В Москве начал работать новый проект для адаптации дошкольников с расстройствами аутистического спектра – группа в детском садике образовательного комплекса №1298

980552_572980199430473_737938215_o

Елена Багарадникова. Фото: facebook.com

О том, как родители детей-аутистов могут обеспечить для них дошкольное образование, которое не только будет комфортным, но и поможет войти в обычную детскую среду, порталу «Милосердие.ru» рассказала руководитель РОО «Контакт» Елена Багарадникова.

Что это такое?

– Наш проект – аналог ресурсного класса в дошкольном учреждении, в детском саду. Он отнюдь не первый в Москве. Группы в детских садах, где детей с РАС готовят к вхождению в обычную детскую среду, и есть сама подготовленная принимающая среда, отсутствуют как массовое явление, но они есть. Например, есть хороший проект, который делается в школе №1465 – дошкольное отделение к работающим там классам с ресурсной зоной.

Мы тоже помогаем родительским группам и образовательным учреждениям открывать новые ресурсные классы, и не первый год этим занимаемся. И поэтому мы понимаем, что инклюзия должна начинаться до школы.

Если у ребенка не была такого опыта – приходится наверстывать упущенное в школе, и на это уходит очень много времени. Чем раньше начать работу по включению ребенка в нейротипичную среду, тем лучше результаты, это закономерность, которая подтверждена многолетней педагогической практикой.

Зачем это нужно?

Почему нужны особые ресурсные группы, если возможности для инклюзии и так должны предоставляться всем желающим в обычных детских учреждениях? Ребенок с РАС сможет получить по рекомендации ПМПК занятия с логопедом, психологом, педагогом. Но для инклюзии нужно, чтобы ему помогали в процессе взаимодействия с другими детьми.

Плавать учатся в воде, и никак иначе. Но чтобы учиться «плавать», нужен постоянный тренер, который обучит этому ребенка, и не даст ему как самому «утонуть» в процессе этого обучения, так и других «утопить».

Детям с аутизмом, которые идут в школу, на ПМПК вписывают в рекомендации предоставление тьютора, но только для школьников. Как следует из нормативных документов, в детских садах осуществляется в основном «присмотр и уход», и такой квалифицированный работник, как тьютор, там не нужен. Максимум чего можно добиться по закону – предоставление услуг ассистента, оказывающего техническую помощь.

Но ведь у ребенка с аутизмом «западают» социальные навыки, – коммуникация, совместная игровая деятельность. Для того, чтобы их освоить, ребенку с РАС необходимо обучение: кто-то должен быть «проводником», «переводчиком», «тренером».

У тьютора – сложная задача: помогать ребенку становиться все более и более самостоятельным. Ребенка нельзя бросать практически ни на минуту. На первых этапах он нуждается в постоянной, а не эпизодической помощи и поддержке.

При этом тьютор не подменяет педагога, психолога, воспитателя, у него своя функция. Это человек, который выстраивают дружелюбную, принимающую среду вокруг ребенка, служит проводником между ним и окружающим миром, позволяющим эффективно выстраивать коммуникацию. Цель работы тьютора – сделать, чтобы он был в конечном итоге не нужен, чтобы ребенок смог сам обходиться без этой поддержки.

Конечно, ребенку с РАС жизненно необходимы занятия с командой логопедов, психолога, дефектолога – как раз это у нас в саду такая команда есть и ее услуги оплачиваются государством.

Но вот тьюторского сопровождения и супервизии тьюторов государственное учреждение нам пока предоставить не может. Для того, чтобы оплатить их работу, мы начали сбор пожертвований на planeta.ru.

Как это работает?

Какие методы в работе с детьми мы используем? Я считаю, что не надо пренебрегать и тем, что умели делать хорошее дефектологи, логопеды, психологи еще до того, как в Россию стали массово завозиться зарубежные методики. Все лучшее, что отечественные специалисты наработали за долгие годы, должно применяться. Из зарубежных методов популярна ABA-терапия (прикладной поведенческий анализ) и она – метод «первого выбора» для школьников.

В любом случае, каждый тьютор, независимо от того, где и с каким ребенком из спектра он работает, должен иметь в своем арсенале эту методику. В саду также необходимо применять игровые методы взаимодействия, например, разработанные в рамках модели Flortime. И применение комплекса методик, «жонглирование» ими с учетом особенностей ребенка дает наилучшие результаты и помогает максимально индивидуализировать маршрут.

Справка
Программа Floortime лежит в основе терапевтической модели DIR (Developmental – развивающая, Individual differences – учитывающая индивидуальные особенности, Relationship-based – основанная на построении отношений), которая рассчитана на детей младшего и школьного возраста, имеющих различные трудности в развитии, включая расстройства аутистического спектра, а также их семей.
Эта программа включает работу над всеми функциональными уровнями развития, которые выделяются в модели DIR. Она учитывает индивидуальные особенности ребенка в обработке информации и направлена на создание такой обучающей среды, в которой ребенок будет продвигаться в своем развитии, отталкиваясь от тех навыков и умений, которыми он уже обладает.

Инклюзия начинается постепенно. Ребенок включается в деятельность «обычной» группы в зависимости от того, насколько он это может делать. Потихоньку количество действий и время его пребывания в группе увеличивается. То есть, сначала привыкание, какие-то индивидуальные занятия, включение в какие-то самые интересные моменты, занятия (рисование, лепка, лего и др.), игру, физкультуру – искать то, что ребенка может «зацепить».

Наличие ресурсной группы или зоны позволяет наиболее безболезненно включать ребенка с особенностями в нейротипичную среду. В этой зоне проводятся занятия по индивидуальной программе в режиме один на один, а также групповые занятия для этой особенных детей.

Туда могут приглашаться «обычные» дети, чтобы у них установились связи, была возможность привыкнуть, подружиться, а потом водить уже наоборот, этого особенного ребенка в обычную группу, где у него уже есть свой круг общения. В этой модели все должно использоваться вариативно, мягко, аккуратно, постепенно. Чтобы ребенок чувствовал себя максимально комфортно, и можно было бы расширять его взаимодействие с другими все дальше.

Как этого добиться?

Как должны действовать родители детей-дошкольников с РАС, которые хотят дать им такие возможности? Наша организация, как и большинство подобных проектов, «выросла» из запросов родителей.

Собираются родители, обходят ближайшие школы, находят директора, который готов на эксперимент. Все это остается в рамках законодательства: в общем-то, что не запрещено, то разрешено. Директор особо ничем не рискует. И если он согласен на такой эксперимент, начинается работа.

Родители доносят до него все, что они узнали из действующих проектов, приглашают посмотреть на то, что уже есть в других образовательных комплексах. Как работают ресурсные классы, по каким методикам, на какие нормативные документы все это опирается.

Вот короткая инструкция для родителей, которую мы составили.

Так же – и с детскими садами. Если родители объединяются – это наиболее эффективный способ. Если привести в садик одного такого ребенка, то вряд ли что-то сложится (хотя и здесь бывают исключения). Либо это должен быть сад, где понимают и знают, что такое инклюзия, либо необходимые специальные образовательные возможности можно получить в коррекционных и комбинированных группах детских садов.

После того, как достигнута принципиальная договоренность с образовательным учреждением, начинается процесс подготовки: обучение, поиск специалистов, создание ресурсной зоны. За год, если начать даже сейчас, можно к следующему году «заготовить» себе такое местечко.

Создание подобного сервиса не в последнюю очередь связано с возможностью найти единомышленников. Наша организация помогает родителям найти друг друга или понять последовательность действий. Нередко бывает нужна помощь в построении образовательного маршрута ребенка. Если что-то где-то не ладится, будем искать решение вместе.

Еще мы знаем, где уже идут такие процессы, инициированные с нашей помощью или родителями самостоятельно. Мы стараемся отслеживать реализацию таких инициатив, собираем базу, которой готовы делиться.

Если к нам обращаются, мы рассказываем, что нужно, чтобы построить такую структуру там, где им хочется, выезжаем на переговоры в школы. Все мы разные: у кого-то есть силы построить все буквально в одиночку, а кто-то хочет присоединиться к более пробивному и сильному проекту и помогать тому, кто уже доказал, что что-то может.

Что может, и чего не может дать государство?

Законы позволяют использовать для инклюзии ресурсы госучреждений, если к этому будет готово их руководство (директор может взять в штат тьютора, так как имеет право формировать штатное расписание. Однако не факт, что при отсутствии заключения ПМПК, к нему не будет вопросов, на каком основании он это делает).

Потребности детей с РАС в любом случае больше того стандарта, который готово обеспечивать государство. Как уже говорилось, текущее законодательство недостаточно, чтобы полностью обеспечить инклюзию (да и коррекционное образование).

Если бы это была школа, мы бы, скорее всего, добились, чтобы наших тьюторов взяли в штат – это было бы по закону. Руководство образовательного комплекса, к которому относится детский сад с нашей ресурсной группой, готово взять со следующего учебного года тьюторов в штат.

Мы – не первые, кто создает в детском саду условия для инклюзии детей с РАС. Но мы – одни из первых, кто начал публичные сборы средств на привлечение необходимых сотрудников – тьюторов. Те, кто работают в благотворительности, знают, что это одна из самых сложных для сбора средств тем, потому что это выглядит менее эффектно чем, допустим, разовая покупка чего-то необходимого для ребенка. Как для юридических лиц, так и для физических обычно это мало привлекательно из-за двойного налогообложения.

Но решать этот вопрос все равно надо, иначе все эти расходы ложатся на родителей детей с аутизмом. Это большой вопрос, и его нужно вывести из тени. Мы считаем, что нужно добиваться того, что положено по закону (и люди должны знать свои права, это тоже большая работа).

Если же по мнению юристов добиться необходимого не получается, а объективная необходимость в специалисте есть, нужно задействовать все пути решения вопроса: обучать имеющихся специалистов, волонтеров, самих родителей, привлекать деньги для того, чтобы закрыть образовавшуюся финансовую «брешь», привлекая сторонних специалистов. Ведь семье и ребенку некогда ждать позитивных изменений в законодательстве.

Самое оптимальное – действовать вместе с другими НКО, с самими родителями и, конечно, работая с государственными структурами. Такая деятельность – часть нашего более глобального проекта по социальному продюсированию.

Его задача – помочь семьям, воспитывающим детей с расстройствами аутистического спектра, найти оптимальный маршрут: в получении образования, в медицине, в реабилитации… И на этом маршруте – получить от государства все необходимое, что можно получить по закону.

А для того, что получить от государства нельзя – найти другие источники и возможности, чтобы помочь семьям, воспитывающим детей с особыми образовательными потребностями.

Это только первый шаг

Если мы в ходе реализации проекта докажем, что присутствие тьютора в детском саду – не роскошь, а необходимость, то, возможно, нам удастся добиться изменений и включить тьюторское сопровождение в тот набор спецусловий для дошкольника, который будет обеспечиваться государством.

Мама одного из детей, для которых затевался проект, Виктория Пенькова, немало сил вложила в то, чтобы в этом году в дошкольном отделении школы №1298 Куркино был запущен инклюзивный проект для детей с расстройствами аутистического спектра. И родители, и руководство образовательного комплекса уверены, что он станет стартовой площадкой для других дошкольных учебных заведений нашего округа.

Виктория Пенькова, мама ребенка с РАС:

– Актуальность данного проекта очевидна. По современной статистике, каждый 68-й ребенок в мире рождается с диагнозом РАС. Такие дети имеют право на получение образования, как и их нормотипичные сверстники. Однако им требуются специальные образовательные условия.

Чем раньше ребенок с особенностями получит возможность комплексного взаимодействия с социальной средой и возможности для своего развития, тем больше ребенок получает опор для своей дальнейшей, в том числе самостоятельной жизни.

Такие проекты уже работают, в том числе и при участии РОО помощи детям с РАС «Контакт» в школах разных районов Москвы в начальном и среднем звене, но мы решили подойти к этому вопросу более обстоятельно.

Мы считаем, что для начала необходимо организовать специальные условия в дошкольном отделении. Это поможет детям пройти путь адаптации и развития в период подготовки к школьному обучению, комфортно войти в школьное пространство и преодолеть сложности, связанные с дефицитами. А также поможет правильно подготовить других детей, педагогов и родителей к успешному взаимодействию с детьми с ограниченными возможностями здоровья.

К настоящему моменту мы имеем в штате отличную активную доброжелательную команду энтузиастов и неравнодушных профессионалов! В дошкольном отделении школы №1298 «Карамельки» создана ресурсная группа. Это помещение, где особенным детям помогают компенсировать их дефициты и готовят к постепенному и поддерживаемому вхождению в общую среду сверстников.

Ключевые фигуры в реализации этой программы – это тьютор и супервизор. Ребенку с аутизмом, у которого отставание в развитии речи, низкая социальная мотивация, гипер- или гипо- чувствительность к отдельным раздражителям, сложно установить контакт со сверстниками без помощи взрослого.

Для таких детей тьютор – своего рода связующее звено, между основными участниками инклюзивного процесса – самим ребенком, сверстниками, воспитателем и родителями ребенка.

Работа супервизора АВА (прикладной анализ поведения) заключается в корректировке программы для детей, обратной связи по работе тьюторов и специалистов, консультировании родителей по возникшим вопросам и специалистов по возникшим вопросам.

Именно эти ключевые позиции тьюторов и супервизора пока в нашем проекте не финансируются государством.

На данный момент, мы считаем, что нам потребуется не больше двух заочных и двух очных встреч в месяц. То есть супервизор два раза в месяц будет приезжать к нам в детский сад и смотреть, как мы работаем, поправлять работу тьюторов и специалистов, помогать в обучении сотрудников детского сада.

А другие два раза в месяц мы будем заочно обсуждать конкретные случаи и решать наиболее актуальные проблемы.

Это позволит приобрести опыт работы с супервизорами, описать его, понять его место в образовательном учреждении и уже на следующий год вывести тьютора и супервизора на финансирование в бюджет образовательного учреждения.

Я от лица нашей общественной организации и как многодетная мама обращаюсь к вам с просьбой о поддержке.

С радостью ответим на любые вопросы.

Читайте также:

Инклюзия аутистов: московская школа проводит уникальный эксперимент

Инклюзивное образование: не строиться под «норму»