НКО действуют по принципу «Да ладно, верим». Но так с бизнесом не работают

В августе 2021 года разгорелся спор между БФ «Подарок ангелу» и креативным агентством «Сметана» из-за совместного проекта поддержки детей с ДЦП «Доброшрифт». Эксперты предлагают 6 выводов, которые могут извлечь НКО из этого кейса

Фото: https://2019.festivalsreda.ru/

Проект «Доброшрифт» стартовал в октябре 2019 года и стал одним из самых заметных благотворительных событий. За два года в акции приняли участие более 400 брендов, а общий охват проекта превысил 30 млн человек.

«Доброшрифт» – уникальный шрифт из 33 букв кириллицы, которые от руки написали 33 ребенка с ДЦП, а затем оформили дизайнеры. Идея в том, чтобы раз в году, во Всемирный день поддержки людей с ДЦП, использовать этот особенный шрифт как символ объединения и помощи.

Организатором проекта выступил фонд «Подарок ангелу», генеральным партнером — Росбанк, агентство «Сметана» отвечало за реализацию, а компания «Смерч» занималась производством продукции для мерча.

В 2020 году агентство «Сметана» выкупило у «Смерча» продукцию и самостоятельно продавало через сайт проекта «Доброшрифт». Доход должен был пойти детям и подросткам с ДЦП через фонд «Подарок ангелу».

Спор из-за товарного знака

Однако в 2021 году передача средств затянулась на 11 месяцев. Деньги поступили, только когда «Подарок ангелу» публично обвинил агентство в нечестности.

Еще одна причина разногласий – основатель агентства «Сметана» Андрей Бузина создал фонд под названием «Доброшрифт». Руководство «Подарка ангелу» обвинило его в том, что агентство сделало это «за спиной» у фонда. Директор «Подарка ангелу» Анастасия Приказчикова объявила, что организация выходит из проекта и собирается оспаривать товарный знак «Доброшрифт»: он должен вернуться к фонду или перестать функционировать.

В свою очередь, Андрей Бузина рассказал, что, согласно договору, который действовал до 2020 года, автор и правообладатель проекта – агентство, ему же принадлежит шрифт и материалы на его основе.

Также в соглашении было указано, что агентство может зарегистрировать товарный знак «Доброшрифт» без согласия фонда и использовать его любыми способами, а фонд обязуется такой бренд не регистрировать.

Заявление о регистрации «Сметана» подала в сентябре 2019 года, свидетельство получила в 2021 году. Андрей Бузина в интервью СМИ подчеркнул, что давно планировал масштабировать проект на базе «Доброшрифта» и помогать не только детям и подросткам с ДЦП.

Высоко цените свою экспертизу и социальный капитал

Логотип Росбанка, выполненный “Доброшрифтом”. Фото: https://dobroshrift.ru/

Громкая история с проектом «Доброшрифт» продемонстрировала особенность сектора, о которой раньше мало кто говорил.

Некоммерческий сектор – генератор интеллектуальных продуктов и инновационных решений.

Это его базовая функция, считает заведующий Центра инновационных экосистем в социальной сфере Владимир Вайнер.

Ошибка многих НКО – они недостаточно высоко оценивают огромное количество нефинансовых ресурсов, которые предоставляют в распоряжение корпоративных партнеров.

Прежде всего, экспертизу и инновационные решения, которые фонд разрабатывает для решения социальных проблем. Плюс социальный капитал, доверие сторонников. Все это серьезные вложения.

– Очень важно, чтобы фонды, вступая в сотрудничество с бизнесом, осознавали себя именно заказчиком, а не благодарили за любой сделанный продукт, как за счастье, что кто-то делает бесплатно. Это ведь только кажется, что бесплатно, – говорит Владимир Вайнер. – Планируя взаимодействие с креативными индустриями, фонд должен понять и принять простой факт. Для медиа-студий главная цель взаимодействия с НКО – возможность побеждать на фестивалях с яркими социальными роликами или проектами.

Фонды забывают, что любой бизнес в первую очередь думает про прибыль – финансовую или любую другую, напоминает ментор по фандрайзингу, основатель «Клуба фандрайзеров» Анастасия Ложкина:

– Не надо приходить и говорить, наш проект стоит 12 млн или, наоборот, нам поможет любая сумма. Сделайте пакет предложений, как бизнес может включиться в решение вашей проблемы. Для бизнеса фонд – это инвестиция, которая должна быть эффективной. Корпоративному партнеру интересна яркая идея, взаимовыгодный «обмен», помощь в решении своих задач.

Фиксируйте каждый продукт как интеллектуальную собственность

Если фонд придумал нечто оригинальное – слово, фразу, изображение – и хочет этим единолично владеть, то совершенно нормально зарегистрировать товарный знак. К сожалению, в третьем секторе пока отсутствует практика, когда каждый созданный продукт фиксируется как интеллектуальная собственность.

Причина отчасти в том, что зарегистрировать интеллектуальный продукт у нас в стране до сих пор не просто, поэтому конфликтные ситуации неизбежны, предупреждают эксперты.

Тем не менее, регистрация товарных знаков должна стать привычной для сектора, уверен специалист по интеллектуальной собственности и коммерческому праву Виктор Пастернак:

– На сегодняшний день нет препятствий к тому, чтобы НКО или коммерческая фирма могли защитить свой уникальный продукт. Обратившись к юристам или патентным поверенным, вы можете зарегистрировать товарный знак в среднем за 80-90 тыс рублей на 10 лет с правом пролонгации. Регистрация – не только основа для монопольного использования, но и для дальнейшей монетизации.

Задействуйте pro bono

Баннер БФ “Подарок ангелу” с надписью “Доброшрифтом”. Фото: https://www.outdoor.ru/

Некоторые крупные компании не будут сотрудничать с фондом, если у него не зарегистрирован логотип – не имеют права в соответствии с внутренней политикой организации, – говорит Анастасия Ложкина. –  Если мы хотим работать с крупными брендами, то должны быть к этому готовы. Мне могут возразить, что юридическое сопровождение крупных сделок требует участия профессиональных юристов, на оплату которых не у каждого НКО есть средства. Но с другой стороны, это в интересах, прежде всего, самих фондов, чтобы исключить возможные конфликты в процессе работы.

Я в своей работе всегда обращаюсь за помощью к «большой четверке» – Deloitte, PricewaterhouseCoopers, KPMG и EY. Специалисты этих компаний часто работают pro bono.

Если речь о краткосрочной акции, товарный знак регистрировать не стоит

Алла Толмасова, юрист, эксперт Ассоциации «Клуб бухгалтеров и аудиторов некоммерческих организаций», не видит смысла регистрировать слоган или название, если речь о краткосрочной акции, – так как регистрация длится примерно полгода.

Кроме того, конкуренция в третьем секторе условна, а чем больше людей подхватывает инициативы НКО, тем лучше для общества. Регистрация товарного знака в этом смысле может помешать.

Если же фонд заинтересован в широком распространении своего опыта работы, говорит Алла Толмасова, но хочет, чтобы повторение этого опыта происходило в соответствии с разработанными стандартами, имеет смысл регистрировать товарный знак и передавать право его использования только тем компаниям и организациям, кто соглашается соблюдать эти стандарты.

Зарегистрировать товарный знак на двоих правообладателей нельзя

Товарный знак регистрируется в Роспатенте.

Подает документы тот, кто придумал уникальное обозначение. Это может быть креативное агентство – разрабатывает продукт для НКО и по договору оставляет за собой это право. Или НКО, если она сама придумала и хочет иметь монопольное владение.

Договор между партнерами в таком случае только создает рамки для взаимодействия сторон и определяет, кто что регистрирует. Остальные вопросы, связанные с использованием обозначения, будут регулироваться позже, когда товарный знак будет зарегистрирован.

Важный момент – в российском законодательстве нет возможности регистрировать товарный знак одновременно на двоих правообладателей.

Есть форма «коллективный товарный знак», но она предназначена только для ассоциаций и союзов.
Варианты: 1) регистрация товарного знака кем-то одним и последующее лицензионное условие работы; 2) создание совместного юрлица, на которое регистрируется товарный знак с последующим использованием в рамках договоренностей.

Если на товарный знак претендуют две стороны, то в настоящий момент эта ситуация практически не решаема. Если одна сторона оспаривает владение товарным знаком другой стороной, то может подать жалобу в антимонопольную службу для отзыва регистрации. Такие прецеденты были. А дальше, говорят юристы, вопрос доказанности.

Помните, договор в электронной форме действителен

Фото: Andrea Piacquadio/Pexels

Миф, что простая письменная форма договора – это то, что изложено на бумаге. Ничего подобного. В сфере интеллектуальной собственности законодательство позволяет заключать договор в электронной форме, обмениваясь даже сообщениями в социальных сетях.

«Главное, чтобы стороны могли подтвердить личность контрагента, – говорит Виктор Пастернак. – В случае судебного спора этого будет достаточно, чтобы доказать, что вы достигли согласия по всем существенным условиям и у вас заключен договор».

Принцип «Да ладно» не работает

Большинство деловых споров возникают из-за того, что договоренности не были зафиксированы на бумаге.

Практика показывает, что все детали переговоров обязательно нужно прописывать и согласовывать резюме с партнером. Это нужно делать после каждой встречи, особенно на старте сотрудничества.

– Кроме того, мне кажется, мы сильно увлеклись мессенджерами и всю переписку перенесли в чаты, забыв про такой удобный и практичный инструмент, как электронная почта, – говорит Анастасия Ложкина. – При любых дальнейших обсуждениях каждый участник процесса всегда может сослаться на промежуточные итоги. Это удобно для всех, но не у всех на это хватает времени. И тогда фонды действуют по принципу «Да, ладно, верим». Но так не работают.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться