Священники борются с гневом

Мы спросили у трех священников с разным темпераментом, что лично им помогает преодолевать этот порок

Коллаж Оксаны Романовой с использованием картины Андрея Рябушкина «Диакон»

«Стараюсь вести себя так, как будто я к этому человеку добр»

Протоиерей Дмитрий Пашков, клирик храм Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе, преподаватель ПСТГУ:

«Я человек гневливый, поэтому у меня есть пара приемчиков, которые помогают мне и, возможно, помогут еще кому-то.

Прогневавшись с утра, я говорю себе: все, на сегодня „лимит раздражения“ исчерпан, теперь до вечера я – нарочито белый и пушистый, сдержанный и деликатный. Таким образом, мне хотя бы удается разрежать периодичность приступов гнева во времени.

Есть второй способ преодоления гнева, евангельский. Господь говорит: „Благословляйте проклинающих вас“ (Мф. 5:44). При этом Он ничего не говорит о том, что сначала нужно почувствовать симпатию или что гнев, естественно возникающий в ответ на оскорбление, должен сначала полностью затихнуть. И потому, не придавая большого значения душевному состоянию (а там – буря!), мы „благословляем проклинающего“, приводя в движение гладкую мускулатуру языка; гнев же стараемся удерживать внутри, внешне никак его не проявляя.

Оговорюсь: это не лицемерие! Все, что мы предпринимаем не ради собственной выгоды, а ради исполнения евангельских заповедей, доброкачественно.

А лицемерие – это отношение к людям своекорыстное, ради собственной выгоды. Добрый формализм „Евангелия ради“ – не лицемерие, а подвиг, пусть и самый малый, самый незаметный окружающим. Это как с погодой: надо ехать на работу, переместиться из пункта А в пункт Б. Однако за окном ненастье, придется взять зонт или поднять воротник, но это не проблема, ведь добраться до цели гораздо важнее. Гнев – это душевная непогода, не надо ей определять свои действия. Наша цель – исполнить заповедь.

Постепенно, со временем, форма может наполниться благодатным содержанием: в свое время придет и симпатия, и душевный мир. Но это все – Божий дар, не наше.

Важно понять, что гнев – часть нашей Богом созданной, но нами искаженной природы, и первая реакция на оскорбление совершенно естественно будет именно такой по меньшей мере для обычных, слабеньких духовно людей. Ничего страшного! Господь призывает нас, пусть и через неохоту, с трудом, постараться не оскорбить человека и не ответить ему злом на зло. Тогда ненависть (чудесным образом?) может превратиться сначала в равнодушие (что уже чуть лучше, чем ненависть), а затем в терпение и даже в какой-то интерес, симпатию, понимание.

Если же нам кажется, что мы гневаемся „справедливо“ (прости, Господи!), можно сделать и следующий шаг: попросить у Бога для этого „оскорбителя“ того, чего ему, на наш взгляд, не хватает. Например, нас прогневала чья-то ложь: „Господи, даруй ему простоту и честность“. Если мы возмущены наглостью: „Господи, даруй ему такт и деликатность“. Если кто-то рядом постоянно злится, – а так хочется разозлиться в ответ – вместо этого: „Господи, даруй ему терпение и помоги стать добрым“.

Гнев рождает осуждение и отчуждение, а молитва друга за… „врага“ привлекает милость Божию. И тогда по нашей смиренной просьбе Он Своей благодатью наши общие немощи исцелит, а скудости восполнит».

«Вспоминаю, что меня, дурака, Господь любит и терпит»

Коллаж Оксаны Романовой с использованием картины Фердинанда Ходлера «Автопортрет»

Настоятель храма Великомученицы Варвары, Патриаршего подворья при Главном штабе ракетных войск стратегического назначения (РВСН), протоиерей Михаил Васильев:

«Приступы гнева у меня бывают часто. Можно сказать, это имманентная черта меня, 24 года пребывающего в священном сане. Я осознаю, что глубоко поражен гневом, и лечение займет Бог весть какое по продолжительности время земной жизни, подозреваю, что всю оставшуюся.

Понятно, что лучшее средство от гнева – покаяние. Без этой ежедневной „стрижки газона“ на пастырской должности с ее множеством треволнений я бы не удержался.

Помимо покаяния, выручает то, что ситуации, в которых я гневаюсь, повторяются. Замечаешь такой „повторяющийся ход“, и в каких-то случаях уже удается затормозить, сдержать гнев. А в каких-то случаях я и внутренне к этому гневу отношусь спокойно. То есть гнев появился, из искры разгорелось пламя, но я уже знаю, что надолго его не хватит, понимаю, как происходит „искрообразование“ и что это – обыкновенное искушение. Например, работая в армии, я регулярно сталкивался с барышнями, которые предлагали мне изменить (не Родине, а жене). Это достаточно мелкий бес, слабенькое искушение, потому что жена у меня замечательная.

А бывает посильнее – например, в непростых ситуациях с начальством. Здесь я заставляю себя молиться о них: во-первых, своих начальников я представляю уже усопшими, а потом представляю усопшим себя. И получается, вместе с ними мы не войдем в Царство Небесное, там не увидимся, а это неправильно. Поэтому я их стараюсь прощать, чтобы не помешать туда войти ни им, ни себе.

А еще, даже больше всего, помогает воспоминание милости Божией к тебе самому.

Я вспоминаю 10–12 ситуаций, когда мне на войне Господь сохранил жизнь в ситуациях, по-человечески  совершенно безнадежных. И, когда я об этом думаю, сердце наполняется теплотой, и приходит мысль, как Господь меня, грешного попа, сохраняет, любит и терпит.

Вспоминаю свою женушку, талантливую и скромную, такое среди тетенек встречается редко. Детей, которых у меня шестеро и которые все верующие в Бога люди, совершенно искренне ходящие в храм. Очень помогает память о моем духовнике – отце Димитрии Смирнове, который 29 лет меня воспитывал. Он говорил: „А ты на себя посмотри. Думаешь, ты лучше? Вот и отойди и не связывайся! Тебя тоже Бог как-то терпит“. Это очень помогает.

Что еще для меня бывает важно: „праведный гнев“ от неправедного не отличается, потому что я сам неправеден.

Может, он и есть у праведников, но я-то – грешник. У нас уже есть один опыт „праведного гнева“, когда „вскипел наш разум возмущенный“, и теперь его последствия мы больше ста лет расхлебать не можем. Так что „кипеть“ можно только в объятиях любимого человека. А от всех остальных форм „кипения“ Господи нас сохрани».

Поступать по Евангелию помогает «Евангелие для алкоголиков»

Коллаж Оксаны Романовой с использованием картин Рембрандта «Портрет женщины в белом чепце» и М. Караваджо «Юдифь и Олоферн»

Игумен Иона (Займовский), руководитель  Центра оказания помощи зависимым от алкоголя и наркотиков «Метанойя» при Даниловом монастыре:

«Больше 22 лет я работаю с химически зависимыми людьми. В программе „12 шагов“ есть 12 традиций, которые помогают человеку осознать причины своего поведения, жизненных сценариев и измениться. На мой взгляд, эти правила соответствуют всем евангельским заповедям, поэтому я сам многое из них использую, в том числе в работе с гневом, потому что они действительно помогают.

Например, 4-й шаг: „Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения“. Или шаг 8: „Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними“. И не только преисполнились желанием, но и, как гласит шаг 9, „лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому“.

Верующим зависимым работа по шагам помогает готовиться к исповеди и очень серьезно и глубоко исповедоваться. Например, человек вскоре видит, что он взрывается, раздражается, орет не потому, что „все вокруг хотят его унизить“, а потому что ему страшно увидеть себя в истинном свете, да еще принять себя такого.

Например, если я расстроен, рассержен, я стараюсь не фокусироваться на внешней причине, которая лишь подстегнет самооправдание, а спросить себя: это мне сейчас плохо – что со мной не так? И постараться ответить честно. Честным с собой быть непросто, поэтому в программе „12 шагов“ предлагается обсудить свое состояние со спонсором, человеком опытным. Это согласуется с апостольским правилом: „Признавайтесь друг перед другом в ваших грехах и молитесь друг за друга, чтобы получить исцеление“ (Иак. 5:16), „носите бремена друг друга“ (Гал. 6:2), „исправляйте…в духе кротости“ (Гал. 6:1).

Такая работа позволяет переключить внимание с себя на отношения с другими людьми, думать о себе не как о центре мира, а в контексте отношений с другими, в контексте того, что мы приносим другому человеку. Несем ли мы мир, сочувствие, любовь Божью?

Работа над собой требует времени, опыта; это примерно как человек, который впервые решил исповедоваться или много лет не бывший на исповеди, приходит и говорит: „А у меня грехов-то, в общем, и нет“. И только со временем, за много лет привыкаешь следить за собой, и начинаешь анализировать свои мотивы и действия, и с помощью Божией видеть свои грехи и их корни.

Сам я нашел нескольких священников-единомышленников, и, когда в нашей жизни возникают спорные ситуации, проблемы, мы созваниваемся друг с другом, рассказываем о себе, получаем честное и разумное мнение, и это поддерживает и позволяет хранить мир.

Разумная забота о себе вообще помогает снять напряжение, и от этого оно не переходит в более яркие чувства, в том числе гнев. Например, утром может помочь контрастный душ: наш покойный монастырский духовник отец Даниил советовал в таких случаях принять контрастный душ. Как ни странно, помогает.

Хорошо человеку с утра подумать, как он может позаботиться о себе. Для кого-то оптимально будет принять душ или побегать, кому-то – полноценно позавтракать.

Я иногда люблю с утра прийти на службу и поучаствовать в пении хора. Пою я не очень хорошо,  но сам процесс пения успокаивает. Мы телесны, и вполне получается воздействовать на дух с точки зрения тела.

И еще один лайфхак. В Псалтири сказано: „Всякое дыхание да хвалит Господа“ (Пс. 150:6). Если дышать осознанно, следить за вдохом и выдохом, это тоже помогает успокоиться. Бывает, заведешься, а потом начнешь следить за дыханием и останавливаешься.

К нам в Данилов монастырь немало людей приходит на раннюю литургию, чтобы причаститься перед работой. Это тоже помогает быть над суетой начавшегося дня, сохранять внутреннюю тишину.

Гнев может быть и выражением неуверенности в завтрашнем дне: „Что будет дальше с моей фирмой?“ „Чем мне кормить детей и платить сиделке для мамы?“ Когда причащаешься, то отдаешь свою жизнь и текущий день на волю Бога, это позволяет ослабить страхи и помогает: с причастием люди получают духовную крепость.

Если мучает недовольство отдельными людьми, в программе „12 шагов“ есть специальное духовное упражнение, когда человек прописывает свои обиды на людей, на Бога, на себя. Цель такой работы – „признать истинную природу наших заблуждений“.

Человеку важно осознать, что другие люди ничего ему не должны, и истинная природа обид – их собственные необоснованные претензии. По мере работы над собой человек обнаруживает, что это он обидел близких людей, на которых так страшно обижался, и принес в их жизнь столько боли.

Помогает остыть и работа со старыми и новыми представлениями.

Например, если у меня есть представление о том, что всякий человек, приходящий в гости без тапочек (неправильно ставящий ударение, имеющий иные взгляды), страшно невоспитан, и вообще меня оскорбляет, значит, мне нужно учиться пониманию, что моя установка – лишь одно из возможных представлений, а в жизни бывает по-разному, и человек вообще мог не иметь в виду ничего такого. И конечно, нужно искренне молиться, чтобы Бог открыл, дал увидеть свои грехи, ведь увидеть ложные убеждения в своей душе бывает очень непросто.

От участия во всяких спорах в интернете, которые быстро провоцируют гнев, меня спасают ограничения интернет-общения, сведения его к техническим переговорам, рабочим функциям. Кому-то помогает держать смартфон в черно-белом режиме – сидеть в интернете становится неинтересно.

Я стараюсь с утра не просматривать телефон, иначе несколько часов пониженного настроения обеспечены. Потому что, если я лезу в лужу, сложно ожидать, что ботинки останутся сухими; „врагов“, людей, которые думают не так, как вы, в интернете вы найдете обязательно.

Что до „бесстрастного гнева“, который мы иногда называем „праведным“, все очень зависит от склада человека. С одной стороны, Христос выгнал меновщиков из храма, и настоятель монастыря, если в монастыре происходят какие-то безобразия, вполне может разгневаться на нарушителей и будет прав.

С другой, есть люди, которым вообще злиться нельзя, потому что гнев в любой форме принесет разрушения им или окружающим.

Очень важно понимать свою меру, знать свои слабые стороны и иметь навык соблюдения себя, не позволять себя растаскивать. Именно поэтому я стараюсь иногда ограничить контакты и совсем не лезу в дискуссии в интернете. Можно просто вежливо перебить человека и сказать: „Прости, но на эту тему я дискутировать не буду“. Но я человек мягкотелый, поэтому часто просто выслушиваю людей и молча киваю, что бы они ни говорили».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться