Отец Михаил Васильев: «Важно, чтобы душа человека во всяких военных конфликтах не оскотинилась»

6 ноября в зоне СВО погиб отец Михаил Васильев, в прошлом офицер, главный священник ракетных войск России, побывавший во многих военных конфликтах. По сведениям Readovka, рядом со священником разорвался снаряд установки HIMARS. С отцом Михаилом мы беседовали еще в сентябре этого года, когда в России началась мобилизация. Предлагаем интервью с ним

Протоирей Михаил Васильев. Фото: http://vdvhram.ru/

Протоиерей Михаил Васильев – из семьи офицера. В МГУ на философский факультет поступил против воли родителей, отец хотел, чтоб сын продолжил военную династию. Позже все же закончил Академию Генштаба РФ. Крестился взрослым, духовник благословил его на Власиху: «Офицерский сын? Вот с офицерами и работай!»

С тех пор отец Михаил «работал» с офицерами и солдатами, в том числе и во время вооруженных конфликтов; священник побывал в Боснии, Косове, Абхазии, Сирии, Киргизии, на Северном Кавказе. Неоднократно прыгал с парашютом, сопровождая подразделения ВДВ.

Был настоятелем храма Великомученицы Варвары – патриаршего подворья при Главном штабе Ракетных войск стратегического назначения; награжден орденом Мужества, орденом преп. Сергия Радонежского III степени, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Я не занимаюсь стрельбой по целям

На 100-летии Рязанскому высшему воздушно-десантному училищу
На 100-летии Рязанского высшего воздушно-десантного училища. 13.11.2018. Фото: Александр Рюмин/ТАСС

– Вы помните, как впервые попали под обстрел?

– Впечатление было… сильным. Оно, в общем, и сейчас сильное, просто со временем начинаешь что-то понимать: дальность, тип боеприпаса, радиус поражения. Это как если на звездное небо смотрит обычный человек и астроном, или как женщина рожает в первый и в шестой раз. Появляется чуйка, она ничего не гарантирует, но немножко облегчает ориентацию.

Моя специализация последнюю четверть века – гуманизация отношений между людьми на войне. То есть я не занимаюсь стрельбой по целям, но тем, чтобы душа человека во всяких военных конфликтах не оскотинилась; моя задача – помочь человеку остаться человеком, когда у него в руках оружие, а рядом много в разной степени беззащитных людей и всяких бесовских искушений. Чтобы солдаты не мародерили, не обижали мирное население, довольствовались своим жалованием, как говорил приходящим к нему воинам Иоанн Предтеча.

– Откуда возник такой выбор – стать военным священником?

– Да начальство направило. Сначала – просто назначило на Власиху, где я уже четверть века служу, мы там храм построили. Я пытаюсь быть совершенно обычным священником, просто служу в необычных местах.

– Ничего себе обычным. Сколько лет у нас пытаются институт капелланов построить.

– Так все просто: невыгодно, чтобы в армии было много христиан. Христианами нельзя манипулировать – они любой приказ соотносят с вечностью, а не с медальками и чинами. В итоге денег с капелланства не получишь, а работы там много.

Кроме того, в зоне боевых действий страшно – там же убивают, в Донбассе два священника уже погибли, еще несколько ранены.

Там, где рядом смерть, все наносное с человека слетает, он остается такой, какой он есть; наносному там места нет. Так же, как на зоне, на льдине – в любой экстремальной ситуации. То есть если ты нестоящий человек (смягчено. – Ред.), им и будешь, если в тебе есть какие-то достоинства, они станут более рельефными.

Современные военные – это порой люди по возрасту очень взрослые, то есть когда с ними разговариваешь, ты не учишь и говоришь самые только важные вещи.

Например, информация: «Пулемет работает 10 часов» – важна для него, информация: «Дай попить» – для тебя. Пустой треп, конечно, бывает, но чаще всего люди вспоминают свою жизнь на гражданке и очень отчетливо понимают, на какие отношения и поступки они потратили время зря.

Там ты понимаешь, кто ты – чего-то добился в жизни или потратил время просто так. Там, как в подводной лодке, где есть правило, что люди экономят воздух и не ходят с места на место зря. Там люди экономят силы и нервы, им по факту обстоятельства места хватает переживаний. Там люди как-то попроще – не скажу, что лучше, бывает, и хуже, но набор цветов поменьше: черное и белое, свои и чужие.

На войне никто не планирует будущее, все живут настоящим, а если и планируют, то не дальше сегодняшнего дня. Я это тоже испытал: начинаешь радоваться каждой фигне – цветочку, веточке, закату, рассвету – всему, чего не замечал в обычной жизни. Начинаешь ценить людей, которых с тобой рядом нет, которых раньше не ценил.

Не надо друг друга демонизировать и обязывать думать, как вы

Протоирей Михаил Васильев
Протоиерей Михаил Васильев, слева – начало 2010-х, справа – 2022 г. Фото: http://vdvhram.ru/

– Как молиться за мобилизованных?

– С верой, что ваш близкий исполнил порученное ему. У всех христиан есть ориентир – Христос. Он Сам был послушен до смерти и смерти крестной. И Он тоже просил Отца пронести чашу страданий мимо Него – настолько тяжкой была эта чаша. Но поступил не по воле Своей, а по воле Своего Отца.

Сейчас перед всеми нами эта чаша и у каждого своя доля в ней, своя мера. Кто-то идет в место сражения, кто-то молится за него, кто-то работает, помогает беженцам, кто-то не подливает масла в огонь, сохраняет трезвую голову. Наши действия на пользу ближнего – и есть наша молитва.

В России практически каждое поколение имеет практику молитвы за людей, которые уходили воевать и даже погибали, ведь спокойных, мирных времен у нас было не так уж много.

– А если родственники человека, ушедшего на войну, не очень верующие люди?

– Еще герой Достоевского писал: «Если Бога нет, какой я штабс-капитан». Именно в такие времена, даже судя по истории нашей страны, храмы наполнялись, приходило много новых, в том числе ранее неверующих людей.

– А если среди родственников кто-то верующий, а кто-то нет, как сделать так, чтобы желание верующего помолиться за воина не стало лишним поводом для раздора?

– Да не надо друг друга демонизировать и считать, что все должны быть одинаковыми. Каждый приносит пользу, как он может, – кто-то помолился, кто-то денег заработал, а кто-то просто отказался брать взятку, стоя на трассе. Каждый должен выполнять свой долг честно – здоровый, больной – в конце жизни мы все попадем на Суд Божий и дадим отчет.

– Тревога ведь очень провоцирует беспокойные размышления, начинает представляться, как говорится, всякое…

– От бурной фантазии лучше вообще по жизни избавляться. Надо жить в реальности и не переставать воспитывать себя: мужчинам – мужество, стойкость, женщинам – мудрость, тишину.

– Но настоящее показывает, что люди совсем не готовы к новым поворотам жизни. Молодежь с увлечением играла в сетевые стрелялки, смотрела боевики про разных диверсантов, но на переходе в реальность тема как-то утрачивает интерес.

– Здесь я бы вспомнил, что у нас практически в каждом поколении были военные конфликты – в реальности: с 1979 года в Афганистане, потом разные локальные конфликты, потом Кавказские войны. И память о героях войны, о братстве, когда ты рискуешь жизнью ради товарищей, – важная часть воспитания любого мужчины.

Отсидеться где-то в то время, когда твои сверстники по долгу службы идут в зону военных действий, значит утратить право что-то говорить и советовать.

Исполнение любого долга имеет смысл, потому что такова часть Божественного порядка. А если человек отлынивает – сегодня от домашней работы, завтра – от семьи, когда требуется – от защиты Родины, – мир превращается в хаос.

Правильный спальник, аптечка и термобелье

Протоиерей Михаил Васильев
Фото: http://vdvhram.ru/

– Отец Михаил, как профессиональный военный, что вы посоветуете родственникам, чья мобилизация – вопрос уже решенный.

– Вообще-то я «профессиональный философ», окончил аспирантуру МГУ. А тревогу предлагаю переводить в практическую плоскость: если человека мобилизовали не ошибочно, а с соблюдением всех правил, родственникам надо напрячь все силы и этого человека должным образом экипировать. У него с собой должно быть все свое и хорошего качества. Например, аптечка тактической медицины, причем собранная не стихийно, а профессионально – с современными кровоостанавливающими, с обезболивающим вроде кеторола. У человека обязательно должно быть термобелье, хорошая обувь и хороший правильный спальник.

Если человек православный, должен быть нательный крестик, компактный молитвослов и Евангелие. Но надо учитывать, что все это не только придется таскать на себе, но оно будет промокать и плесневеть. Поэтому все это должно быть упаковано в специальные гермпакеты – они сейчас есть в продаже. Еще нужна смена белья.

Одежда должна быть – примерно как для горного похода, где во время переходов по пересеченной местности негде обсушиться. Собирайтесь, как будто вы идете в поход.

Еще у мобилизованного должен быть исправный телефон. Даже с кнопочного телефона один раз в неделю – 10 дней можно позвонить домой. Я сам прекрасно вижу, как, даже при наличии ограничений, военнослужащие звонят домой по ватсапу и вайберу.

– Мне правильно кажется, что мы сейчас сильно повзрослеем?

– Не знаю, я давно повзрослел и в каждой новой войне не вижу ничего нового, кроме масштабов. С 2014 года в Донбассе погибло очень много мирных жителей.

– Раньше люди в других частях большой нашей страны могли об этом не задумываться. Теперь, похоже, не получится.

– Говорить о том, что и как будет сейчас, – это примерно как рассуждать о талантах будущего ребенка на второй неделе беременности.

Единственное, что изменилось, – о смысле жизни и Страшном суде сейчас стали всерьез задумываться. До этого об этом только попы говорили, да только кто их слушал. А если на тебя сверху падает кирпич, ты поневоле начинаешь задумываться, почему он упал и как все устроено.

Для тех, кто хочет помочь:

В семье протоиерея Михаила Васильева осталось шестеро детей. Трое из них студенты, двое учатся в школе, еще одна дочь – дошкольница. Еще у батюшки тяжелоболящая мама. Сбор помощи семье отца Михаила открыл портал «Приходы» – реквизиты для пожертвований опубликованы по ссылке.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?