Что делать фонду, если проситель параллельно обратился в другую благотворительную организацию? Ситауция разбирает президент фонда «Предание» Владимир Берхин

20110809114732Фото с сайта gavailer.ru

Когда у человека случаются серьезные проблемы, ему естественно кинуться за помощью сразу ко всем. Особенно если человек энергичен и неглуп, то он напишет письма не в один, а в десяток благотворительных фондов, попросит о содействии не одного, а сотню интернет-активистов и будет беспокоить обращениями не одно государственное ведомство, а все, до каких хватит сил дотянуться.

Поэтому ситуация, когда разные организации начинают одновременно процесс сбора помощи одному человеку на решение одной и той же проблемы — она, в общем, нередкая.

Случается также, что одна организация просит другую о помощи. Нет ничего необычного, когда директор фонда «А» звонит директору фонда «Б» и говорит — возьмешь у меня тетеньку с остеомиелитом? А то сейчас как-то совсем трудно стало, просьбами завалили, очередь большая, а так хоть побыстрее выйдет…

И это самый лучший, самый удобный случай: несколько организаций, обо всем договорившись заранее, вместе решают одну проблему. Это действительно может сильно помочь: у каждого фонда своя аудитория, свои проверенные способы решения проблем и, соединяясь между собой, они могут сильно ускорять сбор средств.

Случаи же неудобные возникают, когда разные организации не знают о работе друг друга.

Во-первых, это создает простор для злоупотреблений со стороны просителя, а в случае, если организации практикуют перевод средств на личные счета благополучателей, злоупотребление становится почти обязательным. Более того, это распространенная мошенническая схема — устроить сразу много сборов в разных местах, а затем разными способами (не буду их раскрывать) добиться, чтобы хотя бы часть денег была все отдана именно благополучателю-заявителю, а не переведена в клинику.

Во-вторых, это создает путаницу в самой ситуации: вот, собрали два фонда на одну и ту же операцию. Кто её в итоге должен оплачивать и почему именно он? А как использует деньги другой?  А почему именно так? А если деньги останутся «лишние» — что с ними делать? А согласна ли больница принимать оплату из разных источников? А как на такой поворот среагируют жертвователи? Эта путаница чревата осложнением профессиональных отношений, репутационными потерями и её, конечно, желательно избегать.

А самая большая путаница и беспорядок возникают, когда за одну и ту же проблему берутся буквально все подряд — как бывает, например, в случае стихийных бедствий.

Крымск, которому помогали вообще все, от церковных структур до союза ветеранов спецслужб, представлял собой в смысле места для оказания помощи подлинный гуманитарный хаос, где в мутной воде разного рода мошенниками буквально сколачивались состояния. Помню, например, двух беременных то ли подружек, то ли сестер, которые каждый день садились на пороге одного разрушенного наводнением дома, собирали «гуманитарную дань» с новой группы волонтеров, грузили ее в машину и везли в соседнюю станицу, где у них был новый, хороший дом.

И продолжалось это неделями, ибо каждая новая группа волонтеров не знала о предыдущей, да и не хотела знать.

В-третьих, что особенно печально, подобная ситуация может дезориентировать жертвователей. Особенно, если цель сбора заявлена одна и та же. С точки зрения жертвователя это порою выглядит попыткой обмана и попыткой получить вдвое больше денег. И хотя бы уже поэтому параллельные сборы лучше не вести без координации.

Если вы вдруг увидели, что вашему подопечному начал сбор какой-то другой фонд — ни в коем случае не принимайте это как должное и не игнорируйте происходящее. Обязательно спросите сначала подопечного — в курсе ли он? Не исключен вариант, что его лицом и его бедой воспользовались мошенники, которые вовсе не планируют делиться собранными деньгами. Если же он в курсе, просил эту организацию о помощи, и этот сбор — не мошеннический, то необходимо связаться с руководством другого фонда и скоординировать работу.

Тоже самое касается, кстати, вольных сборщиков в социальных сетях. Идеальной, конечно является ситуация, когда сетевые волонтеры собирают на счета фонда, но в силу их загадочной нелюбви к организациям как таковым, делать это они соглашаются не всегда.

Вообще неконтролируемый частный сбор одновременно со сбором в фонде – не самая комфортная ситуация, поскольку она постоянно создает почву для подозрений, что «на самом деле» деньги давно собраны, а фонд рассматривается как способ сэкономить: личные счета-то не проконтролируешь, и если фонд заплатит, то в личном бюджете, несомненно, дыра станет не столь большой.

И потому в стандартном договоре (просьбе о помощи) который подписывает проситель в фонде «Предание» специально указывается, что любые иные сборы на решение той же проблемы одновременно с фондом можно вести только проинформировав фонд и координируясь с ним. А попытка скрыть такого рода сбор рассматривается как обман фонда и влечет за собой закрытие сбора и неоказание помощи.

В случае же, если мы все же ведем сбор совместно с кем-то, то стараемся писать об этом на сайте, чтобы жертвователи не были дезориентированы, а также заранее договариваемся о том, как будут использованы деньги («вы — на билеты, мы — на операцию») либо в какой пропорции мы делим общую сумму сбора.

Любую проблему сообща решать проще и быстрее. Но если это «сообща» носит неорганизованный характер, в нем отсутствуют четкие договоренности и разграничение компетенций, то вместо большей эффективности может получиться свалка, в которой все пихаются локтями и ругаются, а не делают общее дело.