Софья Щербатова: княгиня стала прототипом Татьяны Лариной и одной из крупнейших благотворительниц

Одни обязаны были ей куском хлеба, другие образованием, многие пробуждением в них нравственного чувства. София Степановна основала в Москве Дамское попечительство о бедных, лечила холеру и помогала раненым в Крымской войне

Софья Степановна Апраксина. Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого моста. Жерар Делабарт, 1797. Государственный Русский музей

Внучка Усачки

Софья Степановна Щербатова родилась в 1797 году в Москве. Отец – Степан Степанович Апраксин, сын знаменитого фельдмаршала Апраксина, крестник императрицы Екатерины Великой, создатель усадьбы Ольгово и будущий военный губернатор Смоленской губернии. Впрочем, гораздо более известной была бабушка по линии матери – Наталья Голицына, знаменитая Princesse Moustache, Усатая княгиня, она же Усатая фея, прототип главной героини пушкинской «Пиковой дамы».

Саму Софью окрестили скромно, в церкви Знамения на Знаменке. Ее крестными родителями стали родной брат Владимир и та самая Усачка.

Детство Софьи проходило то в Москве, в роскошном Апраксинском дворце в конце все той же Знаменки, то в еще более роскошном подмосковном Ольгове. Крепостной театр Апраксиных славился на всю Россию, а балы они закатывали сногсшибательные.

Вот описание одного из них: «Апраксины давали бал, и вся царская фамилия и какие-то принцы иностранные были на этом празднике, а званых гостей было, я думаю, 800 ежели не 1000 человек. Ужин был приготовлен в манеже, который был для этого вечера весь заставлен растениями и цветами, было несколько клумб… Государь вел к ужину хозяйку дома, которая-то из императриц подала руку Степану Степановичу».

Какой могла вырасти девочка в таких условиях? Видимо, светской баловницей, собирательницей всяких безделушек и любительницей путешествий. Да, все это в какой-то мере так и вышло, но только с Натальей, со старшей сестрой. Именно она была любимой дочкой своей матери. Не удивительно – у них было довольно много общего.

Софья же росла тихой, серьезной и казалась скучной. Чуралась света, а балам предпочитала книги. И ладно бы французские романы. Нет, ее влекли античные философы.

Впрочем, романам Соня тоже отдавала должное. Она росла довольно гармоничной барышней.

Прототип Татьяны Лариной

Александр Орловский. Путешествие в кибитке. Литография, 1819. Фото: wikimedia.org

В 19 лет барышня вышла замуж. Ее избранником стал сорокалетний князь Алексей Щербатов, генерал и герой, командующий Четвертым пехотным корпусом. Разумеется, он не такой остроумец, как молодой поэт Пушкин (который, окончив лицей, тоже бывал у Апраксиных). Зато Алексей Григорьевич надежный, глубоко порядочный и знающий, почем фунт лиха.

Говорили, что именно этот брак подтолкнул Пушкина к известному сюжетному ходу – замужеству Татьяны Лариной. Сама же Софья Степановна послужила одним из прототипов Татьяны.

«Молодые» поездили по европейским странам, в 1826 году вернулись, поселились в Петербурге. Пошли дети. Их воспитание Софья Степановна не доверяла никому. Сама продумывала расписание занятий, приглашала учителей (разумеется, лучших) и присутствовала на занятиях.

Она стала образцовой матерью.

Пример дорогого супруга

Татьяна Ларина и Евгений Онегин. Иллюстрация Е. П. Самокиш-Судковской (до 1908 года). Изображение: https://dslov.ru/

Так прошла четверть века. В 1844 году сыну Александру – последнему из шестерых детей – исполнилось пятнадцать. По большому счету, воспитание закончено. И в жизни Софьи Щербатовой начинается новый этап. Она открывает в Москве Дамское попечительство о бедных. И возглавляет его.

Теперь вся жизнь Щербатовой посвящена благотворительности. Муж ее одобряет и поддерживает. Он – генерал-губернатор Москвы, он возглавляет комиссию по сооружению храма Христа Спасителя. Будучи в генерал-губернаторской должности, борется за экологию, за детские права. В результате вредные производства выводят за городскую черту (не панацея, но хотя бы что-то), а император Николай I издает указ, предписывающий владельцам фабрик, «на коих производятся работы по ночам, чтобы они малолетних рабочих 12 лет и моложе не назначали в смену с полуночи до 6 часов утра».

Тоже не вершина человеколюбия, но надо же с чего-то начинать.

Алексей Григорьевич и сам раздает щедрую милостыню. Не исключено, что именно пример супруга подтолкнул Софью Степановну к добрым делам.

Главная цель нового общества – «открывать людей, поистине нуждающихся в помощи, особенно стыдящихся просить подаяние, и оказывать им сообразно обстоятельствам и по мере возможности такого рода пособия, которые приносили бы им существенную пользу и не могли бы быть употреблены во зло».

Если вдуматься, это очень печальные слова. В них очевидным образом содержится признание того, что в Москве существует профессиональное нищенство. Что есть огромное число людей, которые не «поистине нуждаются в помощи», не «стыдятся просить подаяние», и это подаяние, в конце концов, может «быть употреблено во зло».

Одна из основных задач Дамского попечительства – не просто перераспределять денежные и прочие потоки, а следить за тем, чтобы они пошли в нужное русло.

Дело сразу же было поставлено на широкую ногу. Каждое отделение территориально соответствовало той или иной полицейской части. Штат отделения состоял из дамы-попечительницы, а также врача, секретаря и казначея.

Жизнь нового общества

Ночлежный дом. В. Е. Маковский, 1889, Государственный Русский музей

В 1848 году скончался муж Софьи Степановны. За заслуги Алексея Григорьевича вдове полагается приличная пенсия. Но она жертвует эти деньги в пользу нуждающихся. Ничего определенного – просто сообщает о своем решении императору.

И в том же 1848 году в Москву является холера. Вместе с легендарным Федором Гаазом наша героиня учреждает Никольскую общину, цель которой – опять же, оказывать помощь тем, кто в ней реально нуждается.

Речь на этот раз идет и о материальной, и о медицинской помощи. Община готовит сестер милосердия. Холеру победят, но в 1853 году начнется Крымская война, и мастерство этих самоотверженных женщин вновь станет востребованным.

Дамское попечительство о бедных между тем продолжает работать. Открывается приют для призрения дряхлых и неизлечимо больных женщин на Донской улице. Современные этические нормы тогда еще не действовали, и многие слова из прошлого сегодня выглядят довольно грубо и обидно. Но в то время они таковыми не были, инвалид (сегодня даже это слово под сомнением) мог, например, сам называть себя уродом, и ничего уничижительного в этом не было.

Тем более, эти слова никак не сказывались на отношении благотворителей и волонтеров (в прошлом говорили – добровольцев) к своим подопечным. Тем более, в приюте на Донской. Там содержались большей частью образованные дамы.

Аналогичный приют появился в Сущеве. Открылись приюты для слабоумных детей, для слепых детей и женщин. Друг за другом появлялись школы, богадельни и убежища. К примеру, Убежище святой Марии Магдалины для женщин, желающих покинуть путь разврата. Там в основном содержались несовершеннолетние девицы – вот признание еще одного страшного порока общества.

Появляется Дамский попечительный о тюрьмах комитет.

В среднем же Дамское попечительство открывало в Москве по одному учреждению в год.

Забота об образовании

Комиссаровское техническое училище в Благовещенском переулке, снимок сделан в 1892–1903 гг. Фото: pastvu.com

Первое Арбатское отделение в 1865 году открывает двухгодичную школу для детей бедняков и сирот. Деньги на школу дает железнодорожный магнат Петр Ионович Губонин. Детей обучают переплетному, портняжному и сапожному ремеслам.

Пройдет совсем немного времени, и на базе этой школы возникнет знаменитое Комиссаровское техническое училище.

Мариинское и Александро-Мариинское женские училища тоже возникли благодаря Дамскому попечительству. Мариинское училище открылось в 1851 году в Хамовнической части. Одно время оно называлось Мариинско-Ермоловским, а затем вновь Мариинским. Так – Марией – звали безвременно ушедшую дочь первой жертвовательницы, тоже Марии Талызиной. Цель – давать дочерям небогатых родителей профессию домашней учительницы.

Александро-Мариинское училище было открыто в 1857 году при Лефортовском отделении Дамского попечительства на деньги вице-председателя общества, кавалерственной дамы Варвары Чертовой. Поначалу это было училище-приют, рассчитанное всего лишь на 13 бедных девочек. Но со временем оно превратилось в полноценное училище, а позже преобразовано в институт. Там обучались дети московских военачальников и военных врачей.

И все это – заботами и под контролем Софьи Степановны.

* * *

Княгиня София Щербатова, 1880-е годы. Портрет княгини Щербатовой. Фирмен Массо, первая треть XIX века

Софья Щербатова дожила до 87 лет и умерла от воспаления легких. Ее похоронили рядом с мужем, в Донском монастыре. В некрологе говорилось: «Своей постоянной готовностью помочь ближнему она снискала себе общую любовь и уважение во всех слоях общества. Одни обязаны были ей куском хлеба, другие образованием, многие, наконец, пробуждением в них нравственного чувства».

Императрица Мария Федоровна написала ее сыну, уже упоминавшемуся Александру Щербатову: «Известясь о кончине матушки вашей, не могу не выразить глубокой скорби Моей об утрате столь чувствительной для семьи покойной и для Москвы, которая лишилась в ней всеми чтимой и уважаемой благотворительницы».

А через три месяца дети Щербатовой передали Московскому опекунскому совету имение Софьи Степановны на Садовой-Кудринской улице. Специально для устройства там детской больницы (сейчас она известна как Филатовская): «Желая почтить и сохранить память матери нашей, мы все, сонаследники в доме ее, пришли к соглашению об обращении его на дела общественной пользы и благотворительности».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?