Рак и коммерческая медицина

О плюсах и минусах российских коммерческих клиник для онкобольных – директор фонда «Подари жизнь» Екатерина ЧИСТЯКОВА

165ea67fbcec14c27137bef172fa4d58 (1)
Фото: freemediagoo.com

Начну с истории одного нашего пациента, который теперь уже умер. Закончу небольшим обзором плюсов и минусов коммерческой медицины.

У нас был больной. Очень тяжелый. С диссеминированной формой рака. Метастазы везде: к костях, по внутренним органам. Ему было очень больно, он нуждался в наркотическом обезболивании, которое ему, слава Создателю, кололи. Было ясно, что его не вылечат. Надеялись, что удастся затормозить развитие опухоли химиотерапией или облучением, и то – если повезет. Ну или хотя бы состояние стабилизируют — пациент был просто дома, и официальная медицина его к себе не принимала: посылали из одной больницы в другую.

Мы звонили по поводу этого больного в некоторые московские больницы. Но он тяжелый, был Новый год на носу, и, в общем, положить его куда-то можно было, только выкрутив руки больницам. И не факт, что был бы морфин доступный вне реанимации. И много еще что – «не факт», а больной тяжелый.

Госпитализировали в Одну платную клинику (ТМ) . По телефону нас заверили, что морфин есть, химиотерапию проводят. И вообще, известно, что в Одной платной клинике (ТМ) врачи опытные, многие – из государственных федеральных центров. Если что-то возможно сделать для больного – они сделают, они умеют.

В общем, попал наш больной в Одной платной клинике (ТМ) в реанимацию практически на следующий день после госпитализации, в воскресенье. И оказалось, что в реанимацию маме можно только каждые два часа на 15 минут. Парню 19 лет. Но уверенности, что ему когда-нибудь будет 20, не было ни у кого, кроме мамы. Ситуация тяжелая.

Звоню главврачу.

Да, в Одной платной клинике (ТМ) такие правила, что в реанимацию можно только на 15 минут каждые два часа. Да, возможно, в понедельник пациент улучшится, и можно будет перевести его в палату, куда пустят маму. А возможно, он никогда не улучшится, и тогда это 15 минут каждые два часа – уже навсегда.

Нет, никаких исключений из правил сделать нельзя, потому что нельзя.

Одна платная клиника (ТМ) уже больше 10 лет на рынке, и все клиенты довольны платными услугами, и никто не жаловался. И во всем мире в реанимации родственников не пускают. А если где и пускают, то это тоже такие правила, а правила устанавливаются администрацией. У себя в Одной платной клинике главный врач правил менять не будет, потому что все клиенты довольны. Мы, видимо, первые такие капризные.

Однако, то ли мои взывания к гуманизму помогли, то ли обещание немедленно забрать больного в Другую платную клинику и моя же страшная клятва испортить репутацию той клинике, где в реанимацию не пускают… В реанимацию маму все-таки тогда пустили. Но в конце концов пациента пришлось все-таки забрать в Другую платную клинику — обезболить не смогли.

Это одна из последних наших историй, связанных с коммерческой медициной. Обычно истории бывают не такими драматичными. Чаще — даже благополучными. Так или иначе, фонд вынужден бывает пользоваться услугами коммерческих клиник, где лечат рак. Часто они — единственная наша палочка-выручалочка.

Что в них хорошего?

— Могут грамотно провести лечение.

— Могут оперативно госпитализировать очень тяжелого больного.

— Работают в новогодние каникулы (а государственные больницы, особенно федеральные свежих тяжелых больных госпитализируют во второй половине декабря с огромным скрипом).

— Могут обезболить – есть морфин.

— Выполняют (и успешно!) сложные хирургические манипуляции и лучевую терапию тогда, когда государственные отказывают больному с формулировкой «мест нет» или по причине тяжелого соматического состояния пациента с формулировкой «приходите, когда больной стабилизируется».

— Комфортные палаты, любезный персонал.

Что может быть плохого?

— В выставленных предварительных счетах (и потом окончательных) часто бывают лишние позиции – а это напрасная трата денег.

Например, у нас ребенку на 6 недель лучевой терапии расписали 6 консультаций онколога и 6 – педиатра, два КТ и два МРТ. Пришлось оставить шестерых педиатров без обеда и вдвое уменьшить количество диагностических процедур.

— Обезболивание часто бывает в неоптимальных формах (в инъекциях), и нередко неадекватно – боль не проходит, а верить больному на слово врачи не везде приучены, с подбором схем обезболивания знакомы слабо. Хорошо и грамотно обезболивают только в ЕМС.

— Не ясно, почему нельзя обеспечить присутствие родственников в реанимации? Конечно, опыта такого у врачей клиники нет, но ведь есть, где этому научиться, если задаться целью. Эта услуга не требует от клиники затрат, зато какое конкурентное преимущество! В ЕМС в реанимацию обычно пускают.

— При наличии у больного задолженности по оплате лечения клиники грозят не отпустить больного или не дать эпикриз на руки при выписке (или если клинике кажется, что задолженность может возникнуть). Фонд платит исправно, и нам, конечно, неприятно, что наших больных тоже «обижают», если фонд не торопиться дать гарантии оплаты. «Не фондовским» больным грозили прервать лечение, когда деньги уже закончились из-за осложнений, а лучевая терапия еще продолжалась. Ничего не поделаешь, бизнес есть бизнес.

— Не советую ложиться в коммерческую клинику для лечения лейкозов – могут быть проблемы с переливанием крови. Так как по закону заготовкой крови могут заниматься только государственные и муниципальные предприятия, коммерсанты своих донорских пунктов не имеют. А купить нужные компоненты крови у государства не всегда могут.

— Почти нигде в коммерческих клиниках мне не встречались доктора, которые владеют навыками коммуникации с пациентам. Объяснить, что происходит с больным, что и почему можно сделать для пациента, какие могут быть риски и преимущества у избранной тактики лечения никто даже не пытается. Если в государственных клиниках мы часто списываем плохую коммуникацию на загруженность докторов, то в коммерции становится ясно, что коммуникация – это навык, которым надо овладевать, учиться которому.

— Цены, конечно, высокие.

platnaya-onkologicheskaya-pomosch
Фото: imageafter.com

Почему коммерческая клиника в России может быть предпочтительней, чем поездка на лечение за рубеж?

— Не надо получат визу и паспорт, если их нет, можно сразу начать лечение.

— Можно быть рядом с домом, или как минимум в своей стране, где все вокруг говорят по-русски, и нет сложностей с переводом.

— Проще перевестись в государственную клинику, если закончились деньги. Не сказать, что государственные клиники будут вам рады, но они хотя бы поймут медицинскую документацию, которую написали коммерсанты, да и протоколы лечения будут понятными.

Источник

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.