Цифровые решения, которые находились «под сукном», в период пандемии начали активно продвигаться. Формируются новые взаимоотношения гражданина и государства. Тотальный контроль не за горами?

Эксперимент с законом

С 1 июля в Москве ввели  экспериментальный правовой режим. Заявленная цель – ускорить разработку и внедрение технологий искусственного интеллекта. Пока что эта сфера не регулируется законодательством. Чтобы ее упорядочить, в течение пяти лет в городе будут приниматься «экспериментальные», временные законы.

В рамках эксперимента обезличенные персональные данные горожан, в том числе медицинские, власти Москвы смогут передавать тем компаниям и индивидуальным предпринимателям, которые официально примут участие в программе.

Обезличивание – действие, в результате которого становится невозможным определить владельца персональных данных без получения дополнительной информации.

Например, некие «организации, осуществляющие публичные функции», список которых тоже составят власти столицы, получат доступ к записям городских видеокамер, установленных в общественных местах.

Речь идет о развитии технологий, которые позволяют людям получать товары и услуги, в том числе государственные, с помощью своей биометрической информации, без использования карт, кошельков и документов, пояснил «Милосердию.ru» Саркис Дарбинян, адвокат, управляющий партнер Центра цифровых прав, глава юридической практики проекта «РосКомСвобода».

Такая технология уже используется Сбербанком с 2017 года. Клиент оформляет согласие на обработку биометрических данных, после чего может совершать покупки без карты: достаточно просто посмотреть в камеру специального терминала. Алгоритм «запоминает» лицо человека.

Эксперимент будет расширяться: к 26 июля президент поручил Госдуме обеспечить принятие ФЗ «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации». В законе упоминаются, в частности, нейротехнологии, распределенные реестры, квантовые технологии.

Государство придет в твой мобильный. Обязательно

Главное, что произошло за время пандемии в «цифровых отношениях» власти и граждан — это появление государства в качестве новой крупной фигуры в сфере мобильных приложений, сказал «Милосердию.ru» Иван Бегтин, директор АНО «Информационная культура».

Он выделил два события: создание приложения «Социальный мониторинг» для контроля за инфицированными людьми и приложения «Госуслуги СТОП Коронавирус» для оформления цифровых пропусков в виде QR-кодов.

«Социальный мониторинг» неоднократно критиковали за начисление штрафов людям, вовсе не нарушавшим карантин. По словам Ивана Бегтина, называть сложившуюся в период режима самоизоляции ситуацию «электронным концлагерем» — преувеличение. Но определение «электронная колония-поселение» вполне подходит.

«Раньше за пользователями следили «Яндекс», Mail.ru, Facebook, Google, Apple, и люди добровольно устанавливали их приложения на свои смартфоны, — отметил эксперт. — Добровольного согласия на установку «Социального мониторинга» никто не спрашивал».

По его мнению, в ближайшие годы стратегия Минкомсвязи будет направлена на то, чтобы и приложение «Госуслуги» устанавливалось на каждый телефон, который продается в России.

«Государственное приложение будет следить за гражданином гораздо более тщательно, чем это могут делать, например, сотовые операторы. Под его контролем окажется не только местоположение владельца телефона, но и его переписка, и многое другое», — считает Иван Бегтин.

Мысли о создании обязательных приложений витают в воздухе. Например, в конце мая, по сообщению РИА Новости, в МВД поступил проект создания мобильного приложения, предназначенного для въезжающих в Россию мигрантов.

По мысли разработчиков, программа должна отражать «рейтинг социального доверия» к иностранцу и содержать информацию о его социально-правовом статусе, биометрические данные, сведения о здоровье, криминальном прошлом и т.п.

QR-код вместо паспорта и социальной карты

Минкомсвязи уже до конца года надеется запустить в пилотном регионе, лучше всего в Москве, «Мобильный идентификатор», сообщил журналистам  30 июня глава ведомства Максут Шадаев.

Это приложение, формирующее QR-код c набором персональных данных гражданина, которое позволяет использовать телефон вместо паспорта.

Телефон с QR-кодом можно будет предъявлять полицейским, использовать при покупке билетов на самолет и поезд (внутри страны), а при наличии электронной подписи «Мобильный идентификатор» заменит паспорт и в таких ситуациях, как заключение трудового договора, покупка автомобиля, создание ИП. Со временем приложение приобретет функции социальной карты и студенческого билета.

«Можно будет сдать семпл (небольшой оцифрованный звуковой фрагмент) своего голоса, фейс-принт (цифровой отпечаток лица), и начать пользоваться этой технологией: получать государственные услуги и заключать сделки удаленно. Пока что цифровой паспорт предлагается оформлять на добровольной основе, но через несколько лет он может стать обязательным», — считает Саркис Дарбинян.

Технически для внедрения приложения уже все готово.

Ранее планировалось начать подготовку к его запуску 1 июля, а 1 декабря приступить к активации приложения. Но правительственное постановление, регламентирующее эксперимент, пока не принято.

Правозащитники указывают на риски, связанные с использованием «Мобильного идентификатора». «Вроде бы вещь безобидная, но вопросов возникает много, — отметил Андрей Бабушкин, председатель МОБПО «Комитет за гражданские права», в интервью «Милосердию.ru». — Например, у человека украли телефон. В первые минуты, пока владелец не успел заблокировать устройство, его данные могут быть использованы для совершения каких-то сделок с имуществом. Как с этим бороться? Ответа пока нет. Непонятно также, почему не предусмотрен общественный контроль за внедрением «Мобильного идентификатора»».

Данные соберут в одну копилку и отдадут налоговикам

В начале июня президент подписал закон  о создании Единого федерального информационного регистра (ЕФИР). Туда внесут сведения о каждом гражданине РФ: дата и место рождения, СНИЛС, ИНН, семейное положение и т.п.

Самих владельцев персональных данных к участию в сборе информации не пригласят.

«Ключи» от системы будут храниться у Федеральной налоговой службы, которая сможет обращаться за дополнительными данными в МВД, Минобороны, Минобрнауки и в государственные внебюджетные фонды.

Данные, собранные в Едином федеральном информационном регистре (ЕФИР), вполне могут появиться на черном рынке в случае злоупотреблений со стороны госслужащих, которые имеют к ним доступ, считает Иван Бегтин.

К тому же, в обеспечении безопасности таких систем, как ЕФИР, Россия идет «каким-то своим путем», сказал в интервью «Милосердию.ru» Саркис Дарбинян.

«Вместо того чтобы взять пример со скандинавских стран и Эстонии, которая использует достаточно надежный протокол X-Road (децентрализованная государственная сеть), Россия предпочла хранение данных в единой базе», — пояснил эксперт. С точки зрения защиты персональных данных единая база не так надежна, как децентрализованная сеть.

«Налог на бедность»

Аккумулирование информации о гражданах в ЕФИР напрямую повлияет на социальную сферу и коснется каждого. Даже малообеспеченные семьи почувствуют ужесточение контроля со стороны налоговых органов, считает Иван Бегтин. Он назвал этот эффект «налогом на бедность».

Ведь многие из тех, кто получает пособия по безработице, налоговые вычеты и другие виды поддержки, имеют дополнительные источники дохода: собирают и продают грибы, что-то мастерят в гараже, сдают квартиру. «Социальные службы, выяснив это, могут заявить: вы, оказывается, не совсем бедняки, поэтому помогать вам больше не будут», — сказал эксперт.

В качестве примера подобного развития событий Иван Бегтин привел Испанию. «Там был создан специальный алгоритм проверки легитимности получения скидок на оплату электричества (300-400 евро в неделю). Для получения льготы нужно было соответствовать ряду критериев, связанных с размером годового дохода, количеством детей и т.п.

Вначале скидку получали более миллиона человек. Но, после внедрения скоринговой системы сбора информации о получателях льготы число людей, соответствующих критериям, сократилось приблизительно на 300 тысяч», — рассказал Иван Бегтин. (Скоринг обычно применяется при кредитовании, это система оценки кредитоспособности лица, основанная на начислении определенного количества баллов по результатам заполнения анкеты).

Как это может выглядеть в России? «Предположим, многодетная семья хочет получить какую-то льготу. Ее счета за ЖКХ попадают в Государственную информационную систему о государственных и муниципальных платежах (ГИС ГМП), созданную еще в 2010 году. Если социальная служба проведет скоринг и выяснит, что семья выплачивает слишком крупную, с ее точки зрения, сумму за ЖКХ, вместо того чтобы сдавать дополнительную жилплощадь, возникнут вопросы», — пояснил эксперт.

Такие алгоритмы уже работают более чем в 70 странах, как европейских, так и африканских. «В России, скорее всего, будет так же. Система будет выводить некий коэффициент из совокупности разных критериев, а потом сообщать: этому человеку можно оказать государственную поддержку, а вот этому – нельзя», — считает Иван Бегтин.

Цифровой профиль, против которого даже ФСБ

Создание цифрового профиля каждого гражданина (не путать с «Мобильным идентификатором») активно продвигает Минкомсвязи. Цифровой профиль — это не просто набор сведений, а механизм,  ,  нацеленный на обмен информацией в электронной форме между людьми и организациями.

То есть гражданин сможет получать через порталы госуслуг все сведения о себе и предоставлять доступ к ним онлайн ведомствам и коммерческим компаниям – при оформлении кредита, устройстве на работу и т.п.

Предполагается, что благодаря созданию такой платформы государство начнет предоставлять россиянам некие суперсервисы, то есть комплексы услуг, привязанных к определенным жизненным ситуациям.

Согласно плану Минкомсвязи, 10 суперсервисов должны быть запущены уже до конца года: «Рождение ребенка», «Трудовые отношения онлайн», «Пенсия онлайн», «Онлайн-помощь при инвалидности», «Поддержка при утрате близкого человека» и т.д. Но вводиться они будут не сразу. Например, регистрация рождения ребенка через портал госуслуг начнется с Тульской и Ленинградской областей, сообщает «Ъ».

Всего суперсервисы должны будут охватить 25 жизненных ситуаций. Тормозит развитие проекта критика со стороны ФСБ, из-за которой закон о цифровом профиле гражданина до сих пор не принят. «И я прекрасно понимаю эту службу: учитывая, как происходит работа с данными на сегодняшний день, информация о сотрудниках легко «прольется» через уязвимости базы данных», — говорит Саркис Дарбинян.

Распознавание лиц используют не только для поимки преступников

В январе 2020 года московские власти запустили «крупнейшую в мире», по данным Forbes,  технологию распознавания лиц в толпе, созданную российской компанией NtechLab. Продукт изначально создавался для оцифровки и сопоставления лиц горожан с фотографиями из полицейских баз данных разыскиваемых преступников.

К 11 февраля функциями распознавания лиц были оснащены 105 тысяч городских видеокамер, по сообщению начальника отдела городского видеонаблюдения   Департамента информационных технологий Москвы. 21 февраля мэр столицы Сергей Собянин написал  в своем блоге об использовании видеоаналитики для контроля над соблюдением режима самоизоляции. А 18 марта глава ГУ МВД РФ по Москве Олег Баранов уже рассказал о поимке 200 нарушителей режима самоизоляции с помощью камер видеонаблюдения.

(Надо сказать, что технология NtechLab – самый передовой, но не единственный способ распознавания лиц, который используется в Москве).

В середине июня в СМИ распространилась информация, что системами видеонаблюдения Orwell 2k с модулем распознавания лиц от NtechLab оснастят 43 тысячи российских школ. Но Национальный центр информатизации ГК «Ростех», поставщик этих систем видеонаблюдения для школ, опроверг эти сведения. Во-первых, оказалось, что систему видеонаблюдения Orwell 2k планируется поставить всего в 1608 учебных заведений. Во-вторых, использование функции распознавания лиц в школах «не предусмотрено».

Тем не менее, Orwell 2k имеет функцию компьютерного зрения, то есть анализа полученных изображений. Это не то же самое, что распознавание лиц. Но дети все равно окажутся «под прицелом» видеокамер, которые смогут не только фиксировать тревожные ситуации, но и следить за определенными объектами, распознавать их, наводиться на чьи-то лица и т.п.

«Массовое наблюдение за гражданами ведется уже десять лет»

Все эти технологии не появились внезапно. «Государственные информационные системы создавались в течение последних 20 лет», — отметил Иван Бегтин.

«Как минимум, уже десятилетие ведется массовое наблюдение за гражданами, — продолжил он. — Через сотовых операторов, городские видеокамеры. Когда человек расплачивается в магазине картой, все транзакции видны заинтересованным государственным структурам. Даже если вы расплачиваетесь не картой, но в телефоне у вас включен Bluetooth или Wi-Fi, то датчики на кассе все равно вас зафиксируют.

При этом в России масштаб слежки за гражданами не такой существенный, как, допустим, в Великобритании, где видеокамер намного больше».

Укрыться можно только в сердце

«Пандемию можно рассматривать как большой тренировочный полигон, — считает Иван Бегтин. – По сравнению с эпидемиями прошлого она прошла в достаточно легкой форме. Но если, вдруг, с человечеством произойдет что-то по-настоящему плохое – долгая засуха и дефицит еды, долгая засуха и дефицит воды, поднятие уровня мирового океана, отравление земли пластиком, более смертоносная пандемия – все те технологии, которые сейчас применяются в режиме тренировки, будут использоваться максимально жестко».

Может ли гражданин защититься от избыточного, с его точки зрения, государственного цифрового контроля?

«Когда речь идет о государственных информационных системах, от человека ничего не зависит. Все данные собирают без его участия, — сказал Иван Бегтин. – Это не коммерческая компания, услугами которой можно просто не пользоваться и, таким образом, избежать сбора данных».

«Стремление все контролировать – свойство любого государства, не хорошего или плохого, а государства как такового, — отметил протоиерей Константин Островский, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в г. Красногорск. — Ведь защита граждан – обязанность государства. Мы сами ждем и требуем от него надежности и безопасности. Откликаясь и опираясь на это наше всеобщее желание, государство старается обеспечить нам защиту от террористов, шпионов, воров, а также от опасных биологических объектов. Для этого спецслужбы собирают, накапливают и обрабатывают информацию.

Ни для кого не секрет, что эта же самая информация может быть использована для управления нами. Но поделать с этим ничего нельзя. Бороться против конкретных злоупотреблений бывает возможно, но в общем все будет идти своим чередом – к полному порабощению отдельных людей заботящейся о них системой.

Есть ли выход из описанного положения? Конечно, есть, и он известен уже две тысячи лет. Христос сказал: «Когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф; 6:6). Имеется в виду сердечная молитва. Это надежно, и этому никто не может помешать. А остальное все иллюзия.

Может показаться, что если не будешь предоставлять какие-то данные, уйдешь в тайгу или тайный монастырь, то избежишь контроля. Где бы человек ни спрятался – это временно и несерьезно, если он не укроется в своем сердце».

Иллюстрации Оксаны Романовой