масок преследует две цели: собственно, раздавать маски, снижая тревогу и панику среди людей, и показать акт демонстративного поведения в борьбе за психологическое спокойствие и снижение тревог людей.

Я показываю, как можно себя вести в кризис. Вирус созидательного соучастия в борьбе против коронавируса.

Я надеюсь, данная акция и присоединившиеся предприниматели станут примерами того, что можно делать в своих сферах ответственности, в своих компаниях.

Я всем своим деловым партнерам позвонил: “Друзья, вы тоже можете на свои деньги покупать маски, приходить и раздавать их”. Инициативу уже поддержали несколько предпринимателей, среди которых Андрей Яшунский (CEO PRYTEK) и Никита Скрябин из компании СПК: они привезли к нам в SOK несколько тысяч масок. А бизнесмен Дмитрий Балонов пообещал начать раздачу масок в Ульяновске.

Если честно, мне бы хотелось, чтобы пункт раздачи масок был в каждом учреждении. И мне совсем не нравится тот факт, что сегодня есть “предприниматели”, которые наживаются на сложившейся ситуации и продают маски втридорога.

На закупку я уже выделил 1 млн рублей. Хочу, чтобы спекулянты, которые задирают цены на такой важный товар, обанкротились.

Что касается ситуации в целом, то я применяю все необходимые меры, которые рекомендованы врачами, Минздравом. Мою руки, использую антисептик, стараюсь избегать массовых скоплений людей.

Я за то, чтобы использовать меры медикаментозного плана и меры психологические: вести просветительскую работу, повышая информированность, снижая панические настроения».

Читайте также:
«Антивирусный препарат, скорее всего, появится первым, потом – вакцина»: мнение двух ведущих мировых вирусологов
В московской скорой помощи рассказали, как госпитализируют при подозрении на коронавирус
«Три батареи», вода и мирамистин: пациенты больницы в Коммунарке — о том, как проходит лечение
«Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим Постом»: интервью главы Отдела по благотворительности Русской Православной Церкви епископа Пантелимона 

«Врачи тоже люди, и им нужно вовремя поесть. Накормить их – не подвиг, это нормально»

Бадма Башанкаев

Бадма Башанкаев, медицинский директор, главный хирург Центра хирургии GMS Clinics and Hospitals. Каждый день оплачивает для коллег из больницы в Коммунарке горячие обеды.

«Я сам хирург, и прекрасно знаю, что такое дежурства и экстренные ситуации. Это в том числе и когда ни присесть, ни поесть некогда. Кто-то из моих коллег берет с собой бутерброды, а кто-то собрать ничего не успел.

Врачи – это не офисные работники, которые могут в обед выйти в кафе и у которых есть гарантированное время на прием пищи. У нас не так.

Например, ты пришел с раннего утра, работал до четырех часов дня, затем заступил на дежурство и всю ночь пашешь как экстренный хирург: принимаешь больных, лечишь, оперируешь. Уже утро наступило и смену пора сдавать, а бутерброд так и лежит в сумке не распакованный.

Поесть – это вечная проблема. А поесть, поверьте, врачи любят. Если меня спросят, чем отблагодарить доктора, я всегда отвечаю: накройте “поляну”, все точно будут рады. А когда встал вопрос, чем реально можно помочь коллегам в Коммунарке, сомнений не было, конечно, нужно их накормить.

У врачей всегда была коллегиальность, мы всегда готовы друг друга поддерживать. Тем более в Коммунарке работает сейчас очень много моих знакомых, тех, с кем вместе когда-то оперировал, встречался на конференциях, сотрудничал. Главный врач клиники Денис Проценко – очень хороший человек и мой большой товарищ.

Представьте, в какую ситуацию они сейчас попали? Ведь они реально находятся на передовой, без шуток – рискуют своей жизнью. Им нужны силы. Ведь они первые приняли на себя удар.

Но сейчас не надо думать о плохом. Лучше – о простых и понятных вещах, о том, что врачи тоже люди, и они, в том числе, хотят есть. Но никаких кафе ни в самой больнице, ни по близости пока нет. Есть зоны для комфортного приема еды, где можно разогреть свои домашние “заготовки”, но пока купить нечего и негде.

Да и как этим докторам и медсестрам выйти, например, за булочкой в соседнюю кондитерскую? Они же в спецрежиме, купить булочку в таких “скафандрах”, знаете ли, затруднительно.

В Коммунарку сейчас мы присылаем ежедневно 30–40 дополнительных обедов. У меня много друзей-рестораторов, я попросил помочь, получил хорошую скидку, порядка 30% от стандартного прайса.

На мое предложение откликнулись несколько заведений – ИЗИ ПАБ, “Замес”, ресторан азиатской кухни Oishii. Сами все доставили, в Коммунарке коллеги остались очень довольны.

Сейчас к этой инициативе подключаются коллеги из медицинского сообщества. Один из дней уже “закрыла” главный врач клиники “Моя эстетика Dr. Gont” Александра Гонт. Компания Baxter, которая занимается поставками сложного и нужного медицинского оборудования, обещала обеспечить питание еще на две ближайшие недели.

Дальше – больше: мне звонил коммерческий директор ВДНХ Тимур Зельдич, они хотят присылать в Коммунарку сладости.

Мне бы хотелось отчетливо подчеркнуть: с моей стороны это не движуха и не желание поднять шум. Пост в социальной сети от главврача Коммунарки Дениса Проценко был по-человечески приятным, но эта публикация случилась, когда он просто успел дойти до зоны приема пищи и увидеть пакеты с едой, очень много работы у них сейчас.

Это наше врачебное братство, та самая коллегиальность, о которой я уже говорил. Мы не хотели и не просили никакой прилюдной славы. Уверен, что и мой рассказ сейчас воспримут правильно. Ведь это обычное дело, так и должно быть. Мы прекрасно знаем, что докторам в Коммунарке сейчас тяжеловато. Пусть им будет ну хоть чуть-чуть полегче. Очень гордимся, они наши герои».

«Заразиться не боюсь, но опасаюсь. Для этого мы купили специальные защитные костюмы»

Надежда Бриль и Сергей Туманов

Надежда Бриль, преподаватель английского языка. Вместе с другом Сергеем Тумановым готовы доставлять людям, находящимся в карантине, лекарства и продукты, а также оказывать услуги такси по стандартным тарифам, чтобы люди не рисковали в общественном транспорте.

«Объявление мы опубликовали в Facebook 17 марта. С тех пор было несколько запросов на такси, а за доставкой продуктов пока никто не обращался. Возможно, люди, которые сейчас самоизолировались или находятся в карантине по коронавирусу, пока не почувствовали острой нужды в товарах первой необходимости.

В своем объявлении мы заранее оговорили, что заказчик полностью возмещает стоимость продуктов. Услугу доставки мы готовы оказывать бесплатно для пенсионеров, а всех остальных попросим возместить нам транспортные расходы на бензин, но это будет небольшая сумма, предполагаем, что не больше 100 рублей за заказ.

Обещаем, что будем соблюдать все меры безопасности: это и дезинфекция, и бесконтактный метод передачи: все оставим под дверью.

Боюсь ли я заразиться? Нет, не боюсь, скорее опасаюсь. Сильного страха у меня нет. Но точно знаю: можно просто трястись и сидеть дома, ничего не делая, а можно, соблюдая осторожность, тем не менее, помогать людям.

Если говорить о магазинах, где нам предстоит делать закупки, то я заранее все продумала. Избегаю больших гипермаркетов, предпочитаю небольшие магазины шаговой доступности. Заглядываю туда, смотрю, если народа мало – захожу. Надеваю одноразовые перчатки, собираю все, что нужно, в тележку.

Пакетики не слюнявлю, даю вам честное слово! Эта привычка выработалась моментально, вот ведь удивительно, как быстро, оказывается, мы все можем перестроиться!

Мы заранее купили перчатки, специальные маски с клапаном, которые можно использовать многократно, и даже настоящие защитные костюмы, заказали их на сайте, который торгует различными медицинскими товарами.

Эти костюмы гарантируют стопроцентную защиту, но на всякий случай у нас есть и одноразовые костюмы из ткани. Так что все карантинные предписания мы готовы соблюдать и рисковать собой не будем.

Что касается объявления, то мы с Сергеем сознательно распространяли информацию через Facebook, игнорируя другие соцсети, и не развешивая объявления на подъездах.

Если честно, прикинув и просчитав ситуацию на несколько шагов вперед, мы поняли, что тут кроется определенный риск, не хочется таким образом подавать идею различным мошенникам, которые могут нажиться на чьей-то непростой ситуации.

Я убеждена, что такая информация должна передаваться из уст в уста, и мои читатели и люди, которые увидят эту информацию в тематических группах, найдут способ сообщить о ней своим бабушкам или пожилым соседям.

Так безопаснее, ведь за каждым таким сообщением будет стоять конкретный человек как гарантия честности и прозрачности этой ситуации».