Вломиться с полицией или насильно убраться в квартире собирателя – только усугубить его проблему. Хордером нужно понимание и психологическая помощь. В мире ее научились оказывать

Фото с сайта nytimes.com

Недавно российские СМИ обошли трагические истории о смерти мальчика-аутиста в московской семье, где мать редко бывала дома, а бабушка страдала от болезненного собирательства (хордерства) и об изъятии трех детей из семьи в Балашихе, также страдающей хордерством.

Соседи первой семьи рассказывали журналистам, что мешали пожилой женщине приносить домой пакеты с подобранными ей вещами. И корреспонденты, и жильцы вкладывали в рассказ смысл: соседи как могли пытались спасти семью от деградации. Однако, оказывается, они были в корне неправы.

Дело в том, что мешать хордеру, стыдить его или взывать к его чувствам, это значит давать проблеме новый и новый виток развития. Вы не исправите хордера таким образом, сделаете только хуже. Его страх, боль и все большая замкнутость приведут к новой горе хлама у него, а в итоге к новому нашествию тараканов у вас.

Мусор в доме – симптом болезни

Фото с сайта psychiatryadvisor.com

Всемирная организация здравоохранения признала в 2013 году и подтвердила спустя пять лет, что хордерство – это болезнь, а не девиантный образ жизни. Вначале ее считали вариантом обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), но летом 2018 года выделили в отдельное заболевание.

ОКР – это когда от навязчивых мыслей и состояний (обсессий) пытаются избавиться при помощи навязчивых действий (компульсий). Например, вы боитесь, что умрете (обсессия), если не переступите через порог трижды. И вот вы вышли из дома, переступили порог дважды (компульсия), ушли, вспомнили, что надо переступить еще раз, вернулись, повторяете действие (компульсия) и идете по своим делам. ОКР нередко страдают гении и знаменитости, а их расстройство принимают за перфекционизм и эксцентричность человека с исключительными способностями.

У хордерства много общего с ОКР, однако есть и принципиальные различия. В ОКР обсессии обычно неожиданно возникают и повторяются, у хордеров одержимость накопительством становится постоянной, «ноющей» составляющей их образа жизни, хотя ее и гасят компульсией, когда подбирают вещь, приносят домой.

Многие хордеры готовы отстаивать свою обсессию как правильное поведение. Например, они «спасают вещи от гибели на помойке» или «будут использовать ценную вещь, которую выбросили расточительные и безответственные люди», «забирают домой бродячих животных» и т.п.

У хордеров затруднено принятие решений и они оказываются пленниками последствий своего собирательства.

Человеку может не нравится захламленная квартира, но он приносит новые и новые вещи, и не может принять решение, что выбросить или как убраться.

Со временем у него просто не достает физических сил на уборку. Они стесняются приглашать к себе знакомых, боятся других людей, которые их не поймут, все больше уходят в свой мир, снова собирают. Спираль делает новый и новый виток.

В 2008 году проводились исследования генетической предрасположенности к хордерству, которые показали возможность его связи с геном NTRK 3.

В США хординг отмечается у 1/4 пациентов с ОКР. Среди же самих хордеров 92% людей страдают ОКР и другими психическими расстройствами, в т.ч. депрессией и деменцией.

Хордеры отличаются от одержимых манией коллекционирования. Коллекционерам важно продемонстрировать другим или самим наслаждаться обладанием вещи. Хордеры успокаиваются после того, как принесли вещь домой и часто забывают о ней до того, как ее пытаются у них забрать.

В России статистики по хордерам не найти. На Западе дела обстоят лучше, но и там оценки числа хордеров приблизительные и поступают либо от организаций, оказывающих помощь, либо от университетских исследований. Национальных опросов и полевых исследований хордерства, аналогичных оценкам числа бездомных, алкоголиков или наркозависимых, не проводилось. Многие случаи хордерства остаются неучтенными, потому что большинство собирателей не обращается за помощью.

Портрет собирателя

Фото с сайта imagenesmy.com

Реальные и потенциальные хордеры — это примерно 2-5% населения в странах Запада. В странах, где долгое время был дефицит, которые пережили стихийные бедствия или политические потрясения, или где силен консьюмеризм и неуверенность в завтрашнем дне, число хордеров может быть больше. В Гонконге в 2017 году проводилось исследование, которое показало, что 57% жителей – шопоголики и потенциальные хордеры.

В России таких исследований нет, но достаточно вспомнить балконы пятиэтажек или гаражи вполне психически здоровых людей в позднем СССР, запасы соли-сахара-спичек-сигарет, чтобы представить: у нас предрасположенность к хордерству может оказаться сильнее, чем на Западе.

Первые признаки хордерства обычно проявляются в 11-15 лет как вполне невинное коллекционирование. В раннем детстве его предшественником может стать сильное нежелание расставаться с вещами, их одушевление. В полной мере оно может начаться в среднем возрасте как накапливание ненужных вещей, и будет прогрессировать, к старости превратившись в болезненную зависимость, симптомы будут проявляться ярче год от года.

Если родители склонны к собирательству, то повышается вероятность, что оно передастся детям. Однако 2/3 хордеров в США одиноки. Кто-то никогда не был в браке, или развёлся или овдовел, и живет отдельно от детей.

Мой дом – моя помойка: почему старики становятся хордерами

Психолог-хордер: стресс запустил болезнь

Фото с сайта life-pod.co.uk

Среди хордеров встречаются психологи, которые отдают себе отчет в своем состоянии. В середине 2000-х группа студентом Колумбийского университета (Нью-Йорк) стала исследовать проблему хордерства и создала сайт hoardhouse.com (http://hoardhouse.com/), где давались советы родственникам хордеров, а хордеры делились своими историями. Среди них своим рассказом о жизни по ту сторону добра и зла поделился психолог и хордер Джордж Лентей.

Мальчиком он любил коллекционировать все, что ни попадется под руку – марки, монеты, камешки. Когда он стал студентом колледжа, то его коллекция пластинок насчитывала более 1000 экземпляров. Страсть к коллекционированию в нем жила, но сильно за рамки допустимого не выходила.

Все свою взрослую жизнь Лентей работал школьным психологом, был три раза женат, ушел на пенсию и открыл небольшой бизнес по обслуживанию холодильных установок.

Утром 11 сентября 2001 года он оказался по делам в северной башне Всемирном торговом центра. Он успел убежать, когда в небоскреб врезался самолет, но порвал сухожилие на ноге. Тяжелое восстановление, боли в ноге и пережитый ужас подкосили его.

Джордж стал закупать жбаны с питьевой водой, сухие пайки, инструменты, одежду на случай стихийного бедствия или теракта. Он был уверен, что в случае масштабной катастрофы в городе наступит хаос, и только собственный запас поможет ему выжить. На некоторое время он даже переехал из Нью-Йорка в сельскую местность, потому что ему потребовался большой дом для хранения накопленного.

Семь лет он прожил, то деградируя, то восстанавливаясь, пока наконец не осознал, что у него все признаки хордерства и не прошел курс лечения, который позволил ему держать свое собирательство под контролем.

Вещи «отправляются в командировку»

Фото с сайта tvinsider.com

Многие организации, которые помогают хордерам в США, Великобритании, Германии и других странах, были созданы людьми, которые сами пытались помочь своим родственникам-собирателям.

Логотип организации Help for Hoarders — сердце, сложенное из мусора. Ее основательница теле- и радиоведущая Джасмин Харман выросла в многодетной семье. Спусковым крючком для начала накопительства ее мамы Васуллы была смерть отца и переезд с Кипра в Англию.

В юности Джасмин очень стеснялась своего дома и всей душой старалась вырваться из этого окружения. В 2009 году ее младший брат Камерон был вынужден переехать к своей сестре Марии, потому что просто не мог жить в заполненной мусором доме. Для Васуллы это событие стало моментом отрезвления: она нашла в себе силы признать свою болезнь и то, что надо меняться.

В 2011 году Джасмин сняла для BBC документальный фильм о своей семье «Мама-хордер и я», который вызвал большой резонанс.

Вдохновленная откликами, журналистка основала Help for Hoarders, а в 2018 году стала патроном единственной в стране профильной благотворительной организации HoardingUK. В мае 2018 года в Великобритании впервые прошла Неделя хордеров (Hoarding Awarness Week) и национальная конференция по хордингу, устроенная HoardingUK.

На сайте Help for Hoarders.сo.uk можно прочитать материалы о том, как хордеру помочь самому себе (уточняется, что это будет только начало пути, осознание, а в одиночку не справиться), там же есть форум и комментарии экспертов.

Похожая история у Джо Кокка, директора британского центра помощи хордерам Hoarding Disorders. Кокк основал эту организацию, а также фирму по уборке у хордеров после того, как умер его отец-хордер.

Кокк-старший жил во время Второй мировой войны, он помнил трудные времена и старался сберегать вещи. Год от года его запасливость росла: в результате после его смерти сын смог навести порядок в родительском доме лишь за четыре дня.

Тогда Джо Кокк подумал, что таких людей может быть много, и в отношении их сущетвует множество стереотипов. Он даже написал книгу «Понять хордера» (Understanding hoarder), в которой стремится развеять стереотипы об этих несчастных людях.

Hoarding Disorders предоставляет полный цикл помощи хордерам – от психологической помощи до очистки помещения.

В Баварии более 15 лет действует организация, похожая по типу и задачам. По-немецки хордер называется «месси» (messie), и поэтому она называется Messie Hilfe Team. В наибольшей степени они заточены на очистку, которую проводят на коммерческой основе при условии, что владелец жилья на нее согласен. При этом Messie Hilfe проводит встречи хордеров, на которых они могут поделиться своими страхами и переживаниями, а также могут организовать психологическую помощь.

Для хордеров очень болезненно осознавать, что их вещи будут выбрасывать на помойку. И Hoarders Disorders, и Messie Hilfe сотрудничают с благотворительными организациями, которые принимают пожертвования вещами. Хордерам перед уборкой тактично объясняют, что их запасы смогут приносить пользу другим людям, что вещи не погибнут, а как бы отправятся в рабочую командировку, что им будут рады и с ними будут аккуратно обращаться.

8 шагов помощи

Хордер — бездомный. Фото с сайта housingjustice.org.au

Существует много методик помощи хордерам, которые близких по сути и последовательности действий. Они похожи на ту последовательность из 8 шагов, которую применяет Джо Кокк, поэтому приведем именно ее:

  1. Индивидуальная встреча и оценка состояния, можно посмотреть сам дом или фото, обсудить положение с самим больным, его семьей или организацией, которая хочет ему помочь и вместе разработать стратегию помощи. Предусмотрена «форма-ледокол» для тех, кто стесняется говорить о накопительстве или не знает, как описать проблемы и может упустить важные детали. Это анкета-тест, в котором пациент, член его семьи или знакомый может поставить галочки напротив тех фраз, которые соответствую его положению, если он стесняется начать разговор о хординге. Cтепень хордерства может различаться от легкого собирательства до полной непригодности жилья для жизни, когда у хордера буквально не остается места, где спать, а санузел не функционирует. Особенно впечатляет городского жителя перечисление живности, которая заводится у хордеров от грязи. Встречаются даже змеи.
  2. Психотерапия, очищение от эмоциональной привязанности к хордингу. В своей работе Hoarding Disorders использует методы конгитивно-поведенческой терапии, технику эмоционального освобождения. То, что именно когнитивно-поведенческая терапия – основной метод помощи хордерам подтверждает и Американская психиатрическая ассоциация: «Во время когнитивно-поведенческой терапии люди постепенно учатся выбрасывать ненужные предметы с меньшими переживаниями, уменьшая свою потребность в них или желание спасти эти вещи. Они также учатся совершенствовать организованность, принятие решений и способность к расслаблению. Для некоторых пациентов могут быть полезны и лекарства».
  3. Личная идентичность. Помощь в осознании «кто я без всех этих вещей», возвращение в общество, увлечения, активная деятельность
  4. Помощь в очистке помещений. Это всего лишь часть помощи, и не с нее стоит начинать. Она не может быть толчком к изменениям: не бывает так, что хордер не мог решиться убраться, ему помогли и дальше все пошло хорошо. Нет! Уборка подействует только в том случае, если сам хордер хочет измениться, и уже проходит психологическую реабилитацию. Если провести очистку помещения насильственно или уговорить на нее хордера даже манипуляциями , то это даст лишь кратковременный эффект, а потом накопительство продожится.
  5. Составление нового плана жилья. Вместе с самим хордером и семьей специалисты разрабатывают новый план его жилья, расстановку мебели, мест хранения так, чтобы ему было удобно, и дом не был захламлен. Этого плана он должен придерживаться в дальнейшем.
  6. Сортировка и расстановка вещей по плану.
  7. Встреча. После того, как жизнь изменилась, хордер, один или с семьей встречается с психологами, чтобы вместе проанализировать, насколько ему удалось побороть свою привычку.
  8. Дополнительная встреча, одна или несколько. Нужна тогда, когда проблемы в поведении сохраняются или возвращаются.

Общие принципы возвращения хордеров к нормальной жизни: забота, понимание и тактичность. Также важен срок обращения за помощью. Чем раньше, тем проще будет терапия, не нужно тянуть.

Хотя социальные психологи сомневаются в том, что хордерство полностью излечимо, есть шансы зафиксировать это состояние на уровне, когда привычка собирать вещи будет если не полностью сведена на нет, то перестанет мешать жизни самого хордера и его окружения.

Болезнь нового века

Фото с сайта spokesman.com

У хордерства большие «перспективы» в XXI веке. Увеличивается продолжительность жизни и число пожилых людей, а склонность к собирательству растет с годами. Все быстрее становится темп перемен – накопительство может быть попыткой обрести в вещах чувство стабильности и защищенности.

Массовая культура диктует постоянную замену старых вещей новыми, капсульные коллекции каждый месяц вместо сезонных, новый смартфон каждый год. Когда почти новые, чистые вещи оказываются на помойках, будет ли собиратель воспринимать их как хлам или как хорошую вещь, которую выбросили транжиры, а он спас?

В России сейчас нет опыта помощи хордерам, не развиты специализированные организации, нет специалистов. На Западе тоже не всегда была помощь хордерам. И там есть большой негатив по отношению к ним, но многое изменилось. Нам повезло, что у нас перед глазами есть чужой опыт, исследования и наработки. Важно их применять, адаптируя под наши реалии. Должны развиваться и проекты по правовой помощи – и хордерам, и их соседям, чтобы люди знали, как мирно сосуществовать в правовом поле, с уважением к чужой частной жизни и собственности.