Могут ли благотворительные онлайн-площадки полностью взять на себя функции инструментов для сбора пожертвований – мнения экспертов ХVI ежегодной конференции «Благотворительность в России»

Фото YAY/ ТАСС

В начале 1990 годов международная консалтинговая компания Маккензи (McKinsey & Company) высказала мнение, что благотворительных фондов через 30 лет не останется — технологии будущего позволят любому желающему найти и поддержать того, кого он захочет. Фонды в этих условиях выпадут из цепочки, окажутся в ней лишним звеном. Но прогнозы экспертов не оправдались. К началу 20-х годов XXI века фонды не исчезли из сферы благотворительности, а подключили к своей работе эффективных посредников — цифровые платформы. Сегодня они дают желающим возможность оказать помощь удобным способом для всех участников цепочки – от жертвователя до конечного получателя помощи.

Средний срок жизни цифровых благо-платформ — пять лет

Тем не менее, эти технологии пока остаются новым инструментом для большинства фондов.  Игорь Соболев, советник генерального директора Фонда президентских грантов назвал четыре основных проблемы развития цифровых платформ в российской благотворительности:

— средний срок жизни цифровых платформ — пять лет. Многие не выдерживают конкуренции и уходят, не будучи востребованными. Платформы не могут выстроить нормальную систему отношений с пользователями, не могут добиться их доверия, следовательно, стать успешными.

– ошибка в оценке масштаба рынка, взять долю в котором платформы оказываются не в состоянии.

— успешные платформы, наоборот, сталкиваются с тем, что недооценивают конкурентную среду, «расслабляются» и не развиваются.

– несвоевременный выход к потребителю.

Много платформ эффективнее, чем одна

Цифровая платформа ProCharity. Фото friendsfoundation.ru

Летом 2019 года Уполномоченная при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова одобрила идею создания единой цифровой платформы оказания благотворительной помощи детям, с которой к ней обратились разработчики проекта «Доброфон» из Дагестана. Предполагалось, что электронная площадка объединит действующие в России благотворительные организации и ведущие медицинские учреждения и позволит им консолидировать усилия по оказанию помощи нуждающимся.

Но идея единой платформы не получила заметного развития. Участники отрасли сходятся во мнении, что намеренная консолидация только навредит.

— Наш голос — за большое количество платформенных цифровых решений, потому что только конкуренция способствует быстрому развитию, внедрению инноваций, совершенствованию пользовательского опыта, — говорит Мария Баландина, управляющий директор фонда «Друзья». Фонд реализует цифровую платформу ProCharity, с помощью которой ищет и привлекает интеллектуальных волонтеров для благотворительных организаций. Вместе с коллегами-конкурентами мы закрываем разные ниши спроса и сталкиваемся с одной и той же проблемой – неготовностью пользователей со стороны НКО максимально использовать ресурсы, которые эти платформы дают.

Повторный аудит фондов-участников платформ

Александра Бабкина, руководитель социальных проектов и сервиса Добро Mail.ru. Фото Павел Смертин

В отличие от частных сборов, цифровые платформы легче поддаются контролю. Формирование стандартов отчетности, степени открытости и прозрачности платформ позволяет эффективно бороться с мошенниками и укрепляет доверие пользователей. Но нужно учитывать, что такие инструменты похожи на живой организм, который может и заболевать, и выздоравливать. На это обращает внимание Александра Бабкина, руководитель социальных проектов и сервиса Добро Mail.ru.

— Проблема верификации НКО в последнее время стала обсуждаться в довольно странном ключе – в виде гонки вооружений. Победителем считается тот, у кого список доверителей длиннее или ярче, чем у других. Но, к сожалению, это вряд ли позволяет развиваться, — отмечает Бабкина. — Верификация фондов безусловно важна, но это не статичный процесс, который ограничивается попаданием платформы в «честный» список.

Понимая это, Mail.ru Group одной из первых на рынке запустила повторный аудит некоммерческих организаций, — осознав, что за 5-6 лет ориентиры тех из них, кому раньше доверяли, могли измениться. И наоборот, кто-то мог совершить качественный прорыв.

По данным исследования цифровой трансформации российской некоммерческой сферы фонда целевого капитала «Истоки», успешно завершили цифровую трансформацию пока только корпоративные фонды. 93% небольших НКО (штат не превышает 10 человек) на сегодня освоили лишь базовые цифровые инструменты. При этом к наименее цифровизированным относится 61% НКО, в помощи которых особенно нуждаются социально незащищённые слои граждан (оказание помощи в трудных жизненных ситуациях, включая бездомность, защиту семьи и детства и другие). Эффективность перехода на «цифру» напрямую зависит от масштабов, а значит, и финансовых возможностей фондов.

Tooba – шаг от адресной к системной помощи на Кавказе

Фото tooba.site

Истории российской благотворительности уже известны случаи, когда одна маленькая платформа смогла коренным образом поменять отношение населения к цифровым технологиям в сфере благотворительности. Речь о платформе Tooba — сегодня она практически монополист в сфере благотворительности на Северном Кавказе.

До последнего времени большинство благотворителей Кавказа признавали только адресную, то есть безотчетную, несистематизированную и неотслеживаемую помощь в виде частных переводов на банковские карты. В Дагестане настолько привыкли жертвовать исключительно на карточки, что банки даже стали выпускать специальные карты для фондов. Благодаря этому они могли привлекать средства и не биться в стену в попытках изменить сложившиеся традиции в местной благотворительности. Так продолжалось до тех пор, пока житель Дагестана Рамазан Меджидов не создал платформу под названием Tooba. В исламе это название означает «райское дерево».

— Ее создатели воспользовались простейшим инструментом привязки банковской карты к платформе. Жертвовать можно в один клик – все очень просто. Северный Кавказ с точки зрения количества пожертвований, вовлеченности населения в благотворительную сферу сегодня — самый развитый регион России. Там жертвуют практически все, не делают это только те, кому жертвуют. И все благотворители внезапно перешли на Tooba! Это удивительная трансформация, — говорит Митя Алешковский, председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь».

Создатели Tooba пошли дальше. Заодно с адресными сборами они диверсифицируют социальную составляющую проекта. Например, совместно с дагестанским фондом «Надежда» открыли в Махачкале кафе, где работают сотрудники с инвалидностью.

Метрика доверия измеряет возвращаемость волонтеров

Антон Долгов, исполнительный директор Фонда президентских грантов. Фото Дмитрий Феоктистов/ ТАСС

Самый актуальный вопрос для сектора сегодня — понимание оценки своего социального воздействия. — Мы уже ушли из тех времен, когда было достаточно просто отправить деньги и быть уверенным, что они дошли. Как только мы будем уверены в том, что, например, мы с помощью конкретной программы на 5% решаем проблему сиротства и на 7% — людей в трудной жизненной ситуации, у донора вообще не возникает вопроса, зачем ему кому-то давать свои деньги, — подчеркнул Алешковский.

— В нашем секторе мы говорим о бесплатных услугах, поэтому здесь будет играть роль конкуренция доверия и качества услуги, — соглашается Антон Долгов, исполнительный директор Фонда президентских грантов.

Как измерить степень доверия благотворителей к цифровой платформе? Своим опытом поделилась Мария Баландина, управляющий директор фонда «Друзья». На третий год жизни платформы «Друзья» разработал и запустил специальную метрику доверия, которая измеряет возвращаемость пользователей. Например, фиксирует случаи, когда пользователи размещают задания на платформе фондов больше двух раз.

— Сегодня мы фокусируемся в первую очередь на этой метрике. Она становится для нас даже важнее, чем количество выполненных заданий, потому что больше говорит о качестве нашей работы, — рассказала Мария.