Почему дети убегают из дома

Даже отличник и послушный ребенок может сбежать из дома. Психологи отмечают, что чаще всего причиной побега становятся сложные отношения в семье, жестокое обращение, равнодушие к чувствам подростка, отвержение, а еще его стремление к подвигам и приключениям. В любом случае побег из дома – самого безопасного места на земле, каким он должен быть, – очень опасный момент. Наши эксперты дают важные советы, как избежать этого и не потерять своего ребенка – во всех смыслах

Фотографии с информацией о пропавших детях от поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт» на медиафасаде Останкинской телебашни. 25.05.2020. Фото: Михаил Воскресенский/РИА Новости

«Многократные побеги/уходы из дома имеют научное название „дромомания“, когда подросток длительный период времени убегает из дома, ночует у друзей, часто у малознакомых случайных других подростков или знакомых, в подъездах, на чердаках и так далее, – рассказывает психолог Гелена Иванова. – Побеги из дома так же относятся к девиантному поведению, как и зацепинг, самоповреждающее поведение, употребление психоактивных веществ».

Чаще всего подобные уходы начинаются в среднем в 13–14 лет, иногда в более раннем возрасте. Действия подростков зачастую имеют импульсивный характер, которые сам подросток не осознает и не контролирует, поясняет Гелена Иванова.

«Общим у этих подростков в своей практике я бы назвала неудовлетворительные, травматичные детско-родительские отношения, когда ребенок свои внутрипсихические конфликты отыгрывает вовне, убегая из дома», – отмечает специалист.

Анна Шипилова, руководитель направления психологии поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт», отмечает, что причины побегов могут быть связаны с особенностями развития конкретного ребенка, часть – с его характером, еще часть – с обстановкой в семье. Причиной может быть и какая-то конкретная ситуация, поскольку поведение подростков и их побеги часто бывают импульсивными. Жизненные ситуации бывают абсолютно разные.

«Там меня понимают»

Подростки на спортивной площадке возле жилого дома в Воркуте. 20.09.2018. Фото: Мария Плотникова/РИА Новости

Семейный и детский психолог Наталия Мишанина работает с детьми, которые совершают побеги из дома. И самое частое объяснение самого ребенка – «я иду в компанию, потому что там „свои“». «Когда я спрашиваю, зачем подросток уходит в компанию, то чаще всего слышу – за пониманием. „Там меня понимают и принимают таким, какой я есть, – говорит мне ребенок. – Мне не надо отчитываться за свои поступки. Папа меня троллит, мама все время от меня что-то требует. А я их не понимаю. Зато здесь мне комфортно, это мои друзья. Они могут выслушать или дать совет. Хочу ни о чем не думать, а находиться в обществе, где комфортно и нет напряжения“.

Ребенок в подростковом возрасте постепенно сепарируется, но родители не готовы к тому, что он вырос, что ему требуется личное пространство, автономия», – рассказывает Наталия Мишанина.

Причем к этому взрослению оказываются порой не готовы ни родители, ни сам ребенок. Не было у него ответственности и обязательств, но вдруг в 13–14 лет они появились. А ведь в подростковом возрасте происходит еще очень много важного: гормональные изменения, сложности в школе, которую сейчас не все выдерживают, кстати, первая любовь.

И когда-то этого малыша дома поддерживали, а теперь – одни требования и нравоучения. «Это для маленького ребенка неощутимо серьезное вторжение в личное пространство, а подросток это сразу чувствует. Обстановка, когда тебе не доверяют, невыносима. А ведь ему нужно в эти годы не осуждение или нотации, а поддержка, помощь.

Например, ему многое непонятно в своих собственных чувствах. Ребенок часто хотел бы узнать, а как это было у мамы или папы? Как они справлялись с той или иной ситуацией? А как влюблялись? Как себя вести? Но и родитель сам не готов на контакт. И тогда ребенок идет туда, где его любят, где его принимают, – поясняет психолог. – Когда я спрашиваю подростков, что им важно в отношениях с родителями, они говорят – чтобы нам верили, принимали, помогали, видели в нас взрослых».

Отвержение подростка в семье, жестокое обращение, семейные скандалы, тотальный контроль за ребенком, лишающий его личного пространства, – самые частые причины побегов, рассказывает Гелена Иванова.

Причем порой в буквальном смысле, когда, например, в одной комнате живут родители и дети, родители читают переписки ребенка в телефоне, в компьютере. Также непростую семейную ситуацию и, как следствие, побеги провоцируют школьная неуспеваемость, конфликты в школе.

Уходы детей из дома и начинаются как раз чаще всего в средней школе. «Естественно, это еще больше сказывается на учебе, усугубляется педагогическая запущенность, что в дальнейшем в запущенных случаях мешает этим детям закончить даже 9-й класс и получить аттестат. Поэтому такие дети, соответственно, еще и становятся изгоями в школе», – говорит Гелена Иванова. И все это толкает ребенка на то, чтобы убежать от проблемы.

«В подростковом возрасте появляется чувство взрослости и уверенность в том, что „я уже могу жить отдельно“, „я могу сам себя обеспечить“, ребенок учится выстраивать границы, учится вести свою личную жизнь, в которую не будут посвящены родители, – поясняет Анна Шипилова. – При этом родители, замечая такие перемены в подростке, обычно начинают сильнее его контролировать, „как бы чего не случилось“. Это может вызывать конфликты, а иногда и импульсивные побеги».

Пример из практики

В 12 лет у мальчика Р. умерла мама. Отец скрыл эту трагическую новость от сына. Мальчик стал плохо учиться, отец жестоко избивал ребенка. Р. начал убегать из дома, воровать. Тяжелая ситуация длилась около двух лет. Понадобилось два года психотерапии, чтобы помочь ребенку. Побеги прекратились. Подросток закончил девять классов и затем поступил в колледж и окончил его.

Поступки и геройство

Станция Новодачная МЦД-1 в Москве. 17.06.2020. Фото: Павел Кассин/ТАСС

Еще одна мотивация убежать из дома – образ героического поступка. Один из случаев, с которым работала Наталия Мишанина, – мальчик, который увлекся зацеперством, начал вращаться в компании зацеперов (молодые люди, катающиеся на крышах или хвостах поездов). Такие дети – ищущие подвига – убегают на эмоциях, но тоже обычно потому, что ему плохо.

«Мне там легко. А еще – я вдруг научился ощущать себя. Прыгнул на поезд, выжил – и мне хорошо, я чувствую себя! Свое тело, мысли, чувствую, что я что-то сделал. Совершил поступок», – рассказывал мальчик.

Детям в подростковом возрасте, поясняет специалист, очень важно совершать героические поступки. Да, под героизмом они могут понимать разное, но это своего рода инициация, переход из ребенка и подростка во взрослый возраст.

«Инициацию проходила молодежь еще в древних племенах, но и позже общество придумывало некие ритуалы инициации, например, когда юноше вручался кортик, девочки первый раз выходили на бал и так далее. А в современной жизни эта традиция потерялась, таких ритуалов нет. В итоге ребенок сам его организует. „Я никто. А мне важно быть кем-то“», – рассказывает Наталия Мишанина.

А еще ребенку важно получать опыт. Родители обладают определенным жизненным опытом, они проходили через различные проблемы, которые сейчас начинает проходить их сын или дочь. Но взрослые говорят со своим ребенком так, словно он уже испытал эти сложности, а на самом деле он только учится всему, учится и на наших ошибках и опыте тоже.

Когда подросток не насыщается этим опытом от родителей, а получает в ответ осуждение и наказания, он, естественно, пытается избегать этого. Ему не дают нарабатывать опыт – он идет туда, где он этот опыт может получить. Зачастую, замечает Наталия Мишанина, как выясняется уже из работы с родителями, они сами не осознают, как отталкивают своих детей.

«Порой родители привычно отсылают ребенка в его комнату. В итоге их ребенок так и остается постоянно один на один со своими думами, переживаниями, внутренними конфликтами. Но он не может проживать это в одиночестве. А природа его зовет выходить за рамки. И за рамки семьи, за дверь тоже, во всех смыслах».

Мечтатели

Поисково-спасательные работы в Подольске. 18.09.2017. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Наконец, побеги – это еще и поиск себя. Когда-то, если вспомнить советские фильмы и книги, дети отправлялись тоже за подвигом, но это превращалось в поиски приключений, они собирали рюкзаки и убегали в путешествие, мечтая, что смогут доехать до Африки или Северного полюса. Сейчас такие романтичные мечты реже посещают маленьких беглецов, но образ некоего героического события, которое манит их, остается.

«Младшие школьники действительно могут убегать, чтобы воплотить свою мечту о путешествиях и новых открытиях, – рассказывает Анна Шипилова. – Ребенку бывает еще сложно спрогнозировать последствия своих действий и построить всю логическую цепочку. Зато фантазия в этом возрасте очень развита».

Кроме того, ребенок додумывает все, что происходит вокруг, в соответствии со своим возрастом. Часто это бывают наивные суждения. Например, родители сказали «поздно домой не возвращайся», имея в виду, что вернуться нужно пораньше. А ребенок задержался в гостях и воспринимает буквально – раз поздно, сегодня уже не стоит возвращаться домой, говорит Анна Шипилова, а позвонить домой не догадывается. Или бывает, что ребенок мечтательный, все время задумывается, не следит за временем и не торопится домой, родителям приходится его постоянно искать.

Фантазии могут двигать ребенком. Бывает, что ребенком овладевает страх наказания – как реального, так и надуманного. Допустим, приводит пример Анна Шипилова, в школе кто-то сказал «да папа тебя точно убьет за двойку», и ребенок боится возвращаться домой, хотя родители его никогда не ругали и тем более не применяли физических наказаний.  

«Я протестую!»

Фото: cottonbro/Pexels

Есть и еще причины побегов детей – попытка привлечь внимание («Я ухожу, меня будут искать»), протест (попытка проявить свою идентичность, доказать, что им нельзя управлять, что у него есть свое мнение), а также бессознательные побеги (подчас ребенок просто уходит, куда, зачем, ему самому непонятно). Сбежать из дома может даже отличник. В этом случае побег будет, скорее, иметь демонстративный характер, чтобы привлечь внимание к проблемам.

Гелена Иванова говорит, что зачастую побеги именно так и выглядят  – «куда глаза глядят»: «Убегающие дети выходят из дома, не планируя время возвращения и не контролируя его. Они не знают, где будут есть, с кем они будут проводить это время, где они будут ночевать, – их действия происходят спонтанно и не имеют видимых, конкретных целей».

А в итоге, чтобы выживать, ребенку порой приходится совершать противоправные действия, например воровать еду. С появлением торговых центров, отмечает специалист, таким подросткам в дневное время стало проще в отличие от советского времени: большую часть времени беглецы свободно могут проводить, по крайней мере, в тепле.

Убегают из дома не только те подростки, которые подвергаются насилию или оказались в сложной жизненной ситуации, подтверждает Анна Шипилова. Но даже если у ребенка в семье не очень хорошая ситуация – это не значит, что вне семьи, тем более на улице, ему будет лучше.

«Улица для подростка – всегда опасность, – подчеркивает Анна Шипилова. – У подростка еще нет достаточного опыта, чтобы оценить и предвидеть все опасности, которые его ждут. Поэтому наша задача – найти ребенка и убедиться, что он в безопасности».

Пример из практики

Родители считали своего сына М. все время маленьким, не замечая, что он растет. Привыкли все за него решать и делать, ребенку было комфортно. Но потом у М. родился брат, и все внимание мамы и папы переключилось на малыша. Ну а М. получил роль старшего брата: помогай, ухаживай, заботься. Постепенно М. почувствовал, что требования к нему растут с каждым днем и он уже получает не позитивное, а негативное внимание. При этом родители не учли, что в подростковом возрасте родительский авторитет и так уходит часто на второй план, а на первом оказывается авторитет компании. У М. к этому времени появилась компания друзей, первая любовь. Но ни мама, ни папа, ни бабушка не видели его чувств, переживаний, интересов. Не пытались обсуждать с ним его жизнь, хотя ему нужно было выговориться. Но зато постоянно требовали: на М. была школа и секция, он должен был быть во всем на высоте. Но мальчика в тот момент больше волновали его любовные переживания, чем оценки. Он махнул рукой на школу, а в спорте стал чувствовать себя не таким уж и успешным, занимался только через давление тренера, но ему было это некомфортно. Родители же продолжали закручивать гайки. В семье не было правил общения, решения ситуаций, традиции обсуждений за круглым столом. Привыкли решать просто: как я сказал, так и будет. Но так уже не получалось: у ребенка уже есть свои желания и интересы.
Возможно, каплей, переполнившей чашу терпения юноши, стало то, что родители в наказание за позднее возвращение домой отобрали у сына телефон. В итоге М. сбежал. Сначала подросток жил у друга, потом у своей подруги, ее мама приняла его. Своих родителей он не стал предупреждать о том, где живет. Родители, конечно же, начали поиски сына, но не решились идти в полицию, поскольку узнали от друзей, что М. жив и здоров, где-то живет и скрывается, домой идти не хочет.
Неделю М. жил вне дома. Потом догадался пойти жить к родственникам, и они его не выдавали. Была схема передачи ему информации, через друзей и знакомых, о том, что родители хотят с ним поговорить, выслушать его, пойти на компромисс. Наконец М. решился прийти домой. Между ним и родителями состоялись переговоры.
К тому времени мама и папа М. уже начали консультироваться с психологом Наталией Мишаниной. Поэтому были подготовлены к правильной тактике разговора с сыном. Также родители сообщили М., что работают с психологом. М. воспринял ситуацию позитивно, сообщив, что сам тоже хочет пойти к специалисту, понимая, что ему нужна помощь. Сейчас Наталия Мишанина как семейный, детский и подростковый психолог ведет всю семью. Все вместе М. и его родители учатся взаимодействию, общению, учатся слышать друг друга, проговаривать вслух важные моменты.

Чего хочет ребенок, какой смысл видит в своем побеге? Решения проблем, бунта, поиска и испытания себя, новых ощущений или не отставать от сверстников – для каждого свой вариант.

«Побег – это способ решения проблемы. И он становится возможным, если ребенок не нашел другого выхода, – поясняет Анна Шипилова. – Не нашел поддержки, выражения себя, не может справиться с конфликтами или не видит другого варианта показать родителям, что он взрослеет и теперь общение нужно перестраивать.

Бывает же, что родители говорят: „Вырастешь, вот тогда…“ И вот подросток чувствует, что он вырос, но еще не находит слов, чтобы объяснить, чтобы выразить словами то, что с ним происходит. И пытается буквально физически отделиться от родителей».

«Некоторые дети не найдутся уже никогда»

Председатель добровольного поискового отряда «ЛизаАлерт» Григорий Сергеев во время поисково-спасательных работ в Подольске. 18.09.2017. Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Каждый ребенок уникален, и каждый случай побега ребенка в команде «ЛизаАлерт» рассматривают отдельно.

«Мы изучаем самого ребенка, его особенности, его жизнь. Только так мы можем предполагать причины ухода из дома и опираться на них в поисках, – рассказывает Анна Шипилова. – Часто мы ищем детей и подростков, которые убегают из дома в силу своих индивидуальных особенностей. Например, это могут быть особенности расстройства аутистического спектра у конкретного ребенка, СДВГ или вспыльчивость и импульсивность и другие особенности характера.

Мы знаем, как искать таких детей, и это не всегда сложные поиски. Но, безусловно, они требуют включения, внимания и учета всех особенностей ребенка и его ситуации».

Убегают дети разного возраста, рассказывают в «ЛизаАлерт». Дошкольник может убежать от мамы в игре или выйти из дома за родителем, а тот не заметит. «Но, конечно, когда мы говорим о побеге из дома, чаще всего мы имеем в виду сознательный уход, и тут речь действительно в основном идет о подростках», – поясняет Анна Шипилова.

Сами по себе побеги из дома уже считаются девиантным поведением. «Если мы говорим о других девиациях, то они увеличивают возможность, но не являются гарантией того, что ребенок может уйти из дома, – отмечает психолог отряда „ЛизаАлерт“. – Убегают и двоечники, и отличники. Дети из полных и неполных семей, те, кого ругают и нет».

Как поясняет психолог, детей, которые уходят из дома, объединяет скорее стремление куда-то пойти, когда им плохо, вопрос – куда, домой или из дома? Где их выслушают и поддержат, где они будут искать опору и найдут ее?

Словосочетание «побег из дома» вообще может включать в себя огромное количество ситуаций, отмечают в «ЛизаАлерт». Например, есть родители, которые не обращают внимания, если подросток несколько дней отсутствует дома, не начинают беспокоиться.

«Об этом в некоторой степени мечтают все подростки, но, когда получают, не становятся от этого счастливее, – замечает Анна Шипилова. – Тем не менее можно ли считать побегом такие невозвращения домой? А бывает так, что ребенок в ссоре хлопает дверью и сидит на лестнице и успокаивается после ссоры, но не уходит дальше – это уже побег или еще нет?»

Кто-то находится быстро, кого-то ищут долго. Кого-то, к сожалению, не найдут уже никогда. И все-таки большая часть поисков заканчивается возвращением ребенка домой.

«Первое, что мы рекомендуем родителям, обнаружившим, что ребенок пропал, – проверить подъезд, обзвонить друзей. Обычно, если родитель начал беспокоиться, значит, прошло уже достаточно много времени с момента пропажи, – объясняет Анна Шипилова. – И если ребенок не планировал убегать из дома, а выбежал в пылу ссоры и сидит за дверью, – к этому моменту он уже готов поговорить с родителями и вернуться домой.

Это, пожалуй, самый быстрый и счастливый вариант поиска, когда родители быстро находят ребенка или он возвращается сам в момент звонка родителей на горячую линию «ЛизаАлерт».

Но это не единственный вариант, в любой ситуации мы рекомендуем родителям не ждать, а начинать искать сразу. Чем раньше поступит заявка о пропаже, чем раньше мы начнем действовать, тем больше вероятность найти ребенка».

Когда ребенок убегает из дома, кто-то идет к друзьям, кто-то в интересные места, например в компьютерный клуб, кто-то гуляет с друзьями или в одиночестве. Есть дети, которые уезжают к родственникам, готовым их приютить, или остаются в значимых для себя местах. Бывают более опасные ситуации, например, когда подросток знакомится в интернете со взрослым человеком и едет к нему или когда идет на вечеринку с незнакомыми людьми.

В отряде «ЛизаАлерт» стараются не опираться на версию, что побег может быть демонстрацией, чтобы не поддаваться заблуждению «погуляет и вернется». Хорошо, если так и получится, но задача – среагировать на пропажу ребенка и вернуть его домой до того, как он попадет в опасную ситуацию.

Побег из дома – это опасно. Чаще всего жизнь вне дома представляется подросткам более романтичной, чем является на самом деле.

ВАЖНО!

Если родитель или ребенок не знают, куда обратиться после побега или вместо него, – всегда помогут специалисты горячей линии Всероссийского телефона доверия для детей и подростков 8-800-2000-122.

Как вести себя родителям

Фото: Karolina Grabowska/Pexels

Сложно ли подростку, бросившему своей семье вызов и сбежавшему от всех, вернуться домой? Как рассказывает Гелена Иванова, как ни удивительно, но зачастую такие подростки самостоятельно возвращаются домой, когда их самих утомляет такая кочевая жизнь.

«Но это не означает, что они не захотят навязчиво ее повторять и снова бежать в никуда, ведь их проблемы по-прежнему не разрешаются с возвращением домой, – говорит психолог. – Просвещение и родителей, и детей – очень важный шаг».

«Мы все еще мало рассказываем детям о том, что их ждет в подростковом возрасте. Какие их ждут изменения, как они будут для них проходить, почему могут появляться конфликты с родителями по тем вопросам, которые раньше решались очень просто, – говорит Анна Шипилова. – То же самое никто не рассказывает и родителям: почему их ангел вдруг стал ругаться матом, обзываться и грубить? Почему с ним больше невозможно ни о чем договориться?»

Конечно, сейчас много литературы и родители все больше готовы к подростковому возрасту детей, насколько к нему вообще можно быть готовыми. Но зачастую и те, и другие живут с постоянным ощущением «я не справляюсь». Поэтому в первую очередь нужно узнавать о подростковом возрасте, о том, как себя ведет в этот период ребенок и почему. И, если необходимо, обращаться за помощью к специалистам.

– Самый первый и главный совет родителям – стараться не терять контакт с подростком. «Нужно думать на перспективу. Признаться себе, что когда-нибудь ваш малыш вырастет – и быть к этому готовым», – отмечает Наталия Мишанина.

 – Второй важный момент – над доверием между родителем и ребенком нужно работать. В этом смысле очень ценно теплое, погруженное друг в друга общение. Родителю нужно уметь передавать свой опыт, знания ребенку, делиться с ним воспоминаниями, рассказывать о своей жизни.

«При этом надо уметь признать себя неидеальным. Ребенку не нужны розовые очки. Он ждет настоящего. Ему нужен совет, который ему реально поможет. А еще подросток должен понимать, что у человека есть право на ошибку. И что даже родитель может ошибиться, и в его жизни когда-то такое случалось. Пусть даже это будет не ваша, а чья-то история, но через нее он постигает жизнь и делает выводы. Дайте ребенку понять – я рядом», – советует Наталия Мишанина.

Ну и, конечно, надо аккуратно выбирать время для таких задушевных разговоров, идти к ребенку не с назиданием, а с желанием поговорить и интересоваться у своего подростка, готов ли он сейчас к этому общению.

– Обращайтесь к своему ребенку как к компетентному человеку. Спрашивайте его мнения, совета. «Так мы даем подростку возможность вставать на позицию взрослого», – поясняет Наталия Мишанина. Это наполняет ребенка чувством собственной значимости и нужности.

– Знайте жизнь вашего ребенка изнутри. Чем он увлечен? Кто его друзья? Очень полезно иметь контакты одноклассников и друзей своих детей, их родителей, в случае побега из дома это будут первые люди, с которыми вы свяжетесь в поисках своего ребенка.

Часто подросток привык, что его не слушают, а еще он сам не знает, как выразить свои мысли и сформулировать то, что чувствует.

«Да, это требует некоторых усилий – найти и выделить время на то, чтобы сесть с „колючим“ подростком и поговорить о том, что его беспокоит, попробовать разобраться вместе с ним и помочь. Спросите: „Ты расстроен? Ты на что-то разозлился?“, покажите, что вам не все равно», – советует Анна Шипилова. Не сразу это может вызвать доверие, но это важный шаг с вашей стороны.

– Научите детей отличать опасное от неопасного, рекомендует Анна Шипилова. «Например, красить волосы – это не опасно, если это хорошая краска и мастер, плохо учиться – по большому счету, тоже не опасно, но влечет за собой определенные последствия. А вот незнакомые взрослые, которые легко могут обмануть ребенка, воспользоваться его беспомощностью, – это опасно. В подростковом возрасте ребенок демонстрирует протест, но все же научить подростка всему этому возможно. Стоит набраться терпения».

– Хорошо, если рядом с вами будет семейный или подростковый психолог. «Если ребенок доверяет родителям, он, в случае сложных ситуаций, с радостью пойдет в работу. Ему важно понимать, что он не один, что он получит поддержку», – говорит Наталия Мишанина.

Иногда родители помещают своих детей в психиатрические больницы, не понимая, как можно с этим справиться, рассказывает, в свою очередь, Гелена Иванова. Да, консультация у психиатра поможет исключить какое-то серьезное заболевание, действительно требующее медикаментозного лечения. Но в любом случае полезно провести психотерапию. Она достаточно эффективна и помогает подростку разрешить его внутренние конфликты.

– В подростковом возрасте ребенок начинает строить новые социальные связи, но он должен твердо знать, что его дом безопасен для него, сюда он всегда может прийти и зализать свои раны.

«Не важно, от чего бежит ребенок – от конфликтов или себя самого, чаще всего он все-таки хочет вернуться домой, – говорит Анна Шипилова. – Даже если подросток бежит от обстановки в семье, он хочет, чтобы ситуация изменилась и он смог спокойно вернуться домой. Именно поэтому ребенку очень важно знать, что его ждут дома. Что не только он хочет своего возвращения, но и родители ждут его.

Мы всегда напоминаем родителям, что даже в ссоре не стоит говорить слов, которые дадут ребенку понять, что дома он не нужен и не важен. Вроде «Ну и иди на все четыре стороны» или «Иди, можешь и не возвращаться».

А при возвращении ребенка домой очень важно сначала обрадоваться тому, что ребенок вернулся, тому, что он жив и наконец-то дома. Уже после, в спокойной обстановке можно обсудить случившееся.

«Конечно, родителям бывает не просто сохранять спокойствие и не ругать подростка, как только он появляется на пороге, – говорит специалист. – Оно и понятно, родители испугались, волновались и все время, пока ребенка не было дома, находились в постоянном напряжении и страхе. А теперь можно расслабиться. Но именно от первой реакции взрослого будет зависеть, что увидит ребенок, что о нем волновались и ему рады или что дома его ждут только ссоры».

Оставайтесь для своего ребенка поддержкой и опорой. Не осуждайте, принимайте, поддерживайте, даже если вы не согласны или расстроены, даже если ребенок ошибается, и никогда не гоните детей из родного дома. Дом – самое безопасное место для человека.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?