Главной заботой святого праведного о. Алексия (память 22 июня) было утешение человека, разделение его боли

img-2016-06-22-10-18-43

Мария Мироненко, «Святой праведный Алексий Мечёв» (2012), портрет с фотографии. Изображение с сайта mariya-myronenko.com

Городской старец — так называли современники отца Алексия Мечева, настоятеля храма Святителя Николая в Кленниках. Во времена, когда вера ослабела, начались гонения и пустели храмы, в Москве рождается приходская община, похожая на первоапостольские.

Со всех концов, пешком по вставшей в революционном транспортном коллапсе Москве, прихожане спешили в храм до и после работы: на службу, на исповедь, за советом, на курсы, на лекции, на послушания.

Революция ли, война, гонения или прочие катаклизмы, завет отца Алексия был один: делать свое дело, исполняя заповеди о любви к Богу и ближнему. И Бог Сам разберется с катаклизмами.

Встреча с о. Иоанном Кронштадским

ioann_kronshtadtskiy-08

Отец Иоанн Кронштадтский. Фото с сайта k-istine.ru

После назначения молодого иерея Алексия Мечева 19 марта 1893 года в приход Николы в Кленниках он ежедневно в течение восьми лет служил в пустом храме. Это вызывало недоумение и насмешки, но отец Алексий продолжал молиться. И в храм пошли люди.

Ко времени назначения в Кленники у отца Алексия было четверо детей. Брак его был счастливым, и кончина матушки Анны в 1902 году стала для него горем.

«Для меня померк весь свет. Заперся я у себя в комнате, не хотел выходить к людям, изливал свою скорбь перед Господом», — вспоминал о. Алексий.

Прихожане маросейского храма, купеческая семья Беловых, устроили встречу святого праведного Иоанна Кронштадтского с овдовевшим отцом Алексием.

«Вы пришли разделить со мной мое горе?» — спросил отец Алексий великого пастыря. «Не горе я пришел разделить, а радость; тебя посещает Господь! Оставь свое горе и выйди к людям… — ответил отец Иоанн… — Будь с народом, войди в его горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твое несчастье мало, и тебе станет легче».

«Послушался я слов отца Иоанна», — говорил батюшка, и с тех пор утешение человека, разделение его боли становится первой пастырской заботой и заветом отца Алексия своим духовным чадам-священникам: «Пастырь должен разгружать чужую боль и горе».

Отец Алексий не начинал с правил, условий и требований к человеку, который только пришел в храм. Первое, что он делал, — выслушивал и сострадал.

Его отличало удивительное смирение перед промыслом Божиим о каждом человеке: он пытался увидеть, что Бог о человеке замыслил, что Бог хочет от этого человека? Для батюшки, как для Самого Спасителя, не было отверженных людей. Каждый ему был ценен и дорог. Поэтому и шли люди, рос его приход, в то время, когда многие церкви пустели.

В воспоминаниях о художнике Роберте Фальке рассказывается, как он, некрещеный, в тяжелой депрессии, пришел к отцу Алексию — кто-то из знакомых сказал: сходите к священнику, он хороший, недалеко от вас служит. Фальк пришел, и отец Алексий ничего не стал ему говорить о Христе, просто пил с ним чай и спрашивал: как у вас дела и т. д. И Фальк после спросил: можно я к вам еще приду? Потому что почувствовал, что ему просто по-человечески хорошо.

Ведь что для людей — человек святой? Тот, кто ближе к Богу, которого Бог слышит.

Настоящий

НИКОЛЬСКИЙ ХРАМ В КЛЁННИКАХ

Никольский храм на Маросейке. Фото с сайта gavriil.info

Люди чувствовали, что отец Алексий близок к Богу. И Фальк почувствовал, что ему, как после посещения хорошего врача, стало легче. А потом крестился с именем Роман.
Художник Михаил Нестеров, придя на службу в храм на Маросейке, сказал об отце Алексии: «Настоящий он, подлинный…» Вот что трогало людей — искренность, вот что люди искали — подлинного священника, настоящего.

Один учитель-атеист из гимназии Винклер, где о. Алексий преподавал Закон Божий, говорил, что знает лишь одного истинного христианина – о. Алексия.

Конечно, у отца Алексия были исключительные духовные дарования, которые он постоянно приумножал. О себе он говорил: «Господь мне дал детскую веру». Великую веру и любящее сердце.

Первое, что делал о. Алексий, когда к нему приходил человек, — начинал с ним молиться, и молился зачастую со слезами.

И эта любовь, вера, доверие Богу передавались через него другим.

В присутствии о. Алексия, ощущая его любовь, человеку верилось и в любовь Божию – милостивую, сострадательную.

И во время литургии о. Алексий часто, молясь, плакал. Псаломщик храма Св. Ильи Пророка в г.Верее, куда о. Алексий уезжал на лето, говорил ему:

«Отец Алексий, ведь невозможно с вами службу править…, я, на что крепкий, и то захлебываюсь от слез. Разве можно так доводить людей? … Не надо так расстраиваться… Вот о. Петр, из него и колом не вышибешь слезу-то: поскорее, да поскорее… А вы эдак долго служите; и поесть-то хочется, и от слез сердце болеть начало; помилуй Бог, еще помрешь!».

А о. Алексей ему только и скажет: «А как не плакать, Илюша, ведь я такой грешный!».

«Батюшка, Илья глупый, что ли, — спросила про псаломщика у о. Алексия регент храма Мария. – Да, немного, но он хороший, только беспонятливый. Но и такие Богу нужны», — ответил о. Алексий.

Смыслом пастырского служения батюшки было приближение людей к Богу, их духовное возрастание. Утешенный и согретый любовью человек легче воспринимает наставление, руководство. Сам наученный отцом Иоанном Кронштадтским идти к людям, отец Алексий призывал и духовных чад учиться разделять страдания и радость других.

Без ограды

7967969

Отец Алексий Мечев совершает молебен. Фото с сайта journalpp.ru

Умение жить, служить и молиться как бы вне городских условий, суеты и шума поражало многих. На самом бойком месте стоит храм. Даже ограды нет между церковью и улицей. В миру, что на юру, при активной приходской деятельности, многолюдстве, в храме свт. Николы в Кленниках сохранялась исключительно молитвенная, почти скитская атмосфера.

«И скоромным маслом несло из кухни, и телефон звонил без умолку, и газетные известия мешали молиться, и уединенное внимание себе прерывалось стуками в дверь бестолковой Анны Ивановны, требовавшей немедленного молебна “за заблудшего раба Ивана”, и на пианино разучивали вальс за стеной, и лампада не теплилась, и автомобили выли и орали под домом — и все-таки, несмотря на все, незримый подвиг совершался беспрерывно и молитва возносилась к Богу.

И любовь одухотворяла каждое движение руки и слово языка, и радость сияла на лице, и любовь, и мир, и радость о Духе Святе», — писал в воспоминаниях об отце Алексии один из сослуживших ему священников, отец Сергий Дурылин.

А мир вокруг становится все враждебнее. 1905 год. Демонстрации. Лозунги за окном храма: долой, долой, долой…

Заходит группа студентов бить священника. Отец Алексий встречает их улыбкой и словами: «Как хорошо, что молодежь пришла в храм. Вы пришли помянуть родителей?». Студенты оторопело бормочут: «Да-а-а», виновато улыбаясь.

Оптинский старец Анатолий москвичей всегда посылал к о.Алексию, а тоже оптинский о. Нектарий кому-то однажды сказал: «Зачем вы к нам ездите, у вас свой старец, о. Алексий есть».

Настоятель оптинского же скита игумен Феодосий, очень любивший о. Алексия, в один из приездов своих в Москву пришел в храм Николы в Кленниках. Посмотрев, как идет служба, как много  исповедников  и причастников, он сказал потом о. Алексию:

«На все это дело, которое вы делаете один, у нас бы в Оптиной несколько человек понадобилось. Одному это сверх сил. Господь вам помогает».

Однако были у о. Алексия и недоброжелатели. Однажды в трамвае о. Алексий стал свидетелем разговора двух священников, критиковавших известных московских духовных лиц. Поравнявшись с храмом свт. Николы в Кленниках, и вспомнив о. Алексия, и по нему «прошлись»:

Вот тоже, юродствует, старца изображает.. народ принимает.., советы дает и уйму деньжищ загребает… Знаешь, у него доходу десять тысяч!».

О. Алексий, выходя на нужной ему остановке, приостановился у говоривших и дружески заметил: «Все, что вы говорите об о. Алексии – правда. Вы ошиблись лишь в одном: доходу у него не десять, а пятнадцать тысяч», — и сошел с трамвая.

На другой день один из священников пришел к батюшке и с глубоким раскаянием просил прощения.

Отец Алексей предлагал самое простое

97080569

Интерьер храма Свт.Николая в Кленниках. Фото с сайта providenie.narod.ru

Отец Алексий наставлял приходящих к нему не думать о судьбах мира, не бежать «спасать Россию». Он призывал заниматься устроением своей души.

Стяжи мир, очисти душу от страстей, и Господь устроит твой жизненный путь. В любой эпохе, в любой стране, с любым окружением, при любых условиях.

Батюшка учил людей так называемому «малому доброделанию», предлагая не великие подвиги, а самое простое: не злословь своих близких, сдержи резкое слово.

Будь верен в малом, и постепенно это малое станет великим. Изменяй себя, и через это изменение произойдет облегчение жизни ближнего — ведь если ты борешься со своими страстями, тем, кто рядом с тобою, легче жить.

Отцу Алексию были близки слова Святейшего Патриарха Тихона: «Русский человек хорошо умеет умирать. Нужно научить его, как жить».

И отец Алексий учил, как жить в то время и в тех обстоятельствах, которые посылает Бог. Он понимал, что идет время испытаний, и учил не прятаться от них.

Негромкая слава

464575475

Священномученик Сергий Мечев. Фото с сайта true-orthodox.narod.ru

Предчувствуя свой уход, еще при жизни отец Алексий передал паству своему сыну, отцу Сергию. После кончины отца Алексия 22 июня 1923 года, по благословению оптинских старцев протоиерей Сергий Мечев становится настоятелем храма Николы в Кленниках.

 

Отец Сергий продолжил дело своего отца. Маросейская община, основанная отцом. Алексием и получившая благословение Святейшего Патриарха Тихона, при настоятельстве отца Сергия Мечева укрепилась и сплотилась.

Когда в 1929 году отца Сергия арестовали, а в 1932 году закрыли храм, община не распалась. Продолжали совершаться тайные богослужения близкими к о. Алексию и о. Сергию священниками. Из духовных чад отца Алексия во времена гонений 14 человек были рукоположены во иереи.

Став священниками в годы гонений, эти люди, по выражению святителя Димитрия Ростовского, «пожелали Иисуса не ради хлеба куса», по сути подписав себе приговор. 

Отец Сергий Мечев был расстрелян в 1942 году. В тюрьме он молился, чтобы арестованные по его делу люди остались живы, и действительно, не погиб ни один.

На юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви 20 августа 2000 года протоиерей Алексий Мечев и протоиерей Сергий Мечев причислены к лику святых: отец Алексий в чине праведных, отец Сергий — как священномученик.

Ни одно важное дело и сегодня не начинается без молитв у мощей святого праведного Алексия. И батюшка всегда слышит. У нас в храме есть свой журнал помощи по молитвам св. прав. Алексия — известны случаи исцеления в очень тяжелых заболеваниях, помощи в трудных обстоятельствах.

Отец Алексий при жизни сторонился человеческой славы, любил тишину. И после его кончины эта слава — негромкая. В храме нет суеты, человек может прийти и спокойно помолиться, оставшись один у мощей святого.

Случаи помощи

alexiy_mechev-02

Св. праведный Алексий Мечев, современная икона. Изображение с сайта k-istine.ru

Одна простая женщина по имени Феодора, оставшись с раннего детства сиротой, приехала в Москву, узнала об о. Алексии, пришла к нему в храм и очень привязалась к батюшке:

«Когда я впервые пришла к нему, была очень больная: только что на ногах держалась, три болезни имела. Подошла первый раз на исповедь, а он меня и спрашивает: «Как зовут-то тебя?» — «Батюшка дорогой, Феодорой». – Накрыл меня епитрахилью и все по голове гладит, а голова у меня очень болела. И сам все приговаривает: «Какое имя у тебя хорошее».

– «Батюшка дорогой, я все в монастырь собиралась и все не иду». – «Ну, Феодора, мы с тобой больные, у нас с тобой свой монастырь будет». – Батюшка дорогой, как же мне лечиться?». – «Причащайся чаще». И правда, стала я ходить к батюшке, стала причащаться и стала поправляться.

Все, бывало, у меня внутри тряслось: кто что мне скажет, я переносить не могу. Батюшка мне: «Ну, Феодора, ты нервная». Поссорюсь с кем, иду на исповедь, он мне все мои грехи скажет, да и прибавит:

«Ссориться не надо, не к тому мы с тобой призваны: благовестниками мы должны быть. А судья всем – один Бог».

– «Батюшка дорогой, вот, мол, она мне нехорошее сказала, а ведь я больная». – «Знаю, Феодора, больные мы с тобой, а и больнее нас есть».

Приду к нему: «Батюшка дорогой, у меня никаких добрых дел нет. – А он посмеется: «Какие тебе дела? Живешь трудом. Это тебе смущение: во ты не терпишь, поэтому люди и восстают против тебя. А ты терпи и молчи».

Некто Михаил Данилович, человек большого ума, в поисках духовного пути решил обратиться к о. Павлу Флоренскому. А тот возьми, да и скажи, что ответить на все его вопросы может о. Алексий Мечев.

Михаил Данилович пошел искать, размышляя: «Каков же это должен быть старец, на которого указал сам о. Флоренский». В доме о. Алексия Михаила Даниловича проводили в столовую и попросили подождать. На столе стояла банка варенья с надписью «Дорогому батюшке».

У Михаила Даниловича пробежала нехорошая мысль: «Однако попик неплохо живет, вареньем балуется, это в голодное-то время. Такой, значит, как все», и разом доверие Михаила Даниловича к еще не увиденному батюшке пропало.

Вдруг в комнату вошел о. Алексий: «Так, не стоит, значит, старичку доверять, потому что он варенье ест», — с благостной улыбкой сказал о. Алексий. – «И тут все мои сомнения будто кто-то взял и выкинул в окно», — рассказывал потом Михаил Данилович, который сделался преданным духовным сыном батюшки.

Незадолго до знакомства с о. Алексием у Михаила Даниловича умерла жена. И он часто размышлял и сомневался:

да есть ли в самом деле загробная жизнь?

И спросил об этом о. Алексия, который уже тяжело болел перед смертью. Батюшка ответил:

«Подожди, вот я скоро умру… 40 дней мне, конечно, будет не до того… А потом я о тебе поговорю с твоей Марусей».

От таких слов реальность загробной жизни с такой силой подошла к сомневающемуся, что у него по спине пробежали мурашки.

По материалам книги: Жизнеописание московского старца отца Алексия Мечева. Сост. Монахиня Иулиания (Соколова). М., 2005.