Тема сегодняшней фотогалереи в рубрике «История российской благотворительности» – война и милосердие

Тема сегодняшней фотогалереи в рубрике «История российской благотворительности» – война и милосердие

Санитарный обоз эвакуирует раненых (фото 1877–1878 гг.)
«Общество Красного Креста во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. на помощь больным и раненым израсходовало 16 млн. 788 тыс. 142 руб. 31 коп., не считая больших пожертвований вещами, уступкой помещений под госпитали и т.п. Раненых с поля боя внутрь России эвакуировали 32 санитарных поезда, каждый из них состоял из 20 вагонов на 200 раненых, был с избытком снабжен Красным Крестом всем необходимым. Этими поездами было вывезено 85,5% всех раненых…»
(Из книги «Российское общество Красного Креста», изданной в 1902 г.).

Сестры милосердия и раненые в палате больницы Покровской общины; Петроград (фото 1914–1916 гг.)
Покровская община сестер милосердия начала свою деятельность с открытия бесплатной больницы для «беднейшего класса петербургских жителей» и сиротского приюта, работавшего также как дневное убежище для детей бедных родителей, занятых на работе. Позже появились аптека и амбулатория, приют для грудных младенцев, Покровская женская гимназия и ремесленная школа для мальчиков. Средства Общины слагались из щедрых субсидий великой княгини Александры Петровны, продолжавшихся и после ее отъезда в Киев, пособий от других членов императорской фамилии, процентов с капитала, членских взносов, пожертвований.

Военно-санитарный поезд имени императрицы Марии Федоровны на перроне Николаевского вокзала. Санкт-Петербург ( фото 1904 г.)
В русско-японскую войну 1904–1905 гг. РОКК (Российское Объединение Красного Креста) сформировало 22 санитарных поезда, перевезших около 90 000 раненых и больных. «Великая идея добровольной помощи жертвам боя со стороны тех, кто лишен возможности сражаться за Родину, всегда находила живой отклик в русских сердцах. В неразрывном единении молитв, помыслов и пожеланий с возлюбленною невесткою моею императрицей Александрой Федоровной… призываю русских людей к подвигу человеколюбия. Я твердо уверена, что вся Россия чутко откликнется на… мой призыв… и под знаменем Красного Креста понесет свои силы и достатки на дело помощи ближнему» (Из декрета императрицы Марии Федоровны от 28 января 1904 года).

Занятие по анатомии с сестрами милосердия в Алексеевском обществе дел милосердия; Санкт-Петербургская губерния (фото 1900–1910-х гг.)
Священник петербургской Общины св. Георгия о. Алексей Колоколов основал на своей родине в Новоладожском уезде Санкт-Петербургской губернии Алексеевское общество дел милосердия. Заведения общества – больница, детский приют, богадельня и курсы сестер милосердия – располагались на Успенском острове на реке Волхове.

Раненый и сестра милосердия в палате госпиталя Общины св. Евгении; Петроград (фото 1914–1916 гг.)
В годы Первой мировой войны впервые в России помощь раненым и уход за ними стали отмечаться наградами. Так, в 1915 году главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта разрешил начальникам военных округов «представлять к награждению за труды по уходу за ранеными и больными воинами и по обслуживанию их нужд персонал различных лечебных, санитарных и аптечных учреждений… а также лиц, содержащих на своем попечении или иждивении небольшие лечебные заведения, приюты и богадельни для раненых и больных воинов, должностных лиц общественных учреждений и других лиц, трудящихся на этом поприще…».

Лазарет Елизаветинской общины сестер милосердия в Харбине (фото 1904–1905 гг.)
Еще до создания Марфо-Мариинской обители, великая княгиня Елизавета Федоровна стала основательницей Елизаветинской общины сестер милосердия в Санкт-Петербурге (1896 г.). Источником средств для нее служили пожертвования, за которые выдавались памятные жетоны, а также доходы от благотворительных балов и лотерей. Впервые сестры общины откликнулись на призыв РОКК в 1900 г.: шесть сестер отправились в Китай, где Россия принимала участие в подавлении восстания. В русско-японской войне принимал участие отряд общины из 6 врачей, 40 сестер милосердия и 35 санитаров, снабженный всем необходимым для обслуживания 200 кроватей.

Прием первых раненых в лазарет принца А. П. Ольденбургского; Петроград (фото 1915 г.)
В начале Первой мировой войны член Государственного Совета, генерал-адъютант, генерал от инфантерии А. П. Ольденбургский был назначен Верховным начальником санитарной и эвакуационной части. Эта впервые созданная в России должность наделяла Александра Петровича широкими полномочиями. Ему были подчинены полевые и тыловые госпитали, санитарные поезда; он отвечал за предупреждение эпидемий, и за обеспечение лечебных учреждений медикаментами, продовольствием и необходимым оборудованием.

Медицинский персонал и раненые в Царскосельском дворцовом лазарете
Во втором ряду сидят слева направо: великие княжны Анастасия Николаевна, Мария Николаевна, Ольга Николаевна, императрица Александра Федоровна, великая княжна Татьяна Николаевна; Царское Село (фото 1915 г.).

Интерьер операционного павильона больницы Александровской общины; Санкт-Петербург (фото 1900-х гг.)
Александровская община сестер милосердия была учреждена в 1879 г. для «подготовки сестер Красного Креста путем теоретического обучения в мирное время и уходом за больными в госпиталях, больницах и частных домах, к деятельности их на театре войны». Подготовка сестер включала изучение анатомии, физиологии, гигиены, фармации. Практические навыки они получали в лечебных заведениях Санкт-Петербурга и в хирургической больнице общины, которая в 1884–1886 гг. была перестроена по последнему слову техники. Для малоимущих в больнице имелись бесплатные койки.

Сестра милосердия у постели больного Ивана Клементьева в палате больницы Свято-Георгиевской общины; Санкт-Петербург (фото 1880-х гг.)
Главной целью Общины св. Георгия, основанной в 1870 г. под покровительством Марии Федоровны, супруги будущего императора Александра III, было создание «образцовой сестры милосердия». Именно поэтому при общине сразу же занялись устройством больницы. Сестры, получившие в больнице практические медицинские навыки, командировались в военные госпитали, в том числе в зонах военных конфликтов. Община содержала приют для сирот, убежище для ослабленных детей и отделение для хронических больных. Почетными членами-благотворителями общины были принцы П.А. и А. П. Ольденбургские, графиня Е. Н. Гейден, князь А. М. Горчаков, лесопромышленник В. А. Ратьков-Рожнов.

Аптека Александринской общины сестер милосердия; Могилев (фото 1910-х гг.)
«Согласно § 48 нормального устава Общины, сестрам запрещается брать на руки вознаграждение от больных, но ввиду поступления неоднократных просьб со стороны больных и их родственников о принятии состоявшими на дежурствах сестрами наградных денег, решено принимать эти деньги в виде пожертвований в пользу сестер милосердия Александринской общины, внося их в общую кассу, на случай непредвиденных нужд сестер…». (Из Отчета Могилевской Александринской общины сестер милосердия РОКК за 1909 год).

Раненые в вагоне военно-санитарного поезда (фото 1915–1917 гг.)
Беспрецедентные по масштабу боевые действия, развернувшиеся с начала Первой мировой войны, потребовали срочной корректировки мобилизационного плана РОКК: реальная потребность в лазаретах и госпиталях в десятки раз превышала плановые цифры. На помощь РОКК пришло правительство, обеспечившее крупные финансовые субсидии, а также купечество. На пожертвования организовывались именные санитарные поезда, госпитали, перевязочные отряды; в госпиталях учреждались именные койки.

Пошив белья для действующей армии в мастерской РОКК; Санкт-Петербург (фото 1904 г.)

Римма Иванова — учительница в земской школе села Петровское Благодарненского уезда Ставропольской губернии (слева); Римма Иванова — на курсах сестер милосердия, организованные Губернским комитетом Всероссийского Земского союза совместно с местным отделением Общества Красного Креста (справа). По окончании курсов служила сестрой милосердия во втором земском «Епархиальном госпитале» в своем родном Ставрополе.

«Подвиг сестры милосердия Риммы Ивановой» (рисунок из современной событию газетной публикации)
В январе 1915 г. девица Римма Иванова, невзирая на протесты родителей, отправилась на фронт санитаром 83-го Самурского пехотного полка. За три месяца боев девушка вынесла из-под огня почти 600 раненых сослуживцев, в том числе и командира полка полковника А.А. Граубе. Летом 1915 г. Римма перевелась в 105-й Оренбургский пехотный полк, где служил врачом ее брат Владимир. 9 сентября 1915 г. случился бой у карпатского села Мокрая Дубровка. В 10-й роте, где Римма служила санитаром, были убиты все офицеры. Дрогнув, солдаты начали отступать. Вдруг из воронки поднялась Римма. «Куда же вы, здесь же раненые!» – крикнула она, и бросилась в бой. Солдаты – за ней. Атака перешла в рукопашную. Дубровка была взята. Но Римма погибла – ее скосило пулеметной очередью за пару десятков метров до немецких окопов. За этот подвиг Римма Иванова была посмертно награждена орденом Святого Георгия IV степени. Стала третьей женщиной (после королевы Обеих Сицилий Марии-Софии-Амалии) и второй (после учредительницы ордена Екатерины Второй) подданной России, но действительно первой как таковой — по соответствию истинному смыслу статута военного ордена, награждённой за 150 лет его существования, и единственной женщиной-кавалером ордена, удостоенной его посмертно.

«Портрет великой княгини Марии Павловны», художник М.Мартынов. 1914 г.
Закончив медицинские курсы, великая княгиня отправилась на работу в прифронтовой лазарет, расположенный в Восточной Пруссии. Сделала она это по зову своего сердца. Почти год Мария Павловна ухаживала за ранеными, выполняя подчас самую грязную работу. Она воочию увидела, что значат человеческие страдания. Родившись в «золотой клетке» и проведя некоторое время в «позолоченной тюрьме», великая княгиня внезапно оказалась в самой гуще русского народа. Но именно работа в госпитале стала отличной подготовкой к предстоявшей ей нелегкой жизни в эмиграции.

«Труп медицинской сестры, умершей на боевом посту от тяжелого ранения.1914 г.» Художник А. Беликов.

Баржа-лазарет имени Ее величества государыни императрицы Марии Федоровны. Харбин

Сестры милосердия, персонал и выздоравливающие больные и раненые, священники во время богослужения на барже имени Ее величества государыни императрицы Марии Федоровны. Харбин

Медицинский персонал в операционной баржи-лазарета. Харбин

Группа призреваемых нижних чинов перед зданием патроната-убежища на прогулке (фото 1915 г.)
Петергофский патрон-убежище для увечных нижних чинов Северного района Российского общества Красного Креста, учрежденный группой жертвователей во главе с графом В. А. Дмитриевым-Мамоновым.

Вид части вестибюля и лестницы в здании патроната-убежища

Вид части двора и служебного дома патроната-убежища

Группа нижних чинов, призреваемых в убежище, за работой в зимней сапожной мастерской

Группа нижних чинов, призреваемых в убежище, в столовой перед обедом

Группа нижних чинов, призреваемых в убежище, в читальне, организованной при школе грамотности

Группа нижних чинов, призреваемых в убежище, в спальне

Увечные воины, призреваемые в патронате-убежище, на молитве.