В день памяти о начале страшной войны хочется не маршировать по проспекту, бряцая оружием, а вспомнить о настоящих подвигах. По-другому посмотреть на тех, кто рядом

TA

Токтогон Алтыбасарова (1924 -2015), принявшая на своё попечение в годы Великой Отечественной войны 150 эвакуированных детей из блокадного Ленинграда

Недавно умерла Токтогон Алтыбасарова, жительница Киргизии, которая во время Великой Отечественной войны опекала 150 детей из блокадного Ленинграда! В начале войны ей было всего 16 лет, позже она также родила 8 кровных детей. Все СМИ, писавшие о смерти этой женщины, отметили, что «президент республики Киргизия выразил соболезнование семье и близким».

В связи с этим, конечно, возникает вопрос – где воздвигнут памятник Токтогон Алтыбасаровой у нас? В Петербурге или Москве? В начальный период войны, по официальным данным, в Киргизию было эвакуировано более 140 тысяч человек, из них 16 тысяч – из Ленинграда. Больше половины – дети, многие были одни. А еще были другие республики бывшего СССР – нынешний Таджикистан и Узбекистан.

В связи с появлением на разных сайтах краткой заметки о смерти жительницы Киргизии, я вспомнила историю, которую буквально в мае – накануне празднования дня Победы – рассказала мне наша соседка по даче. Она узбечка, работает с мужем в очень богатом доме у пожилой пары. Хозяева отличаются непростым характером, но удивительно хорошо относятся к своим помощникам по хозяйству. Дарят им подарки, помогают с регистрацией, покупают авиабилеты их детям из Узбекистана в Москву, чтобы летние каникулы семья могла провести вместе.

Для меня всегда было загадкой, почему суровые и, можно сказать, надменные люди так душевно и тепло относятся к своим работникам. Оказалось, что причина этого отношения – в прошлом, в детстве.

Хозяйка большого дома родилась незадолго до начала войны, по всей видимости, в Ленинграде. Ее – маленькую девочку – отправили в эвакуацию в Ташкент. Поезд ехал долго, она помнит, как сидела в вагоне неделями, а сверху бомбили. Наконец приехали в Ташкент – голодные, никому не нужные, чужие русские дети.

Но в Узбекистане, как говорят мои знакомые узбеки, «не делят детей на своих и чужих». Девочку, а также еще 13 (!) детей из этого поезда, взяла к себе в 2-комнатный домик одна узбекская семейная пара. Всю войну они растили 14 русских детишек, после войны часть детей нашли их родители и забрали, а у нашей героини родители не нашлись, видимо, они погибли.

Так она и осталась русской дочкой узбекских папы и мамы. Выросла в Ташкенте, закончила школу и институт, познакомилась с будущим мужем, его семья также уехала в Ташкент в эвакуацию (их было 11 детей в семье). Они поженились.

Сейчас оба – люди пожилые, обеспеченные, все у них в жизни сложилось хорошо, есть собственные дети и внуки, живут в огромном доме с таким садом, как на картинках в дорогих журналах, у них породистые собаки и большой джип. И при всем при этом – огромная любовь и благодарность узбекским родителям, благодаря которым они выжили будучи маленькими детьми, почти раздавленными страшной войной, и желание вернуть долг своему приемному народу.

Сейчас часто можно услышать ностальгические высказывание о жизни во времена Советского Союза – тогда была бесплатная медицина, доступное образование и расцвет науки. Я не разделяю этой ностальгии. Слишком дорогую цену заплатили мы за этот расцвет. Кроме того, я лично помню, как мои родители прятали чемодан с книгами, по ночам к нам заходили незнакомые люди, чтобы отдать одну машинописную книгу и взять другую, я помню, как мой папа привозил из-за границы журналы, каждый раз рискуя стать невыездным. Много-много всего было тогда такого, что перекрывает навсегда восхищение тем временем, но одно было хорошо.

Во времена моего детства и юности никогда не было позорного разделения на русских и прочих. Мы жили в одной стране и были одним целым этой страны. Разные, но близкие друг другу, мы вместе защищали ее от врагов.

В день памяти о начале страшной войны хочется не услышать тот вой сирены по телевизору, не промаршировать по проспекту, бряцая оружием, а вспомнить об этой близости. И по-другому посмотреть на тех, кто рядом.