Рост употребления запрещенных веществ и современная популярная музыка, безусловно, связаны, считают исследователи и практики

Фото с сайта rappler.com

В стакане газировка, а у нас передозировка

20 ноября в Facebook широкой волной перепостов разошелся короткий рассказ блогера Александра Бессонова «Письмо к Элджею». Текст, написанный от лица матери школьницы Ольги, которая умерла от передозировки, послушав песни рэпера Элджея, многие приняли за чистую монету.

Несмотря на то, что Бессонов вскоре сделал пометку на своей странице, что это художественный вымысел, распространение информации уже было не остановить – более 500 репостов, публикации в СМИ и в финале – заявление депутата Милонова, что творчество Элджея действительно надо проверить на предмет пропаганды наркотиков.

«Однажды Ольга услышала по радио песню “Рваные джинсы” и сразу в вас влюбилась, начала искать информацию в интернете, скачивала альбомы и фотографии, засматривала до дыр клипы. Поскольку я тревожная мама, истории запросов на поисковых сайтах отслеживала регулярно. Оказалось, что мою дочь интересовало, “что такое экстази” и “как купить экстази”.

<…>

Четыре дня назад на школьном выпускном моя дочь, нанюхавшись “солей” в туалете, упала прямо на танцполе. Все думали, что она просто дурачится, ведь с лица Ольги не сходила улыбка. Как раз звучала ваша песня: “Экстази, меня утащи”.  И унёс. У Оли было слабое сердце, а ты наверняка знаешь, что “соль” с алкоголем смешивать нельзя. Она не знала. Инструкции не прилагалась. Врачи не успели».

Бессонову пришлось отредактировать текст, поскольку в первом его варианте от лица матери главной героини звучали слова о том, что ей хочется взять охотничье ружье и выстрелить исполнителю в рот прямо на концерте. Позднее блогер смягчил этот пассаж.

Но в комментариях он неоднократно поясняет, что главной его целью было обратить внимание общественности на проблему, которая его, отца двоих дочерей, очень волнует. «Цель рассказа – в призыве к самоцензуре “творцов”», – пишет Бессонов.

«Разумеется, ни на какую самоцензуру творцов надеяться нельзя ни в коем случае, как правильно кто-то написал там же в комментариях: это самые циничные твари. Особенно те, кого успевают подхватывать ловкие продюсеры, дилеры по совместительству – уж они-то своего не упустят в момент раскрученности творца и используют все возможности на нем заработать», – отвечает на это телеведущая и общественный деятель Татьяна Лазарева.

По ее мнению, единственное спасение в данном случае – ответственный подход родителей, причем не в формате «все запретить срочно».

«У меня трое детей, с которыми я проходила многое и продолжаю следить за их жизнью. И я совершенно уверена, что у каждого времени есть свой наркотик и свои возможности из этого времени и из этой жизни уйти.

Причем, наркотики становятся все круче, за ними даже специалистам трудно уследить, я специально подписалась на один паблик в телеграмме, где молодые люди пробуют все на себе – вот прямо ВСЁ – и рассказывают, как это действует. Ни к чему не призывая, впрочем. Но подписаться на него может любой, разумеется. Как и слушать песни Элджея и Фейса.

Все, что я могу сделать сейчас – обсуждать и слушать эти песни и разные паблики вместе со своей младшей дочерью. Да, мне это противно, меня это бесит, мне от этих песен так страшно становится, что моя внутренняя девочка-ханжа зажимает уши и в ужасе убегает. Но я считаю, что моя дочь, которой 12, вполне способна обсудить со мной такое мое отношение и допускает, что я имею на него право, а я готова выслушать ее мнение, принять его, и потом уже согласиться с ним или не согласиться», – пишет Лазарева.

Запретить и обезвредить

Татьяна Лазарева. Фото с сайта zen.yandex.ru

Позиция Татьяны Лазаревой – трезвая и взвешенная, но подход «запретить» пока что превалирует. В российском законодательстве есть статья о противодействию пропаганды наркотиков, именно по ней вполне может проходить творчество таких исполнителей, как уже упомянутый Элджей, а также Фейс, Фараон, Оксимирон, Скриптонит и многие другие представители жанра, знаменитые и не очень.

Согласно действующему законодательству, в случае, если факт пропаганды употребления наркотиков доказан, речь идет о штрафе до 5000 рублей для исполнителя. Возможна также блокировка соответствующих видео на сервисе Youtube и треков ВКонтакте.

Обычно в случае с музыкальными композициями для доказательства используют филологическую экспертизу, инициировать ее могут правоохранительные органы по факту обращения любого частного лица или общественной организации.

Иногда представители правоохранительных органов присутствуют на концертах рэперов и ведут видеосъемку, чтобы иметь возможность зафиксировать нарушения.

Проверяется также соответствие репертуара на концерте возрастному цензу, учитывая наличие ненормативной лексики и прочих скользких тем, он должен быть никак не ниже 18+, но часто его снижают до 12+, поскольку существенная часть поклонников рэп-музыки – несовершеннолетние.

Взволнованные родители, случается, объединяются в группы и пытаются запретить что-то превентивно. Так, например, произошло осенью 2018 года в Нижнем Новгороде. После того, как в интернете было опубликовано обращение, подписанное «родительской общественностью Нижнего Новгорода», местная прокуратура начала масштабную проверку творчества упомянутых в документе исполнителей.

В списке «опасных» артистов фигурировали Элджей, певица Монеточка и несколько групп. Через месяц было вынесено решение о запрете пяти концертов в одном из местных клубов.

Еще один эпизод «борьбы» – попытка запретить трек рэпера Оксимирона после трагедии в Керчи. Потенциально опасной была названа композиция «Последний звонок», в которой автор прямо отсылает своих слушателей к трагедии в школе «Колубмайн».

Песня была записана еще в 2012 году, но внимание на нее обратили лишь по факту бойни в крымском колледже. Активистка Евгения Чудновец направила соответствующее заявление в Роскомнадзор и попыталась добиться блокировки трека в социальных сетях и одноименного клипа на Youtube. ВКонтакте трек действительно найти теперь нельзя, а вот на видеохостинге он легко выпадает в поиске.

Ну и, наконец, самый свежий кейс – это ситуация вокруг рэпера Хаски, который был задержан 22 ноября в Краснодаре. Формально исполнителю вменяют хулиганство: после отмены своего концерта в местном клубе Хаски перед толпой своих фанатов забрался на крышу припаркованного у обочины автомобиля и стал зачитывать свой текст.

В реальности близкие к исполнителю люди говорят о том, что концерт был отменен по причине того, что в творчестве рэпера усмотрели призывы к экстремизму. Запрет концерта и арест вывел ситуацию с рэп-музыкой в России в совершенно иную плоскость.

#Ябудупетьсвоюмузыку

Оксимирон. Фото с сайта lasttango.ru

«В нашей стране участились отмены концертов и запугивание исполнителей. Артистов обвиняют в проблемах общества, ведь это проще, чем заняться решением этих самых проблем. Творчество – это отражение реальности, иногда кривое, иногда правдивое, но никак не сама реальность. Его нельзя понимать буквально», – говорится в обращении, подписанном реперами Бастой, Оксимироном и Noise MC.

Они объединились в одном концерте, чтобы поддержать находящегося под арестом Хаски. Музыканты также запустили в социальных сетях флешмоб, где призвали поддержать свободу слова и свободу творчества под хэштегом #ябудупетьсвоюмузыку.

«Каждый творческий человек должен иметь возможность делиться своим искусством, тем, что он создает в формате, не ограничивающем свободу, если он не вступает в конфликт с законом», – пишет Баста, в миру Василий Вакуленко, на своей страничке в «Инстаграме». При этом исполнитель сам имел в прошлом опыт употребления запрещенных веществ.

«Я употреблял все вещества, тяжелые наркотики употреблял. Это смертельно опасный спорт, как я его называю. 97-98-ой – это года какой-то абсолютной безнадежности, она ощущалась везде», –  признавался Вакуленко в интервью Юрию Дудю.

«Завязать» Баста смог лишь в 2003 году, и с тех пор пропагандирует здоровый образ жизни: «Привели к этому определенные события тяжелейшие, которые привели меня к решению не употреблять вещества. Они обычные – потеря сознания, травма».

Впрочем, на прямые вопросы своих подписчиков о том, правомерно ли использовать в качестве «художественных образов» запрещенные вещества, и является ли это необходимым творческим приемом, Вакуленко на личной страничке не отвечает. Вопрос о балансе между цензурой и самоцензурой по-прежнему остается открытым.

Разумеется, проблема эта появилась куда раньше, чем рэп-музыка: в пропаганде наркотиков в разное время обвиняли таких исполнителей, как Найк Борзов (его «Маленькая лошадка» до сих пор звучит в большинстве источников с запикиванием), группа «Агата Кристи», Земфира. Но у них запикивать было необходимо одно-два слова, в то время как в случае с современными рэперами может получиться, как в том бородатом анекдоте:

– Что он сказал по этому поводу?

– Нецензурную лексику опустить?

– Да.

– Тогда он промолчал.

Кстати, отчасти благодаря поднявшейся в прессе и социальных сетях волне рэпера Хаски выпустили из заключения днем 26 ноября. За это время его коллеги на продаже билетов на концерт в его поддержку смогли собрать 6 миллионов рублей.

Расслабьтесь, это подростковый возраст

Игорь Матвиенко. Фото: РИА Новости

Впрочем, как всегда в случае острой дискуссии отцов и детей, речь часто идет о том, что каждая сторона беспокоится о чем-то своем. «Да вы просто ничего не понимаете», – втолковывают подростки мамам и папам, обеспокоенным, что их чадо слушает неправильную музыку. Попытки закрыть, запретить, отменить, срочно запереть всех под замком, вызывают либо смех, либо острый протест.

Примерно такой была реакция рэп-сообщества, когда композитор и продюсер Игорь Матвиенко заявил, что в России необходимо вообще запретить эту музыку, очень уж она вредна для подрастающего поколения.

«Не только хип-хоп, но и рок, да и вообще большинство песен любых современных направлений могут пропагандировать какие-то пагубные привычки. Давайте тогда запретим все песни, в которых есть упоминание алкоголя и сигарет», – поспешил ответить маститому попсовику солист группы KREC Артем Бровков.

На родительских форумах нет-нет да и всплывет тема под заголовком «Ребенок слушает рэп, что делать?» Претензия сводится к тому, что чадо не просто увлеклось эстетически неприятной музыкой, но и связалось с дурной компанией, испортилось поведение.

«Мой оболтус пристрастился к рэпу, причем не к лучшему его варианту. Музыки ноль, смысла в текстах ноль, зато есть куча матов, и в основном описание того, как какой-нибудь гопник провел свой день, а еще, как хорошо нажраться пива, или нюхнуть, и кого-нибудь избить», – жалуется взволнованная мама.

Основная масса советов звучит стандартно: расслабьтесь, мол, пройдет подростковый возраст и дитя «перебесится». Припоминаются случаи столь же фанатичного увлечения рок-музыкой в 70-е и 80-е годы прошлого века, или сегодняшние родители ударяются в воспоминания: «И мы слушали “Мальчишник” и “Сектор газа”, и ничего – выросли нормальными людьми».

Но оказывается, песни все же имеют на подростков существенное влияние. И рэп-музыка реально может привести к наркомании, таковы результаты исследований, проведенных недавно в США.

Небезобидный рэп

Фото с сайта nidiso.com

Данные, полученные в университете Южной Флориды и опубликованные в начале 2018 года, свидетельствуют о том, что взаимосвязь между музыкой и приемом запрещенных веществ – прямая.

Около 82% респондентов, принявших участие в исследовании, заявили, что хип-хоп однозначно повлиял на их решение впервые попробовать наркотик.

В зоне риска, пишут авторы работы, прежде всего оказались темнокожие американцы поколения миллениалов, поскольку они больше всего отождествляют себя с представителями рэп-культуры.

Исследование ученых университета Южной Флориды касалось, прежде всего, такого вещества как «молли», так на сленге называют наркотик MDMA, синтетический психостимулятор амфетаминового ряда (то же, что экстази). В США сегодня настоящий бум его потребления.

При этом сами рэперы рекламируют в своих песнях «молли» как средство, которое отлично подходит для вечеринок и якобы не несет таких последствий, как более тяжелые вещества.

С коллегами согласны исследователи из университета Беркли. За 10 лет до этого они уже пытались обратить внимание американского общества на тот факт, что рэп-культура не просто ведет пропаганду опасной привычки, а пытается сделать ее максимально привлекательной.

Автор работы Дэннис Херд заявил, что речь идет о намеренном «огламуривании» наркотиков.

«Это тревожная тенденция, поскольку рэп-исполнители являются образцом для подражания для молодежи страны, особенно в городских районах», – пишет Херд. Исследователь перелопатил тысячи текстов рэп-треков за период с 1979 года до 1993 годов. Уже тогда он выявил, что частота упоминаний всего, что так или иначе связано с запрещенными веществами, увеличилась вшестеро.

Окно Овертона уже раскрылось

Фото с сайта drugfoundation.org.nz

Аналогичных исследований в России, увы, не проводится. И в общей массе разных случаев, с которыми приходится сталкиваться наркологам, они так ярко не выделяются. Возможно потому, что врачам просто некогда проводить такое анкетирование, или потому, что музыка далеко не единственная из причин, заводящих молодого человека на эту кривую дорожку.

Но связь все же есть, и говорить о том, что рэп – музыка безобидная, нельзя, считает психолог Алексей Лазарев, руководитель направления помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности Русской Православной церкви. По его опыту, большинство наркозависимых признают, что на их решение об употреблении повлияла та или иная музыкальная культура, тот или иной исполнитель.

«На мой взгляд, здесь речь идет о так называемом окне Овертона. Оно постепенно раскрывается все шире и шире. Люди привыкают к этому и начинают воспринимать как норму.

Буквально недавно я говорил об этом со своими дочерями – им 15 и 20 лет. И вот что показательно: поначалу они не воспринимали мои слова о повсеместной пропаганде наркотиков как что-то серьезное, и отрицали влияние этой пропаганды на молодежь.

Я сказал им: “Подождите, но в моем детстве мы о наркотиках вообще ничего не слышали, а сейчас это просто из каждого утюга”. Современное поколение родилось, живет и развивается в этой субкультуре, когда о наркотиках говорят везде», – рассказывает Лазарев.

Разумеется, речь идет и о широком доступе к информации. Все чаще в соцсетях мы сталкиваемся с рассказами об однократном употреблении запрещенных веществ, которое привело к смерти, как в уже упомянутом выше «Письме к Элджею». И все реже можем узнать о систематическом употреблении.

«Раньше люди употребляли тяжелые наркотики и в процессе по несколько раз попадали в ситуации, когда был шанс задуматься. Сейчас настолько безумные вещества, что после нескольких раз употребления люди сходят с ума, и на радарах наркологов вообще не успевают даже появиться. Сегодня мы регистрируем очень большое несоответствие цифр обращений за наркологической помощью и реальной ситуации с употреблением», – предупреждает Алексей Лазарев.