«Милосердие.ru» попыталось собрать наиболее абсурдные казусы нового документа об оценке нуждаемости

Появившийся проект приказа Министерства труда и социального развития «Об утверждении методических рекомендаций по оценке нуждаемости и установлению критериев нуждаемости при предоставлении органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления мер социальной поддержки» уже успел вызвать изрядную панику среди нынешних социально незащищенных граждан.

Сначала дать землю, потом отобрать льготы

Намерение сделать помощь социально необеспеченным людям точечной и обоснованной логично. Беда в том, что, разрабатывая сложные формулы, нынешние законодатели не заметили: в некоторых регионах из числа получателей социальной помощи граждан исключают… действия самих социальных органов.

Ольга, пенсионерка, сыну двадцать четыре года, инвалид первой группы, колясочник.

«В свое время как инвалиду с детства моему сыну был выделен земельный участок. Если нынешний приказ вступит в силу, именно из-за этого участка мы не будем считаться малообеспеченной семьей. Еще департамент соцзащиты Москвы выдавал инвалидам автомобили. Счастье, что в нашем случае это было больше пяти лет назад».

То есть, когда-то московский департамент выделял инвалидам землю, но именно эта земля сейчас может оставить людей без льгот. Получаются какие-то «дары данайцев». Но не только они вызывают беспокойство в новом приказе.

«Раньше мы жили в квартире все вместе – я, сын и мои родители. Теперь в этой квартире мы остались с сыном вдвоем. По логике нового документа, со смертью каждого человека, чтобы сохранить право на льготы, семья должна переезжать. Чтобы сохранить право на московские доплаты, мы с сыном вообще должны будем жить в квартире площадью двадцать метров. Таких просто не бывает».

Какова же арифметика этой семьи?

«Сегодня на двоих мы получаем тридцать пять тысяч. При московских ценах хватает, знаете, хватает тютелька в тютельку. Квартплата, даже с учетом льготы сына, у нас получается около трех с половиной тысяч. За связь мы платим полную сумму, а представьте себе, каково молодому инвалиду без интернета. Но если завтра мы останемся без доплат, моя пенсия будет восемь тысяч, пенсия сына – семь.

Если б я могла, я бы, конечно работала и жила своей жизнью – это гораздо лучше, чем жить в этом замкнутом круге. Тем более, что при зарплате менее двадцати тысяч рублей сохраняются московские надбавки для пенсионеров. Но сын требует постоянного ухода. Так что выйти на работу я не могу».

Автомобиль – не роскошь

Другая история. Елена, трое детей, один из них ребенок-инвалид, диагноз «аутизм».

«У нашей семьи целых два статуса – многодетные и имеющие ребенка-инвалида. При этом пока мы – не малоимущие. И, если честно, живется нам очень непросто.

Например, земельный участок, который был положен нам как многодетным и ребенку как инвалиду, в итоге пришлось просто купить. За него получен налоговый вычет, но, если сейчас из-за него нас лишат льгот, даже не знаю, как это назвать.

Или автомобиль. К сожалению, в каждом округе у нас нет школы, в которой готовы заниматься с моим ребенком. Но с нашим диагнозом ездить общественным транспортом вообще неполезно. И к метро наш ребенок привыкал два года. Было время, когда дорога до школы занимала у нас полтора часа, сейчас – сорок минут.

Естественно, те, кто может позволить себе кредит, стараются купить машину. Если в семье ребенок-инвалид, это совершенно не роскошь. Потому что социальное такси у нас работает очень плохо – его надо заказывать заранее, они могут задержать машину или вообще не подать. Но там просто тридцать или шестьдесят машин на тридцать восемь тысяч одних только детей с оформленной инвалидностью в городе.

Кстати, для семей с детьми-инвалидами было бы очень хорошо, если бы материнский капитал им разрешили тратить именно на машину – ничего другого, по большому счету, на него все равно не купишь».

Так-то оно так. Но что делать, если именно обладание автомобилем может лишить такую семью льгот?

Интересуюсь арифметикой.

«Доход на члена семьи я сейчас не посчитаю. Зарплата у меня двадцать пять тысяч, у мужа – шестьдесят… Когда-то я ходила в отдел соцзащиты, мы считали среднедушевой доход, для признания малоимущими не хватило, получилось “значительное превышение”.

При этом надо еще понимать, что как добросовестные родители мы много занимаемся с ребенком, гораздо больше, чем положено бесплатно. И, поскольку социально получить эти услуги невозможно, приходится платить. Начинается необходимая сумма от двадцати тысяч, верхнего предела, честно говоря, не имеет. Но в среднем это – пятьдесят тысяч рублей в месяц».

Вот так выглядит московское «превышение» – восемьдесят пять тысяч минус пятьдесят плюс пенсия ребенка-инвалида и льготы для многодетных. На пятерых.

Когда закон многозначен

Однако главная проблема нынешнего приказа – во многих местах его текст просто многозначен, и трактовать его можно так и этак – как удобно чиновникам. В других случаях – проект откровенно нарушает уже имеющиеся законы.

Текст документа комментирует юрист Наталия Кудрявцева.

– Внимательно ознакомившись с проектом приказа Минтруда «Об утверждении рекомендаций по оценке нуждаемости и установлению критериев нуждаемости при предоставлении органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления мер социальной поддержки», можно говорить о существенном нарушении прав многих семей и отдельно проживающих граждан в РФ.

  1. Трактовка понятия «семья» в Методических рекомендациях при расчете прожиточного минимума позволяет занизить нуждаемость в социальной помощи в разы. При расчете учитываются доходы всех совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство.
  1. Понятие «ведущие совместное хозяйство» позволяет трактовать его как угодно. Не ясен механизм установления ведения или неведения совместного хозяйства. Особенно актуальна эта формулировка для сложносоставных семей. В связи с этим трактовка понятия «семья» имеет высокую коррупционную составляющую.
  2. Согласно ФЗ «О государственной социальной помощи» государственная социальная помощь – это предоставление малоимущим семьям, малоимущим одиноко проживающим гражданам, а также иным категориям граждан, указанным в настоящем Федеральном законе, социальных пособий, социальных доплат к пенсии, субсидий, социальных услуг и жизненно необходимых товаров. То есть фактически семья лишится социальной поддержки на весьма значительную сумму.
  1. При расчете дохода семьи учитываются доходы от предпринимательской деятельности всех ее членов. На практике это может выглядеть так: в одном сельском доме живут две сестры, у одной из которых ребенок-инвалид. Первая сестра зарегистрировала ИП, и вяжет на заказ. Вторая сестра оформлена как лицо, осуществляющая уход за ребенком-инвалидом, и не работает, но в то время, пока работает другая сестра, присматривает за ее детьми. Сестра мамы совершенно не обязана содержать племянника. Тем не менее, ее доход учитывается, и ребенок лишается государственной поддержки.
  1. Основанием для отказа в предоставлении мер социальной поддержки указано наличие в собственности земельного участка, приобретенного под индивидуальное жилищное строительство, за исключением многодетных семей.
  1. Основанием для отказа указано наличие транспортного средства, используемого в личных целях. Не учтен тот факт, что транспортное средство для всех детей-инвалидов и инвалидов первой группы является элементом доступной среды, которая в регионах существенно отличается от доступной среды той же Москвы или Санкт-Петербурга.
  2. Федеральный закон «О личном подсобном хозяйстве» не ограничивает количество имущества, которое может принадлежать гражданам, ведущим личное подсобное хозяйство, за исключением установления максимального размера общей площади земельных участков (п. 5 ст. 4).
  1. Отказ в предоставлении социальной помощи предусмотрен и для одиноко проживающего и находящегося в трудоспособном возрасте гражданина, не имеющего работы, и не зарегистрированного в качестве безработного в службе занятости. Таковым гражданином вполне может оказаться любой инвалид в возрасте от 18 до 55/60 лет. Ведь формулировка достаточно четкая – «находящийся в возрасте…», а не «трудоспособный».
960x540-0fffe0af7a5d4c11201cd9de19448a8f5028c33e

Юрист Наталия КудрявцеваФото с сайта dislife.ru

В связи с полным отсутствием системы трудоустройства инвалидов в РФ такая формулировка автоматически лишает всех нетрудоустроенных одиноко проживающих инвалидов социальной помощи.

Таким образом, именно трактовка понятия «семья», и связанная с ним методика расчета доходов, «вымывает» из сектора государственной социальной помощи весьма значительный пласт наименее защищенных граждан – инвалидов и детей-инвалидов.

Мотивации к самостоятельному решению тех вопросов, которыми изначально занималось государство, у граждан нет. Поэтому подавляющее их большинство будет идти по пути наименьшего сопротивления – оставлять детей в родильных домах, передавать их на попечение государства, а в случае проживания детей в кровной семье они не будут получать необходимого лечения и реабилитации.

Как следствие этого инвалидизация населения увеличится как в количественном, так и в качественном отношении. Что в свою очередь потребует значительных финансовых вложений. Поэтому попытки сэкономить в данном случае приведут к еще большим финансовым тратам государства.

Передает: http://creative-place.ru/