Небо как шатер, придет время, и оно откроется

Переживший великий перелом эпохи – революцию и войну, святой Серафим Вырицкий учил жить в тех обстоятельствах, которые посылал Господь, не роптать, не тревожиться, а спокойно делать свое дело. Память 3 апреля

Сорок лет подготовки

В середине 70-х годов XIX века 14-летний рассыльный торговой лавки в Петербурге Вася Муравьев пришел в Александро-Невскую лавру с просьбой о встрече с наместником. Наместник оказался в отъезде, и мальчику посоветовали обратиться к одному из опытных духовников лавры.

Мальчик сказал неизвестному батюшке, что очень хочет, с самого детства, стать монахом. В ответ услышал: «Васенька, пока живи в миру, создай семью, расти детей, помогай ближним, а потом, по согласию с супругой, прими монашество».

Совет оказался пророческим, и более 40 лет будущий отец Серафим Вырицкий исполнял это послушание как подготовку к монашеству.

Вскоре Василий Николаевич Муравьев становится купцом 2-й гильдии, богатым человеком, умело и прогрессивно ведущим свои дела. Большую часть своих доходов он отдает в церковь и на благотворительность вместе с женой устраивает для неимущих обеды, созывая их прямо с улицы, благодарит за то, что они пришли, дает деньги, вещи и продукты на дорогу.  

Жертвуя казенным больницам, супруги не раз брали к себе в дом одиноких, истощенных, часто безнадежных людей. В домашней обстановке, при отличном уходе, искренности и гостеприимстве хозяев безнадежные нередко поправлялись, удивляя врачей. И никаким «духовным просветительством» супруги не занимались: была лишь чистой воды практика.

Вместе с духовными детьми отца Варнавы из Гефсиманского скита, бывшего до конца своей жизни его духовным наставником, Василий Муравьев много размышлял о том, что происходит сейчас в России, что за будущее ждет страну.

Прошлась гроза над Русскою землею

Василий Николаевич Муравьев с семьей. Фото: http://serafim.com.ru/

В 1917 году многие состоятельные знакомые, коллеги Муравьевых стали переводить свои капиталы за границу и покидать Россию, надеясь переждать там неясные времена. А Василий Муравьев понял, что для него настало время новой жизни, монашеской. С той поры, когда он подростком впервые пришел в лавру, прошло 45 лет.

Митрополит Петроградский Вениамин (Казанский), бывший другом В. Муравьеву, сам предложил и благословил принять постриг в Александро-Невской лавре. Ольга Муравьева поступила в Воскресенский Новодевичий монастырь недалеко от Петербурга. Постриг супругов прошел в один день.

Вскоре иеродиакона Варнаву (имя, данное Василию Муравьеву в постриге) поставили служить на кладбище. Место было «горячим» – шла гражданская война, отпевали, хоронили постоянно, под плач и крики. Здесь о. Варнава и начал свое служение, молясь за страдающих, мятущихся людей.

В эти годы лавра, несмотря на уже шедшие гонения на христиан, стала центром всей церковной жизни Петрограда: открылся пункт сбора средств для помощи голодающим, часть помещений лавры отвели для инвалидов войны, шел сбор пожертвований для сирот, неимущие ежедневно приглашались на горячие обеды.

Благодаря долгой жизни в миру о. Варнава хорошо знал настроения и запросы людей всех сословий, крестьян, мещан, рабочих, дворян, интеллигенции – всех «бывших». К возведенному митрополитом Вениамином в сан иеромонаха к о. Варнаве на исповедь уже через два года ходила большая часть лаврской братии, многие епископы и архимандриты, а миряне часто ждали возле келии, чтобы как-нибудь застать батюшку.

Отличительной чертой о. Варнавы во времена гонений, когда любой насельник лавры утром не знал, вернется он или будет арестован, когда свои права на лавру предъявили раскольники, когда среди братии начинались разногласия, – было удивительное, вроде бы не соответствующее обстановке спокойствие, не угрюмый, не тревожный, а добрый и ласковый вид.

«Всемогущий Господь управляет миром, и все вершащееся в нем совершается или по милости Божией, или по попущению, – говорил батюшка. – Судьбы же Божии непостижимы для человека. Только такое воззрение на сущность происходящего привлекает в душу мир, не дает увлечься разгорячением и доставляет терпение».

А для этого, считал о. Варнава, необходима настоящая вера в Господа, которую надо в себе укреплять, проверять, обновлять – начиная с самых малых, повседневных случаев своей жизни; нужна вера в благой промысел Божий, непоколебимое доверие Богу, а не внешнему, предлагающему усомниться, недоумевать, зароптать.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский) (второй справа) и Патриарх Иерусалима и всея Палестины Венедикт II (слева) во время богослужения в Успенском соборе Троице-Сергиевой лавры. 31 мая 1968 г. Московская область, Загорск. Фото: Кулешов Николай/ТАСС

Умел утешить батюшка, и в 1926-м году его назначают духовником лавры. Перед этим он принимает великую схиму с именем Серафим.  

Появление таких людей, как о. Серафим, было милостью Божией: повсеместно царила растерянность, непонимание, как жить дальше: старый мир исчезал, с ним – все прежние законы и правила, принципы и понятия. Церковь объявлялась враждебной новой власти, как прежде свободно – уже не походишь, монастыри закрывали. Как уберечься самому, как защитить близких от странного, неведомого ранее зла? Что говорить детям?

Со всем этим шли к о. Серафиму и монахи, и миряне. В конце 1927 года, уже после Декларации митр. Сергия (Страгородского), за советом приехал архиепископ Алексий (Симанский).

Владыка опасался ареста за свое дворянское происхождение. «Отец Серафим, не лучше ли мне уехать за границу?» – спросил архиерей.

«А на кого вы Русскую церковь оставите? Ведь вам ее пасти… Не бойтесь, Сама Матерь Божия защитит вас. Будет много тяжких искушений, но все, с Божией помощью, управится», – ответил о. Серафим, и этот ответ вспомнил владыка Алексий, когда его через 18 лет избрали патриархом.

«Пришло время покаяния и исповедничества, – прямо говорил о. Серафим. – Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий. Поэтому Господь и учит нас: „Терпением вашим спасайте души ваши“. Нам же остается только уповать на милость Божию и умолять Его о прощении. Будем помнить, что „Бог есть любовь“».

Многим и монахам, и мирянам о. Серафим советовал обращаться к Иисусовой молитве, считая непрестанную покаянную молитву лучшим способом единения духа человеческого с Духом Божиим. Ведь рядом может и не быть того, кто утешит, ответит на вопрос, приободрит, а молитва Иисусова – надежная связь с Самим Утешителем. «В самые тяжелые времена удобно будет спасаться тот, кто в меру сил своих станет подвизаться в молитве Иисусовой, восходя от частого призывания имени Сына Божия к молитве непрестанной», – говорил батюшка.

Уже в это время были известны случаи чудесного исцеления по молитвам о. Серафима к Богу, изгнания злых духов.

Вырица

Иеросхимонах Серафим (Муравьев). Фото: http://serafim.com.ru

Проведя три года духовником лавры, порой буквально сутками принимая исповедников, о. Серафим, которому было уже 63 года, серьезно заболел и однажды просто не смог встать с постели. Болезнь свою он принял с полнейшим спокойствием и благодушием: «Есть люди, которые и не такие болезни терпят!»

Врачи считали, что только свежий воздух и тишина помогут о. Серафиму укрепить силы, и советовали поселиться в здоровом климате пригорода – так была выбрана Вырица. О. Серафим наотрез отказался уезжать, однако митрополит Петроградский Серафим (Чичагов), друг батюшки и врач в прошлом, прочитав заключение медиков, немедленно благословил ехать. О. Серафим подчинился. В 1930 году вместе с о. Серафимом в Вырицу поехала и монахиня Христина (супруга батюшки в миру Ольга) с внучкой для ухода за старцем.

В Вырице о. Серафим продолжал принимать людей, бывало до несколько сотен в день, а ночами молился. И по-прежнему учил жить в тех обстоятельствах, которые посылал Господь, не роптать, не тревожиться, а спокойно делать свое дело, предавая все в волю Божию. Всем к нему приходящим, он говорил:

«Никогда не надо просить у Господа ничего земного. Ему лучше нашего ведомо то, что нам полезно. Молитесь всегда так: „Предаю, Господи, себя, детей своих и всех родных и ближних в Твою святую волю“».

Искренне считая себя грешником, старец постоянно просил всех молиться о спасении его души. Родные о. Серафима пытались как-то ограничить прием людей, ссылаясь на нездоровье старца, но о. Серафим твердо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров… Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей».

В келье о. Серафима. Фото: https://vyritsamonastery.ru/

О. Серафим никогда человека не осуждал, не укорял, не читал нравоучений. Но как-то незаметно сдвигал с вовлеченности в земное, с забот и печалей и задавал небесный горизонт. Все грехопадения людей приписывал злобе дьявола:

«Старайтесь хранить себя от сетей, расставленных вне и внутри человека и всячески прикрытых подобием правды. Они легко узнаются по тому, что лишают душу мира. Мир Христов – свидетель истины».

Грех осуждения о. Серафим вообще считал одной из величайших духовных язв нашего времени: «Мы имеем право судить только самих себя. Даже рассуждая о каком-либо человеке, мы уже невольно оцениваем и осуждаем его».

Радость и мир получали люди, выходя от о. Серафима, с чем бы ни пришли. По-человечески это было непонятно, «не логично», но так было: благодать Божия по молитвам старца согревала и утешала, учила отрываться от земных проблем и смотреть выше. Помогал о. Серафим и практическими советами: кого на работу устроить, кого в больницу, давал денег тем, кто остался совсем без средств:

«Да как же  я буду выглядеть перед Господом, если оставлю деньги себе… Если у вас в кошельке есть рубль, раздайте его неимущим, оставив себе копейку, и у вас никогда не будут переводиться деньги».

Однажды в дом о. Серафима пришли сотрудники НКВД – арестовывать батюшку. Старец попросил подойти к нему старшего, прикоснулся к его руке, погладил ее и сказал: «Да простятся тебе грехи твои, раб Божий…» – и назвал его имя. А чекист вдруг произнес: «Если бы таких батюшек было больше, то мы бы все были верующими» – и заплакал.

И о. Серафим остался неарестованным.

Война

Отец Серафим в Вырице. Фото: https://vyritsamonastery.ru/

О. Серафим предупреждал некоторых своих духовных детей о надвигающейся войне. Когда война началась, он стал молиться на камне, перед иконой преподобного Серафима Саровского и по его примеру.

«Без слез на это смотреть было невозможно. Дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к небу… – вспоминала его внучка Маргарита. – Мы умоляли его оставить этот непомерный подвиг, ведь молиться можно и в келии, но в этом случае он был беспощаден и к нам, и к себе.

Молился и в холод, и в дождь, столько, сколько хватало сил: иногда час, иногда два, а иногда и несколько часов сразу. Конечно, Господь его укреплял, а иначе это невозможно больному, почти не ходящему человеку».

Во время войны в четвертый раз забрали сына о. Серафима, Николая Муравьева, и вскоре расстреляли. «Буди воля Божия», – услышали тогда родные от о. Серафима.

После войны со всей России к о. Серафиму приезжали узнать о судьбе близких – пропавших без вести, пропавших в ссылках и лагерях. Многие остались без дома, без квартир – не могли вернуться в Ленинград – о. Серафим молился, и все устраивалось.

Готовьте себя для мира духовного

На открытии мемориальной доски преподобному Серафиму Вырицкому на фасаде дома в Апраксином переулке, где он жил с 1914 по 1917 год. 12.12.2016 г. Фото: Сергей Коньков/ТАСС

В 1945 году преставилась схимонахиня Серафима (в миру Ольга Муравьева, жена о. Серафима, принявшая ранее схиму с новым именем). Почти 60 лет она была рядом, заботясь и помогая во всем. До кончины о. Серафима оставалось четыре года. Он все чаще молился в уединении.

Многое тогда услышали от старца его родные и самые близкие чада. О. Серафим говорил, что придет время и Господь помилует Россию, храмы и монастыри откроют и отстроят, будут работать православные радиостанции, издаваться много духовной литературы.

Сейчас мы знаем, что все так и произошло.

Но старец призывал бодрствовать, не засыпать душой, потому что благополучные времена не вечны.

«Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой – настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, и спастись можно будет только скорбями и болезнями. Гонения же будут принимать самый непредсказуемый характер.

И если русский народ не придет к покаянию, может случиться так, что вновь восстанет брат на брата».

Под покаянием народа о. Серафим подразумевал покаяние каждого человека, напоминая евангельское: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!» Это были первые слова Христа, с которыми он обратился к людям. Каждый должен следить за своей душой, просить Бога о даре увидеть корни своих грехов, самое глубокое в сердце, потому что покаяние – дар от Господа, человек без Божией помощи не может увидеть то, что действительно важно.

О. Серафим советовал как можно чаще читать молитву святого Ефрема Сирина: «Господи и Владыка живота моего…», потому что «в ней вся суть Православия, ею мы испрашиваем у Господа помощи на приобретение свойств нового человека».

В этой жизни готовить себя для мира духовного старец считал необходимым каждому христианину. «Небо как шатер, придет время, и оно откроется», – говорил он.

О своей кончине он знал и готовился к ней.

3 апреля 1949 года о. Серафим причастился Святых Тайн и просил читать Евангелие и Псалтырь. Позже попросил посадить его в кресло и стал молиться, при этом иногда спрашивая время. Ближе к двум часам ночи о. Серафим попросил читать канон на исход души, после чего перекрестившись, со словами «Спаси Господи и помилуй весь мир» отошел к Господу.

В первый день после кончины о. Серафима исцелилась слепая девочка. Мама подвела ее ко гробу и сказала: «Поцелуй дедушке руку». О прозрении слепого ребенка хорошо помнят вырицкие старожилы.

О. Серафима похоронили недалеко от вырицкого храма Казанской Божией Матери. В 2000 году Архиерейским собором он был прославлен. Сейчас мощи святого Серафима Вырицкого, а также могила схимонахини Серафимы находятся в небольшой часовне рядом с Казанским храмом, куда, как и к часовне блаженной Ксении Петербуржской, люди несут свои записочки и молитвы.

В статье использованы материалы книги: «Житие и подвиги преподобного Серафима Вырицкого» В. А. Филимонов, издательство «Сатис», Санкт-Петербург, 2013.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться