Лиза Олескина: «Благотворители спрашивают — зачем вы им помогаете? Разве хорошую мать сдадут в дом престарелых. Пробую объяснить»

Директор фонда «Старость в радость» Лиза Олескина. Фото из архива фонда «Старость в радость»

Рассказывала на днях одной замечательной компании, чем мы занимаемся. Все сотрудники слушали, кто-то даже прослезился, кто-то засмеялся. А когда пришло время вопросов, из дальнего конца зала спросили чуть смущенно, но очень искренне:

— А зачем вы им вообще помогаете? Они же сами такую судьбу выбрали и получили то, что заслужили! Разве там есть порядочные бабушки и дедушки? Там ведь пьяницы, бомжи, тунеядцы, а женщины там, наверное, сами своих детей бросили — разве хорошую мать туда сдадут?

…После этого я поняла, что то, что аксиома для нас, не всегда является таким для других, даже для тех, кто и хотел бы помочь, но уж больно неприятно им помогать — пьяницам, трутням и матерям-сорокам.

Я совершенно не обиделась, а просто удивилась.
И решила, на всякий случай, попросить вас — чтобы и вы своих друзей просветили, вдруг они тоже так думают.

Кто они, бабушки и дедушки из домов престарелых? И почему они там живут?

Есть множество вариантов попадания в дом-интернат.
Во-первых, это бабушки, всю жизнь прожившие так, в одиночку, часто не выходившие замуж, работавшие на стройках, в колхозах, на лесоповале — на такой тяжелой работе, что ни о каких детях и речи уже не было. К старости таким бабушкам уже невмоготу становится жить одним, и социальная защита предлагает им место в доме престарелых. Обычно это самая благодарная категория — они все время всех и за все благодарят — за свет, за тепло, за еду, за то, что зашли, что их тут «задарма кормят».

Во-вторых, это одинокие старички, которые пережили своих детей. Увы, очень много бабушек, которым сейчас под девяносто, которые прошли войну, голодали — и оказались прочнее и крепче своих сыновей, многие из которых спились и умерли совсем молодыми. Я не думаю, что они все их плохо воспитывали. Многие, наверное, слишком много баловали и слишком опекали — и в старости оказались одни. Помню, как в Мордовии, кажется, в доме престарелых санитарки с гордостью показали нам на бабушку- стахановку, воспитавшую в одиночку после смерти мужа семерых сыновей… которые теперь живут в соседних селах и крайне редко вспоминают, что еще жива их мать. Почему так — не могу и даже не пытаюсь понять.

Да, конечно, есть много бабушек и дедушек, которые оказались сиротами при живых детях, но тут тоже очень много разных историй, и никак они не укладываются в жизнеописание «пьяницы» или женщины разгульной жизни. Часто дети уезжают в большие города, а старые родители ни за что на свете не хотят переезжать и доживают там, где родились.

А еще, конечно, множество историй, когда мать слегла, а ее дочка воспитывает одна троих детей, то сразу перед этой дочкой выбор — маму в дом престарелых или детей в детдом, потому что денег на сиделку у нее нету, перестать работать она не может, а маме нужен хоть какой-то «догляд» днем…

Наши бабушки и дедушки в домах престарелых настолько же разные, насколько разные мы с вами — есть веселые, есть грустные, есть добрые, есть озлобленные. Среди них очень много, даже больше всего, пожалуй, учителей с многолетним стажем, колхозниц, доярок, тихих тружениц, которые всю жизнь работали и теперь бесконечно благодарны за самое малое — которого тоже не всегда удается добиться в домах-интернатах.

Они очень разные, но всех их объединяет одно — общее ощущение ненужности, отчужденности, заброшенности — которую под силу разрушить нам с вами. Им надо помогать. Честное слово, они заслужили в сотни раз больше — и они ничего не просят у нас.

Они разные, но у них у всех удивительно добрые, светлые лица — часто это лица очень счастливых, не смотря ни на что счастливых людей.

Наше счастье, что у нас такие старики — и огромная радость быть рядом с ними…